Меж­ду сун­ни­та­ми и ши­и­та­ми

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Алек­сей Ма­ла­шен­ко

... Во­юя с тер­ро­ри­ста­ми и си­рий­ски­ми оп­по­зи­ци­о­не­ра­ми, Рос­сия, са­ма то­го не же­лая, рис­ку­ет прослыть со­юз­ни­цей ши­и­тов

Во­прос о «рос­сий­ско-ши­ит­ском парт­нер­стве» на Ближ­нем Во­сто­ке воз­ник в свя­зи с си­рий­ским кон­флик­том. С са­мо­го на­ча­ла граж­дан­ской вой­ны в Си­рии Москва вы­сту­пи­ла на сто­роне пре­зи­ден­та Ба­ша­ра Аса­да, ко­то­рый при­над­ле­жит к счи­та­ю­щей­ся вет­вью ши­из­ма сек­те ала­ви­тов. Асад по­лу­чил под­держ­ку от ши­ит­ско­го Ира­на, а так­же от са­мой вли­я­тель­ной религиозно-по­ли­ти­че­ской ши­ит­ской груп­пи­ров­ки Ливана – «Хез­бол­лы».

От­но­ше­ния меж­ду ши­и­та­ми (от 10 до 20% ми­ро­вой му­суль­ман­ской об­щи­ны) и сун­ни­та­ми все­гда оста­ва­лись на­пря­жен­ны­ми. Еги­пет­ский богослов Му­хам­мад Ах­мад Ара­фа утвер­жда­ет, что «враж­да меж­ду сун­ни­та­ми и ши­и­та­ми боль­ше, чем враж­да меж­ду му­суль­ма­на­ми и невер­ны­ми».

На по­ли­ти­че­ской кар­те ре­ги­о­на на­ри­со­ва­лась так на­зы­ва­е­мая ши­ит­ская ду­га, вклю­ча­ю­щая Иран, «ши­и­зи­ро­ван­ный» Ирак (где ши­и­ты со­став­ля­ют от 70 до 80%), ала­вит­ские сег­мен­ты Си­рии и Йе­ме­на, Бах­рейн и ли­ван­скую «Хез­бол­лу». Иран яв­ля­ет­ся глав­ным со­юз­ни­ком Моск­вы, ча­стью «ма­лой (пророссийской) ко­а­ли­ции». С его сто­ро­ны в во­ен­ных дей­стви­ях участ­ву­ет до 1500 во­ен­но­слу­жа­щих из Кор­пу­са стра­жей ис­лам­ской ре­во­лю­ции, элит­ное под­раз­де­ле­ние «Кудс». Се­го­дня у Рос­сии и ее парт­не­ров по «ма­лой ко­а­ли­ции» об­щие вра­ги – си­рий­ские оп­по­зи­ци­о­не­ры и «Ис­лам­ское го­су­дар­ство» (ИГ, за­пре­щен­ная в Рос­сии ор­га­ни­за­ция). И те и дру­гие – сун­ни­ты, к то­му же ра­ди­каль­но на­стро­ен­ные.

Рос­сия не за­ин­те­ре­со­ва­на в том, что­бы разыг­ры­вать фак­тор ши­и­то-сун­нит­ско­го про­ти­во­сто­я­ния. Еще в 2012 г. Вла­ди­мир Пу­тин ска­зал, что Рос­сии не хо­чет­ся по­гру­жать­ся во внут­ри­ис­лам­ский кон­фликт. Во-пер­вых, это по­вле­чет па­де­ние ее вли­я­ния сре­ди ара­бов-сун­ни­тов, да и во­об­ще в му­суль­ман­ском ми­ре. Рос­сия раз­ви­ва­ет по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские от­но­ше­ния с Егип­том, Иор­да­ни­ей, Ал­жи­ром, дру­ги­ми араб­ски­ми го­су­дар­ства­ми. Москва за­клю­чи­ла с Ка­и­ром ряд со­гла­ше­ний, в чис­ле ко­то­рых до­го­вор о стро­и­тель­стве в Егип­те АЭС, раз­ви­ва­ют­ся во­ен­но-тех­ни­че­ские кон­так­ты. Во вре­мя ви­зи­та в 2014 г. в Ка­ир Пу­тин вру­чил пре­зи­ден­ту Егип­та Аб­де­лю Фат­та­ху ас-Си­си сим­во­ли­че­ский по­да­рок – ав­то­мат АК-47. В 2015 г. в Ам­мане был со­здан рос­сий­ско-иор­дан­ский Ко­ор­ди­на­ци­он­ный центр во­ен­ных ве­домств. Как и ра­нее, при Со­вет­ском Со­ю­зе, Рос­сия ис­хо­дит из по­ли­ти­че­ских, а не ре­ли­ги­оз­ных со­об­ра­же­ний. В преж­ние вре­ме­на в Крем­ле с тру­дом раз­ли­ча­ли ши­и­тов и сун- ни­тов. Ес­ли бы Хру­щев или Бреж­нев уз­на­ли, что пре­зи­дент Егип­та Га­маль Аб­дель На­сер – сун­нит, они бы про­сто это­го не по­ня­ли.

Во-вто­рых, в Рос­сии боль­шин­ство му­суль­ман – сун­ни­ты, и рос­сий­ское му­суль­ман­ское ду­хо­вен­ство пред­по­чи­та­ет не ка­сать­ся от­но­ше­ний меж­ду ши­и­та­ми и сун­ни­та­ми. К то­му же иран­ский ши­изм в их гла­зах ас­со­ци­и­ру­ет­ся с ис­лам­ской ре­во­лю­ци­ей, т. е. с ра­ди­ка­лиз­мом.

На­ко­нец, са­ми иран­цы в «ши­ит­ские сим­па­тии» Моск­вы не по­ве­рят. Иран­ское ду­хо­вен­ство не за­бы­ло со­вет­ско­го ате­из­ма, на­сто­ро­жен­но­го от­но­ше­ния к Ис­лам­ской ре­во­лю­ции и ее во­ждю Хо­мей­ни.

Та­ким об­ра­зом, в от­ли­чие от рос­сий­ско-иран­ско­го со­труд­ни­че­ства «рос­сий­ско-ши­ит­ский альянс» пред­став­ля­ет­ся уто­пи­ей, хо­тя это об­сто­я­тель­ство и ис­поль­зу­ет­ся про­па­ган­дой стран Пер­сид­ско­го за­ли­ва для компрометации по­ли­ти­ки Моск­вы на Ближ­нем Во­сто­ке.

Но, оста­ва­ясь вир­ту­аль­ным, «рос­сий­ско-ши­ит­ский альянс» все бо­лее бу­дет ин­тер­пре­ти­ро- вать­ся оп­по­нен­та­ми Ира­на и Рос­сии как некая ре­аль­ность. Су­ще­ство­ва­ние «в по­ли­ти­че­ских го­ло­вах» пре­вра­ща­ет его в факт по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции. Это­му мо­жет, на­при­мер, спо­соб­ство­вать и ссора Рос­сии с Тур­ци­ей, ведь тур­ки – сун­ни­ты. Пре­мьер­ми­нистр Тур­ции Ах­мед Да­ву­то­глу уже за­явил, что Рос­сия про­во­дит в Си­рии эт­ни­че­ские чист­ки и сго­ня­ет под пред­ло­гом без­опас­но­сти с при­ле­жа­щих к тер­ри­то­рии ее авиа­ци­он­ной ба­зы зе­мель тра­ди­ци­он­но про­жи­ва­ю­щих здесь турк­мен и сун­ни­тов.

Здесь мож­но до­ба­вить и еще од­но об­сто­я­тель­ство. Се­го­дня на Ближ­нем Во­сто­ке на сто­роне ИГ во­ю­ет от 3000 до 5000 рос­сий­ских му­суль­ман. Их под­держ­ка ИГ, по мне­нию экс­пер­та по Кав­ка­зу Ах­ме­та Яр­лы­ка­по­ва, все ча­ще мо­ти­ви­ру­ет­ся необ­хо­ди­мо­стью под­дер­жать сун­ни­тов в борь­бе про­тив ши­и­тов. Сре­ди му­суль­ман­ской ми­гра­ции в Ев­ро­пе так­же рас­про­стра­не­но мне­ние, что Рос­сия вы­сту­па­ет за­од­но с ши­и­та­ми про­тив сун­ни­тов.

В кон­це кон­цов, Рос­сия на­но­сит авиа­уда­ры имен­но по сун­ни­там – будь то си­рий­ская оп­по­зи­ция или струк­ту­ры ИГ. В араб­ских же стра­нах борь­ба про­тив ра­ди­ка­лов все бо­лее пред­став­ля­ет­ся как внут­ри­сун-нит­ская пробле­ма, ре­ше­нию ко­то­рой внеш­нее вме­ша­тель­ство толь­ко пре­пят­ству­ет. По­пыт­ку раз­ру­шить свой «про­ши­ит­ский об­раз» Рос­сия пред­при­ня­ла, пред­ло­жив свое по­сред­ни­че­ство во вспых­нув­шем в ян­ва­ре кон­флик­те меж­ду Ира­ном и Са­у­дов­ской Ара­ви­ей, од­на­ко на ее при­зыв ни­кто так и не от­клик­нул­ся.

В се­ре­дине де­каб­ря Са­у­дов­ская Ара­вия за­яви­ла о со­зда­нии «ис­лам­ской ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской ко­а­ли­ции» по борь­бе с ИГ. Это уже тре­тья по сче­ту ан­ти­иги­лов­ская ко­а­ли­ция, на этот раз со­став­лен­ная из му­суль­ман­ских сун­нит­ских го­су­дарств, и ее про­воз­гла­ше­ние ста­нет еще од­ним (пусть и кос­вен­ным) по­сы­лом, что в ре­ги­оне Рос­сия, имея сво­им со­юз­ни­ком Иран, вы­сту­па­ет на сто­роне ши­из­ма.

По од­но­му из сце­на­ри­ев, ес­ли ком­про­мисс меж­ду Рос­си­ей и Ира­ном с од­ной сто­ро­ны и их мно­го­чис­лен­ны­ми оп­по­нен­та­ми, вклю­чая за­пад­ные и му­суль­ман­ские стра­ны, в част­но­сти Тур­цию, с дру­гой не бу­дет до­стиг­нут, воз­мож­но рас­чле­не­ние Си­рии на несколь­ко ан­кла­вов и по­яв­ле­ние в ее за­пад­ной ча­сти – Да­маск, Ла­та­кия и со­сед­ние с ни­ми зем­ли – эк­зо­ти­че­ско­го «си­ро-ала­вит­ско­го» го­су­дар­ства во гла­ве с бес­смен­ным Аса­дом. При та­ком рас­кла­де Рос­сия и Иран про­дол­жат ока­зы­вать ему под­держ­ку, и со сто­ро­ны по­след­не­го ре­ли­ги­оз­ная мо­ти­ва­ция ста­нет еще бо­лее зна­чи­мой, по­сколь­ку в про­тив­ном слу­чае Те­ге­ран мо­жет утра­тить имидж ши­ит­ско­го ге­ге­мо­на. В этом слу­чае Рос­сии бу­дет еще труд­нее до­ка­зы­вать, что она не вы­сту­па­ет как со­юз­ник ши­и­тов.--

Оста­ва­ясь вир­ту­аль­ным, «рос­сий­ско-ши­ит­ский альянс» все бо­лее бу­дет ин­тер­пре­ти­ро­вать­ся оп­по­нен­та­ми Ира­на и Рос­сии как некая ре­аль­ность

ВА­СИ­ЛИЯ ЕГОРОВА ФОТОХРОНИКА ТАСС

Ес­ли бы Ни­ки­та Хру­щев узнал, что пре­зи­дент Егип­та Га­маль Аб­дель На­сер – сун­нит, он бы про­сто это­го не по­нял

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.