«В Яку­тии есть вся таб­ли­ца Мен­де­ле­е­ва, но нет ин­фра­струк­ту­ры»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ека­те­ри­на Кра­вчен­ко

По­че­му Яку­тия не бо­ит­ся кри­зи­са, что ме­ша­ет при­хо­ду ин­ве­сто­ров и как конъ­юнк­ту­ра и от­сут­ствие ин­фра­струк­ту­ры вли­я­ют на важ­ные для ре­ги­о­на про­ек­ты, рас­ска­зы­ва­ет Егор Бо­ри­сов «Юрий Пет­ро­вич [Трут­нев] пра­виль­но ста­вит за­да­чу: из лю­бо­го то­ва­ра нуж­но вы­да­вить до­ба­воч­ную сто­и­мость. Я поддерживаю идею об­ра­бот­ки ал­ма­зов в Рос­сии»

Рес­пуб­ли­ка Са­ха (Яку­тия) пе­ре­жи­ва­пе ет кри­зис луч­ше, чем дру­гие ре­ги­о­ны. По боль­шин­ству эко­но­ми­че­ских по­ка­за­те­лей на­блю­да­ет­ся по­ло­жи­тель­ная ди­на­ми­ка. Зна­чи­тель­ная часть про­блем раз­ви­тия ре­ги­о­на свя­за­на с его спе­ци­фи­кой – экс­тре­маль­но слож­ны­ми кли­ма­ти­че­ски­ми усло­ви­я­ми: бо­лее 40% тер­ри­то­рии на­хо­дит­ся за Се­вер­ным по­ляр­ным кру­гом, го­во­рит гла­ва Рес­пуб­ли­ки Са­ха (Яку­тия) Егор Бо­ри­сов. По его сло­вам, усло­вия Край­не­го Се­ве­ра и от­сут­ствие ин­фра­струк­ту­ры дик­ту­ют усло­вия хо­зяй­ствен­но­го укла­да рес­пуб­ли­ки.

По сло­вам Бо­ри­со­ва, в 2014 г. 33,6% до­хо­дов кон­со­ли­ди­ро­ван­но­го бюд­же­та обес­пе­чи­ли по­ступ­ле­ния на­ло­гов от «Алросы» (21,2%), «Сур­гут­неф­те­га­за» (9,5%) и «Транс­неф­ти» (2,8%), в 2015 г. их вес со­ста­вит око­ло 35%. Рань­ше глав­ным драй­ве­ром ро­ста рес­пуб­ли­ки бы­ла «Алро­са», сей­час якут­скую эко­но­ми­ку под­дер­жи­ва­ет про­ект стро­и­тель­ства га­зо­про­во­да «Си­ла Си­би­ри» и неф­тя­ные про­ек­ты, го­во­рит Бо­ри­сов.

Он ярый про­тив­ник пол­ной при­ва­ти­за­ции «Алросы». За ис­то­рию ру­ко­вод­ства ре­ги­о­ном Бо­ри­сов не раз от­би­вал ата­ки по ак­ци­о­ни­ро­ва­нию пред­при­я­тий – для это­го ему при­хо­ди­лось на­пря­мую об­ра­щать­ся к пре­зи­ден­ту Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну и до­ка­зы­вать, что тот или иной шаг по при­ва­ти­за­ции по­гу­бит эко­но­ми­ку рес­пуб­ли­ки.

Рань­ше рес­пуб­ли­ка счи­та­лась вот­чи­ной «Сур­гут­неф­те­га­за», сей­час в ре­ги­оне все боль­ше ак­тив­но­сти про­яв­ля­ет «Рос­нефть». Об от­но­ше­ни­ях с биз­не­сом, фе­де­раль­ным цен­тром и о пу­тях бу­ду­ще­го раз­ви­тия ре­ги­о­на Егор Бо­ри­сов рас­ска­зал «Ве­до­мо­стям».

– Яку­тия – кли­ма­ти­че­ски су­ро­вый ре­ги­он. Вы чув­ству­е­те, что гло­баль­ное по­теп­ле­ние, од­на из глав­ных тем об­суж­де­ния в меж­ду­на­род­ной по­вест­ке, име­ет се­рьез­ные по­след­ствия?

– Чув­ству­ем! В про­шлом го­ду бы­ло -56, в этом – все­го -55 ( сме­ет­ся). Но ле­том жа­ра до­хо­дит до 40. У нас очень ак­тив­ное солн­це: по ко­ли­че­ству сол­неч­ных дней Яку­тия при­рав­ни­ва­ет­ся к Крас­но­дар­ско­му краю. По­это­му вы­ра­щи­ва­ем зер­но, ово­щи, кар­тош­ку. Все успе­ва­ет со­зре­вать. На са­мом де­ле кли­ма­ти­че­ские из­ме­не­ния, ко­неч­но, про­ис­хо­дят. Ес­ли сов­ме­стить гео­гра- фи­че­ские кар­ты 60-х гг. про­шло­го ве­ка и се­го­дняш­ние кар­ты та­ко­го же мас­шта­ба, то раз­ме­ры мно­гих во­до­е­мов не сов­па­да­ют.

– С та­ким солнцем вам сол­неч­ную энер­ге­ти­ку на­до раз­ви­вать.

– У рес­пуб­ли­ки в этом плане боль­шие пер­спек­ти­вы. На тер­ри­то­рии го­ро­да Якут­ска по­тен­ци­ал сол­неч­ной энер­ге­ти­ки вы­ше, чем в Кры­му и Крас­но­да­ре, – бо­лее 2000 сол­неч­ных ча­сов в год. Мы про­ве­ли ана- лиз дан­ных и опре­де­ли­ли 58 мест для раз­ме­ще­ния сол­неч­ных элек­тро­стан­ций.

– Став­ка на сол­неч­ную энер­ге­ти­ку оправ­дан­на?

– Ко­неч­но. Мно­же­ство по­тре­би­те­лей элек­тро- и теп­ло­энер­гии на се­ве­ре рес­пуб­ли­ки, в труд­но­до­ступ­ных мест­но­стях пред­по­ла­га­ет слож­ней­шую мно­го­этап­ную схе­му до­став­ки топ­ли­ва. Нет воз­мож­но­сти да­же в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве охва­тить их цен­тра­ли­зо­ван­ным энер­го­снаб­же­ни­ем. В рес­пуб­ли­ке 125 ди­зель­ных элек­тро­стан­ций, ку­да еже­год­но за­во­зит­ся око­ло 70 000 т до­ро­го­сто­я­ще­го топ­ли­ва. Глав­ная пробле­ма – вы­со­кие за­тра­ты на со­дер­жа­ние ло­каль­ной энер­ге­ти­ки и еже­год­ный рост та­ри­фов на элек­тро­энер­гию. Ис­поль­зо­ва­ние воз­об­нов­ля­е­мых ис­точ­ни­ков энер­гии поз­во­лит се­рьез­но со­кра­тить объ­е­мы за­во­за дизтоп­ли­ва и вред­ных вы­бро­сов в ат­мо­сфе­ру, умень­шить вре­мя ра­бо­ты дей­ству­ю­щих элек­тро­стан­ций или за­крыть часть мощ­но­стей. Но сей­час аль­тер­на­тив­ные энер­го­и­сточ­ни­ки мож­но раз­ви­вать толь­ко с по­мо­щью сто­рон­них ин­ве­сто­ров. Ра­бо­та ве­дет­ся. В де­каб­ре мы за­пу­сти­ли 13-ю сол­неч­ную элек­тро­стан­цию. Но не за­бы­вай­те и про по­ляр­ную ночь: воз­мож­но­сти сол­неч­ной энер­ге­ти­ки по­это­му огра­ни­че­ны. Ис­хо­дя из это­го, ста­ра­ем­ся сов­ме­щать три ви­да ге­не­ра­ции – тра­ди­ци­он­ную, вет­ря­ную и сол­неч­ную энер­ге­ти­ку.

«МНО­ГИЕ ЗВО­НЯТ: ЕГОР АФА­НА­СЬЕ­ВИЧ, ПОД­ДЕР­ЖИ» – Как Яку­тия пе­ре­жи­ва­ет кри­зис?

– В це­лом нор­маль­но. Про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство по ито­гам го­да да­же вы­рос­ло, ин­ве­сти­ции оста­лись на преж­нем уровне. Об­щий спад в рос­сий­ской эко­но­ми­ке, ко­неч­но, от­ра­зил­ся на ди­на­ми­ке неко­то­рых по­ка­за­те­лей рес­пуб­ли­ки: сни­жа­ет­ся ре­аль­ная на­чис­лен­ная зар­пла­та, объ­ем плат­ных услуг, гру­зо­обо­рот и пас­са­жи­ро­обо­рот. Кро­ме то­го, у нас су­ще­ству­ет мно­го объ­ек­тив­ных про­блем.

– Ес­ли срав­нить по­ка­за­те­ли рес­пуб­ли­ки со сред­не­рос­сий­ски­ми, кри­зи­са у вас как буд­то да­же нет.

– Тем­пы ро­ста эко­но­ми­ки в преды­ду­щие го­ды бы­ли вы­ше – 5–6%, сей­час – око­ло 3%. В 2016 г. про­гно­зи­ру­ет­ся при­рост ВРП на 2,8%. Но про­бле­мы у нас те же, что и в стране: сни­зи­лась до­ступ­ность фи­нан­со­вых ре­сур­сов, из-за ослаб­ле­ния кур­са руб­ля мы не мо­жем за­ку­пать неко­то­рые ви­ды обо­ру­до­ва­ния. Рань­ше мы при­об­ре­та­ли обо­ру­до­ва­ние по ли­зин­го­вым опе­ра­ци­ям, те­перь это слиш­ком до­ро­го. Ко­неч­но, эти про­цес­сы ска­зы­ва­ют­ся на са­мо­чув­ствии на­се­ле­ния.

– Во мно­гих ре­ги­о­нах на­рас­та­ет уро­вень дол­гов. Вас дол­го­вая пробле­ма бес­по­ко­ит?

– Раз­мер госдол­га рес­пуб­ли­ки оста­ет­ся на без­опас­ном, управ­ля­е­мом уровне и да­лек от пре­дель­ных нор­ма­ти­вов, уста­нов­лен­ных Бюд­жет­ным ко­дек­сом. По пред­ва­ри­тель­ным ито­гам в 2015 г. он со­ста­вил 38% от соб­ствен­ных до­хо­дов бюд­же­та, в 2016 г. вы­рас­тет незна­чи­тель­но – до 39,7%.

– Есть про­бле­мы с пла­те­же­спо­соб­но­стью пред­при­я­тий в рес­пуб­ли­ке?

– В на­ча­ле го­да мы пред­при­ни­ма­ли мно­го мер по под­держ­ке пред­при­я­тий: предо­став­ля­ли кре­ди­ты, да­ва­ли на­ло­го­вые по­слаб­ле­ния. Сни­жа­ли на­лог на при­быль, что­бы под­дер­жать. Мы и сей­час ак­тив­но под­дер­жи­ва­ем ма­лый и сред­ний биз­нес с по­мо­щью на­ло­го­вых льгот, со­зда­ли ин­фра­струк­ту­ру: в рес­пуб­ли­ке есть тех­но­пар­ки, во всех рай­о­нах со­зда­ем биз­нес-ин­ку­ба­то­ры, есть свой вен­чур­ный фонд. Тес­но ра­бо­та­ем с над­зор­ны­ми ор­га­на­ми, что­бы не кош­ма­ри­ли биз­нес.

– У вас есть ом­буд­смен по за­щи­те прав пред­при­ни­ма­те­лей?

– В рес­пуб­ли­ке та­кой ом­буд­смен по­явил­ся од­ним из пер­вых в Рос­сии. Мы объ­яв­ля­ли 2015 г. го­дом пред­при­ни­ма­тель­ства. Сло­вом, биз­нес се­го­дня чув­ству­ет под­держ­ку.

– Биз­нес чув­ству­ет ру­ку по­мо­щи гу­бер­на­то­ра? Вам мож­но в слу­чае про­блем по­зво­нить на­пря­мую, по­жа­ло­вать­ся?

– Мой те­ле­фон зна­ют не толь­ко биз­не­сме­ны, я его не скры­ваю и не ме­няю. Мно­гие зво­нят: Егор Афа­на­сье­вич, под­дер­жи.

– По­мо­га­е­те?

– Ко­неч­но, на­сколь­ко пол­но­мо­чия и воз­мож­но­сти поз­во­ля­ют.

«У НАС ВСЯ ТАБ­ЛИ­ЦА МЕН­ДЕ­ЛЕ­Е­ВА» – У вас в ре­ги­оне мно­го при­род­ных ре­сур­сов. Это по­мо­га­ет рес­пуб­ли­ке?

– По­лез­ные ис­ко­па­е­мые – это на­ше пре­иму­ще­ство. Сей­час на­ша при­о­ри­тет­ная за­да­ча – вклю­чать ме­сто­рож­де­ния в обо­рот. Нефть в рес­пуб­ли­ке на­ча­ли до­бы­вать недав­но, газодобыча хо­тя и стар­то­ва­ла в ре­ги­оне 60 лет на­зад, в про­мыш­лен­ных объ­е­мах якут­ский газ бу­дут из­вле­кать лишь с при­хо­дом «Газ­про­ма», ко­гда за­вер­шит­ся стро­и­тель­ство га­зо­про­во­да «Си­ла Си­би­ри».

– По­че­му бо­га­тый при­род­ны­ми ре­сур­са­ми ре­ги­он на­хо­дит­ся в чис­ле до­та­ци­он­ных?

– Уро­вень соб­ствен­ных до­хо­дов рес­пуб­ли­ки за по­след­ние несколь­ко лет по­сто­ян­но рас­тет. В 2010 г. они со­став­ля­ли 49%, в 2016 г. по­ка­за­тель до­стиг­нет 70%. У ме­ня та­кая по­зи­ция: ес­ли фе­де­раль­ные про­грам­мы при­ни­ма­ют­ся, зна­чит, они долж­ны ра­бо­тать на тер­ри­то­рии Яку­тии. Мы по­лу­ча­ли до 50 млрд руб. на стро­и­тель­ство жи­лья, мо­дер­ни­за­цию си­сте­мы об­ра­зо­ва­ния и ме­ди­цин­ско­го об­слу­жи­ва­ния, стро­им до­ро­ги, аэро­пор­ты. Но са­мое глав­ное – осо­бен­но­сти рес­пуб­ли­ки: огром­ная тер­ри­то­рия, низ­кая плот­ность на­се­ле­ния, тя­же­лей­шие кли­ма­ти­че­ские усло­вия, ин­фра­струк­тур­ная огра­ни­чен­ность. Все это вме­сте, есте­ствен­но, тре­бу­ет до­пол­ни­тель­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, ко­то­рое нам по­ло­же­но со­глас­но дей­ству­ю­щей ме­то­ди­ке меж­бюд­жет­ных от­но­ше­ний. Во­об­ще, Рес­пуб­ли­ка Са­ха (Яку­тия) до 1998 г. бы­ла до­но­ром, но по­сле су­ще­ствен­но­го пе­ре­смот­ра на­ло­го­вой по­ли­ти­ки го­су­дар­ства в 2009 г. ста­ла до­та­ци­он­ной. Сей­час у нас ве­дет­ся до­бы­ча неф­ти и га­за, бла­го­да­ря этим ре­сур­сам ре­ша­ем мно­го во­про­сов. На­ша ос­нов­ная за­бо­та – как бу­дут лю­ди жить. А жи­лье в рес­пуб­ли­ке в ос­нов­ном де­ре­вян­ное, уро­вень ава­рий­но­го жи­лья са­мый вы­со­кий в Рос­сии – 5%.

– Се­к­вестр бюд­же­та ска­жет­ся на тем­пах пе­ре­се­ле­ния лю­дей из ава­рий­но­го жи­лья?

– Со­кра­ще­ние рас­хо­дов фе­де­раль­но­го бюд­же­та на 2016 г., на­де­ем­ся, не кос­нет­ся госкор­по­ра­ции «Фонд со­дей­ствия ре­фор­ми­ро­ва­нию ЖКХ»: пла­ны по рас­се­ле­нию граж­дан из ава­рий­но­го жи­лья оста­нут­ся неиз­мен­ны­ми. Це­ле­вые по­ка­за­те­ли рес­пуб­ли­ки на 2016 г. – рас­се­лить 7600 че­ло­век и 124 740 кв. м об­щей пло­ща­ди.

– Конъ­юнк­ту­ра рын­ка на мно­гие сы­рье­вые то­ва­ры из­ме­ни­лась за по­след­ние го­ды, це­ны спи­ки­ро­ва­ли. Это

скор­рек­ти­ро­ва­ло пла­ны раз­ви­тия рес­пуб­ли­ки?

– Кор­рек­ти­ру­ет. Это ка­са­ет­ся, на­при­мер, зна­ме­ни­то­го Том­тор­ско­го ме­сто­рож­де­ния ред­ко­зе­мель­ных ме­тал­лов. По пла­нам рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства его осво­е­ние долж­но бы­ло на­чать­ся по­сле 2030 г. Но конъ­юнк­ту­ра из­ме­ни­лась, спрос на часть ме­тал­лов упал, а на­ша стра­на, к со­жа­ле­нию, за­ку­па­ет ред­ко­зе­мель­ные ме­тал­лы за гра­ни­цей. Я по­ста­вил пе­ред пре­зи­ден­том во­прос, что нуж­но до­бы­вать эти ме­тал­лы в Рос­сии. «Ро­стех» при­об­рел это ме­сто­рож­де­ние и на­чи­на­ет раз­ра­ба­ты­вать.

С дру­ги­ми ме­сто­рож­де­ни­я­ми обрат­ная си­ту­а­ция: пер­спек­ти­вы из­ме­ни­лись в худ­шую сто­ро­ну. В 2007 г. мы при­ня­ли про­грам­му раз­ви­тия в рес­пуб­ли­ке про­из­во­ди­тель­ных сил до 2020 г. То­гда, на­при­мер, мно­гие ин­те­ре­со­ва­лись ура­но­вым ме­сто­рож­де­ни­ем в Яку­тии. Но по­сле 2009 г. «Ро­са­том» на­чал рас­смат­ри­вать воз­мож­ность осво­е­ния руд­ни­ков за ру­бе­жом, в ито­ге на­ше ме­сто­рож­де­ние ото­шло на вто­рой план. По­это­му мы и под­пра­ви­ли про­грам­му раз­ви­тия, сде­ла­ли став­ку на ред­ко­зе­мель­ные ме­тал­лы.

– Что же бу­дет с ва­шим про­ек­том по ура­ну?

– Пусть ле­жит по­ка.

– На пол­ке до луч­ших вре­мен?

– Да. Во­об­ще, в рес­пуб­ли­ке ис­сле­до­ва­но все­го 10% тер­ри­то­рии. Утвер­жден­ные за­па­сы со­став­ля­ют око­ло $3 трлн: у нас есть нефть, газ, зо­ло­то и по боль­шо­му сче­ту вся таб­ли­ца Мен­де­ле­е­ва. Но нет ни транс­порт­ной, ни энер­ге­ти­че­ской ин­фра­струк­ту­ры, что­бы ин­ве­стор при­шел и ра­бо­тал. Мы по­стро­и­ли же­лез­ную до­ро­гу до Якут­ска на пра­вом бе­ре­гу ре­ки Ле­ны, элек­три­че­ство про­во­дим, ав­то­мо­биль­ные до­ро­ги стро­им. На­до про­дол­жать эту ра­бо­ту.

– Во вре­ме­на ва­ше­го пред­ше­ствен­ни­ка Вя­че­сла­ва Шты­ро­ва на­блю­да­лось про­ти­во­сто­я­ние рес­пуб­ли­ки с фе­де­раль­ным цен­тром за судь­бу «Алросы». Как стро­ят­ся от­но­ше­ния с этой ком­па­ни­ей у вас?

– У нас нор­маль­ные от­но­ше­ния с но­вым ру­ко­во­ди­те­лем «Алросы». Это со­ци­аль­но от­вет­ствен­ная ком­па­ния.

– Вы­со­кая за­ви­си­мость бюд­же­та рес­пуб­ли­ки от ее де­я­тель­но­сти вы­гля­дит опас­ной. Ес­ли что-ли­бо слу­чит­ся с ком­па­ни­ей, у рес­пуб­ли­ки по­явят­ся про­бле­мы с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем. Не пу­га­ет?

– Су­ще­ствен­ное ослаб­ле­ние спро­са на ал­маз­ное сы­рье и брил­ли­ан­ты уже при­но­си­ло ком­па­нии опре­де­лен­ные труд­но­сти, в том чис­ле в ми­нув­шем го­ду. Но сей­час не столь тя­же­лая си­ту­а­ция, как в 2009 г., ко­гда рез­ко вы­рос чи­стый долг и пол­но­стью оста­но­ви­лись про­да­жи. В 1998–2000 гг. удель­ный вес по­ступ­ле­ний от «Алросы» в об­щем объ­е­ме до­хо­дов бюд­же­та Яку­тии до­сти­гал 68%. Сей­час ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся неф­те­га­зо­вая от­расль, со­от­вет­ствен­но, за­ви­си­мость от пла­те­жей ал­ма­зо­до­быт­чи­ков плав­но сни­жа­ет­ся. Но «Алро­са» оста­ет­ся важ­ней­шим пред­при­я­ти­ем на­ше­го ре­ги­о­на – круп­ней­шим на­ло­го­пла­тель­щи­ком и ра­бо­то­да­те­лем.

– Не за­ме­ча­е­те тре­ний сре­ди ак­ци­о­не­ров ком­па­нии? В свое вре­мя вста­вал во­прос о про­да­же 100% ак­ций «Алросы», на­хо­дя­щих­ся в гос­соб­ствен­но­сти.

– Он ост­ро под­ни­мал­ся в 2012 г. На тот мо­мент 50% [«Алросы»] при­над­ле­жа­ло фе­де­раль­но­му цен­тру, 32% – пра­ви­тель­ству рес­пуб­ли­ки, еще 8% – на­шим ал­ма­зо­до­бы­ва­ю­щим рай­о­нам, а осталь­ные ак­ции – мел­ким ак­ци­о­не­рам. Но я был убеж­ден, что ком­па­ния, ми­ро­вой ли­дер ал­маз­но­го рын­ка, долж­на оста­вать­ся под кон­тро­лем го­су­дар­ства. То­гда вы­нуж­ден был пой­ти к Вла­ди­ми­ру Вла­ди­ми­ро­ви­чу [Пу­ти­ну]. В ито­ге ре­ше­ние от­ме­ни­ли, за что я очень бла­го­да­рен и пре­зи­ден­ту, и пра­ви­тель­ству стра­ны. По­то­му что в дан­ном слу­чае го­су­дар­ство – бо­лее эф­фек­тив­ный соб­ствен­ник. Пра­ви­тель­ство Яку­тии и фе­де­раль­ный центр вы­ста­ви­ли на про­да­жу толь­ко по 7% ак­ций, рес­пуб­ли­ка вы­ру­чи­ла по­ряд­ка 18 млрд руб., ко­то­рые на­прав­ле­ны на ре­а­ли­за­цию ин­фра­струк­тур­ных про­ек­тов.

– Идея пол­ной при­ва­ти­за­ции жи­ва сей­час?

– Часть па­ке­та ком­па­нии все рав­но долж­на оста­вать­ся в ру­ках го­су­дар­ства – это до­ка­за­но са­мой жиз­нью. И се­го­дня дей­ству­ет со­гла­ше­ние ак­ци­о­не­ров о со­хра­не­нии ком­па­нии под кон­тро­лем го­су­дар­ства в ли­це Ро­си­му­ще­ства и ми­ни­стер­ства иму­ще­ствен­ных и зе­мель­ных от­но­ше­ний Рес­пуб­ли­ки Са­ха (Яку­тия).

– В труд­ные вре­ме­на идеи при­ва­ти­за­ции обыч­но ожи­ва­ют.

– Ком­па­ния бла­го­по­луч­но пре­одо­ле­ла и кри­зис 2009 г., и этот кри­зис, не­смот­ря на плохую конъ­юнк­ту­ру. Да, мно­гие го­во­рят, что все нуж­но от­дать в част­ные ру­ки. Но в те­ку­щих усло­ви­ях ны­неш­нюю струк­ту­ру соб­ствен­но­сти необ­хо­ди­мо со­хра­нить: в ком­па­нии есть и част­ный, и го­су­дар­ствен­ный ка­пи­тал.

Вот, на­при­мер, Лен­ское реч­ное па­ро­ход­ство то­же хо­те­ли при­ва­ти­зи­ро­вать. Я то­гда об­ра­тил­ся к Вла­ди­ми­ру Вла­ди­ми­ро­ви­чу и по­про­сил от­дать па­кет рес­пуб­ли­ке. От­да­ли. По­то­му что, ес­ли про­ве­сти приватизацию, част­ные ак­ци­о­не­ры бу­дут ис­кать толь­ко при­быль, мы уже име­ли пе­чаль­ный опыт в 90-е гг., ко­гда флот про­сто рас­про­да­ли и угна­ли. А пе­ред на­ми сто­ят со­ци­аль­ные за­да­чи, у нас кли­ма­ти­че­ски слож­ный ре­ги­он, мы не мо­жем рис­ко­вать, не име­ем пра­ва оста­вить лю­дей без го­рю­че­го и про­дук­тов пи­та­ния.

– Об­суж­да­лась воз­мож­ность сли­я­ния «Алросы» с юве­лир­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми из Смо­лен­ска?

– Юрий Пет­ро­вич [Трут­нев, пол­пред пре­зи­ден­та в Даль­не­во­сточ­ном окру­ге] пра­виль­но ста­вит за­да­чу: из лю­бо­го то­ва­ра нуж­но вы­да­вить до­ба­воч­ную сто­и­мость. Я поддерживаю идею об­ра­бот­ки ал­ма­зов в Рос­сии. Но ка­ким об­ра­зом рас­ши­рять это про­из­вод­ство, на­до хо­ро­шо по­ду­мать.

– Как у вас скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния с Трут­не­вым?

– От­но­ше­ния нор­маль­ные. Он ча­сто у нас бы­ва­ет. Яку­тия же очень зна­чи­мый субъ­ект для раз­ви­тия Даль­не­го Во­сто­ка.

– Рань­ше ва­ша тер­ри­то­рия счи­та­лась вот­чи­ной «Сур­гут­неф­те­га­за». Те­перь рас­тет ак­тив­ность «Рос­неф­ти». С пре­зи­ден­том «Рос­неф­ти» Иго­рем Се­чи­ным то­же об­ща­е­тесь?

– То­же об­ща­ем­ся, а как же? Он у нас раз в год ста­биль­но бы­ва­ет. И с [пред­се­да­те­лем прав­ле­ния «Газ­про­ма»] Мил­ле­ром об­ща­ем­ся, и с [ген­ди­рек­то­ром «Сур­гут­неф­те­га­за» Сер­ге­ем] Бо­г­да­но­вым, и с дру­ги­ми ру­ко­во­ди­те­ля­ми. У нас на­ла­же­но по­сто­ян­ное тес­ное вза­и­мо­дей­ствие и с фе­де­раль­ным цен­тром, и с круп­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми.

– Мо­же­те по­зво­нить Се­чи­ну и по­про­сить о по­мо­щи?

– Нет, так мы не де­ла­ем. Ра­бо­та­ем в рам­ках дву­сто­рон­них со­гла­ше­ний.

– Из-за санк­ций про­грам­ма раз­ви­тия Арк­ти­ки, на ко­то­рую бы­ла сде­ла­на став­ка в «Рос­неф­ти» и в дол­го­сроч­ной стра­те­гии раз­ви­тия се­вер­ных ре­ги­о­нов, за­бук­со­ва­ла. Что про­ис­хо­дит с про­грам­мой осво­е­ния Арк­ти­ки?

– Бу­дем под­дер­жи­вать соб­ствен­ны­ми си­ла­ми. Про­шлый год в рес­пуб­ли­ке был объ­яв­лен го­дом Арк­ти­ки, и мы мно­го сде­ла­ли для раз­ви­тия за­по­ляр­ных тер­ри­то­рий. Про­бле­мы не сня­ли, но вни­ма­ние ор­га­нов вла­сти на ре­ги­он об­ра­ти­ли. Ведь бо­лее 20 лет Арк­ти­кой ни­кто не за­ни­мал­ся, на­ча­ли ра­бо­тать в этом на­прав­ле­нии толь­ко го­да два на­зад. Дет­ские са­ды, шко­лы на­ча­ли стро­ить. Утвер­ди­ли ком­плекс­ную про­грам­му и под­дер­жи­ва­ем, мно­го или ма­ло – дру­гой во­прос.

– Но­вые аэро­пор­ты со­би­ра­е­тесь стро­ить?

– В Якут­ске у нас и так один из луч­ших в стране аэро­пор­тов. При­ле­тай­те, уви­ди­те. Сей­час за­да­ча – об­но­вить аэро­пор­ты в рай­цен­трах. Ра­бо­та­ем в этом на­прав­ле­нии сов­мест­но с ФКП «Аэро­пор­ты Се­ве­ра». В рай­оне Якут­ска мы со­зда­ем транс­порт­ный ло­ги­сти­че­ский ком­плекс. Но са­мая кри­ча­щая пробле­ма – стро­и­тель­ство мо­ста че­рез реку Ле­ну, что упро­стит всю транс­порт­ную ло­ги­сти­ку.

– В усло­ви­ях се­к­ве­ст­ра бюд­же­та его фи­нан­си­ро­ва­ние за счет фе­де­раль­ных средств от­ло­же­но. Кто его мо­жет по­стро­ить?

– Как раз ищем, кто по­стро­ит. Рес­пуб­ли­ка пред­ло­жи­ла ре­а­ли­зо­вать про­ект на усло­ви­ях кон­цес­сии с за­вер­ше­ни­ем его стро­и­тель­ства в 2022 г. В 2015 г. про­ект был пре­зен­то­ван на Во­сточ­ном эко­но­ми­че­ском фо­ру­ме во Вла­ди­во­сто­ке, 2-м рос­сий­ско-ки­тай­ском «Экс­по» в Хар­бине и 7-й сес­сии яр­мар­ки за­ру­беж­ных ин­ве­сти­ций Ки­тая. Сов­мест­но с Ро­сав­то­до­ром мы про­ве­ли ряд пе­ре­го­во­ров с по­тен­ци­аль­ны­ми ин­ве­сто­ра­ми из КНР, в фев­ра­ле ожи­да­ет­ся при­езд пред­ста­ви­те­лей China Railway 18th Bureau Group для даль­ней­ших об­суж­де­ний и под­го­тов­ки про­ек­та ме­мо­ран­ду­ма о со­труд­ни­че­стве.

– Что хо­тят по­лу­чить ки­тай­ские ин­ве­сто­ры? В неф­те­га­зо­до­бы­че, на­при­мер, в об­мен на ин­ве­сти­ции они про­сят до­ступ к ме­сто­рож­де­ни­ям. А с мо­стом как?

– Они, ес­ли мост по­стро­ят, не уве­зут же его с со­бой. А что ка­са­ет­ся усло­вий, то я по­ка не слы­шал об этом.

– Ес­ли го­во­рить об ин­те­ре­се ино­стран­ных ин­ве­сто­ров к Яку­тии, о ка­ких стра­нах идет речь?

– В ны­неш­ней си­ту­а­ции ки­тай­цы пред­по­чти­тель­ны, но в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве нуж­но ис­кать партнерство с Япо­ни­ей и Юж­ной Ко­ре­ей – это бо­лее мощ­ные эко­но­ми­ки с бо­лее вы­со­ки­ми по­треб­но­стя­ми в ру­де и уг­ле.

– Пра­ви­тель­ство хо­чет под­дер­жать про­ек­ты в ре­ги­о­нах за счет го­син­ве­сти­ций, в част­но­сти, Фон­да раз­ви­тия Даль­не­го Во­сто­ка. К вам в кон­це про­шло­го го­да при­ез­жа­ла де­ле­га­ция из фон­да.

– Под­го­то­ви­ли 16 про­ек­тов, но до­го­во­ри­лись по од­но­му – бу­дем воз­рож­дать про­из­вод­ство реч­ных су­дов, по­сколь­ку всту­пи­ло в си­лу тре­бо­ва­ние, что су­да, ко­то­рые вы­хо­дят на Се­вер­ный мор­ской путь, долж­ны иметь двой­ное дно.

– Как стро­ит­ся вза­и­мо­дей­ствие с фон­дом?

– Фонд хо­ро­ший, но по­ка он ра­бо­та­ет как кре­дит­ная ор­га­ни­за­ция – ори­ен­ти­ру­ют­ся на при­быль, по­это­му для них важ­ным кри­те­ри­ем яв­ля­ет­ся до­ход­ность про­ек­та. Мы счи­та­ем, что фон­ды, ко­то­рые со­зда­ют­ся для под­держ­ки про­мыш­лен­но­сти, долж­ны вы­пол­нять опре­де­лен­ные за­да­чи, а не ме­ха­ни­че­ски ори­ен­ти­ро­вать­ся на от­да­чу от вло­жен­ных средств. Ведь есть про­ек­ты со­ци­аль­ной на­прав­лен­но­сти, ко­то­рые необ­хо­ди­мо ре­а­ли­зо­вы­вать вне за­ви­си­мо­сти от их от­да­чи. Но для тех, кто ори­ен­ти­ру­ет­ся на при­быль, та­кие про­ек­ты счи­та­ют­ся мерт­вы­ми.

– Сколь­ко та­ких мерт­вых про­ек­тов у вас?

– Преж­де все­го это до­ро­ги. Они же до­ход не да­ют. Шко­лы, боль­ни­цы то­же до­хо­дов не при­но­сят.

– Ка­кие про­ек­ты еще есть в порт­фе­ле рес­пуб­ли­ки?

– Есть про­ек­ты по раз­ви­тию лег­кой про­мыш­лен­но­сти. У нас же в рес­пуб­ли­ке мно­го ко­же­вен­но­го сы­рья, зна­чит, мож­но пе­ре­ра­ба­ты­вать и вы­пус­кать одеж­ду, обувь, на­ла­дить соб­ствен­ное про­из­вод­ство то­ва­ров в рам­ках им­пор­то­за­ме­ще­ния.

– По­лу­ча­ет­ся, рес­пуб­ли­ка мо­жет се­бя обес­пе­чить и одеж­дой, и обу­вью, и про­дук­та­ми пи­та­ния?

– Ко­неч­но. Мы и ун­ты из­го­тав­ли­ва­ем из оле­ньей ко­жи, ме­бель де­ла­ем, юве­лир­ные из­де­лия. Но мест­ное про­из­вод­ство все рав­но на­до рас­ши­рять. Здесь у нас ре­зер­вов еще непо­ча­тый край. К это­му при­зы­ва­ем пред­при­ни­ма­те­лей.

– С одеж­дой и ме­бе­лью по­нят­но, но спро­са на юве­лир­ную про­дук­цию яв­но в кри­зис нет.

– Да, к со­жа­ле­нию, это ка­са­ет­ся тра­ди­ци­он­ных юве­лир­ных из­де­лий. Но в рес­пуб­ли­ке есть за­ме­ча-

тель­ные ма­сте­ра, про­шед­шие обу­че­ние в Ита­лии, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся огран­кой ал­ма­зов и спо­соб­ны де­лать уни­каль­ные ра­бо­ты. Ведь это невы­год­но – про­да­вать ал­маз­ное сы­рье и по­ку­пать го­то­вые укра­ше­ния. До­ро­гое удо­воль­ствие!

– Как в ре­ги­оне с пре­ступ­но­стью?

– Ор­га­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность и борь­ба с кор­руп­ци­ей для лю­бо­го ре­ги­о­на боль­ная те­ма. По­это­му мы ста­ра­ем­ся про­во­дить боль­ше спор­тив­ных ме­ро­при­я­тий, во­вле­кать мо­ло­дежь в спорт. Я вы­сту­паю за ре­гу­ли­ро­ва­ние про­да­жи вин­но­во­доч­ных из­де­лий, ведь до­ля так на­зы­ва­е­мой пья­ной пре­ступ­но­сти все­гда вы­со­ка. Неко­то­рые упре­ка­ют ме­ня за та­кую жест­кую ан­ти­ал­ко­голь­ную по­ли­ти­ку, но по­вто­ряю в оче­ред­ной раз: речь не идет о су­хом за­коне, я лишь на­во­жу по­ря­док в этой сфе­ре, ру­ко­вод­ству­ясь за­про­са­ми боль­шин­ства яку­тян. И в первую оче­редь де­лаю это в ин­те­ре­сах мо­ло­до­го по­ко­ле­ния, в ин­те­ре­сах бу­ду­ще­го рес­пуб­ли­ки.

– Кор­руп­ция сре­ди чи­нов­ни­ков на­сколь­ко бес­по­ко­ит вас?

– Моя за­да­ча – сде­лать все воз­мож­ное, что­бы у чи­нов­ни­ков про­сто не бы­ло со­блаз­нов. Рань­ше все ми­ни­стер­ства и ве­дом­ства за­ни­ма­лись раз­ме­ще­ни­ем гос­за­ка­зов. Но я при­нял по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние, и го­сор­га­ны это­го пра­ва ли­ши­лись, те­перь дан­ные функ­ции со­сре­до­то­че­ны в од­них ру­ках, они пе­ре­шли под на­ча­ло Го­су­дар­ствен­но­го ко­ми­те­та по раз­ме­ще­нию гос­за­ка­зов, де­я­тель­ность ко­то­ро­го стро­го кон­тро­ли­ру­ет­ся.

– Сколь­ко те­ря­лось де­нег на гос­за­куп­ках?

– Сей­час у нас эко­но­мия при раз­ме­ще­нии гос­за­ка­зов – око­ло 1 млрд руб. в год. Так­же в рам­ках борь­бы с кор­руп­ци­ей, что­бы ис­клю­чить кон­такт чи­нов­ни­ка с по­тре­би­те­лем, с по­мо­щью си­сте­мы «од­но­го ок­на» пять лет на­зад был со­здан рес­пуб­ли­кан­ский мно­го­функ­ци­о­наль­ный центр предо­став­ле­ния услуг. По­том мы со­зда­ли це­лую сеть его фи­ли­а­лов прак­ти­че­ски во всех рай­о­нах. Дмит­рий Ана­то­лье­вич Мед­ве­дев два­жды был в этом цен­тре, ко­то­рый слу­жит эта­ло­ном для мно­гих ре­ги­о­нов. И еще нуж­но бы­ло по­вы­сить от­вет­ствен­ность ру­ко­во­ди­те­лей. Есть ад­ми­ни­стра­тив­ные взыс­ка­ния, вы­го­во­ры, в край­нем слу­чае уволь­ня­ем чи­нов­ни­ков.

– Мно­гих уво­ли­ли?

– Трех или че­ты­рех ми­ни­стров уво­лил.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.