Изящ­ная ам­пу­та­ция

Те­атр «Крем­лев­ский ба­лет» об­за­вел­ся соб­ствен­ной ре­дак­ци­ей «Ба­я­дер­ки». Клас­си­че­ский спек­такль Пе­ти­па уко­ро­тил и рас­тя­нул для ги­гант­ской сце­ны Ан­д­рис Лиепа

Vedomosti - - Культура - Ан­на Га­лай­да

Слож­но пред­ста­вить, что еще не так дав­но лю­бая встре­ча с «Ба­я­дер­кой» бы­ла в ба­лет­ном ми­ре со­бы­ти­ем. Этот спек­такль Ма­ри­уса Пе­ти­па, со­здан­ный в 1877 г., вы­сил­ся над «Жи­зе­лью», «Ле­бе­ди­ным озе­ром» и «Дон Ки­хо­том» непо­ко­ря­е­мым Эве­ре­стом. Слиш­ком слож­но бы­ло вос­про­из­ве­сти оча­ро­ва­тель­ный стиль псев­до­ин­дий­ской вам­пу­ки кон­ца XIX в. с его ги­гант­ским «жи­вым» сло­ном на ко­ле­си­ках, на ко­то­ром при­бы­ва­ет на соб­ствен­ную сва­дьбу глав­ный ге­рой – ве­ли­кий во­ин Со­лор. Невоз­мож­но бы­ло обес­пе­чить ту же сва­дьбу две­на­дца­тью тан­цов­щи­ца­ми для тан­ца с по­пу­га­я­ми и две­на­дца­тью – для тан­ца с ве­е­ра­ми, чет­вер­кой боль­ших и ма­лень­ких ба­я­де­рок, вось­ми­го­ло­вым от­ря­дом ма­лень­ких арап­чат, вой­ском во­и­нов с ба­ра­ба­на­ми, да еще «бес­сло­вес­ным», т. е. ста­тич­ным ми­ман­сом го­стей. Еще слож­нее бы­ло вос­про­из­ве­сти кар­ти­ну, в ко­то­рой 35 те­ней спус­ка­ют­ся с вер­шин Ги­ма­ла­ев, взы­вая к бо­гам о мще­нии в са­мой со­вер­шен­ной ба­лет­ной ком­по­зи­ции, ис- пол­няя из­ма­ты­ва­ю­щее ста­рин­ное ада­жио без под­держ­ки парт­не­ров. Да­же Боль­шой те­атр ввел «Ба­я­дер­ку» в свой ре­пер­ту­ар толь­ко в 1991 г., до это­го до­воль­ству­ясь од­ни­ми «Те­ня­ми».

Те­перь же те­ат­ры и те­ат­ри­ки со­рев­ну­ют­ся в ско­ро­сти за­во­е­ва­ния ака­де­ми­че­ской клас­си­ки. И «Крем­лев­ский ба­лет», об­за­ве­дясь да­же та­ки­ми ра­ри­те­та­ми, как « Эсме­раль­да» и «Кор­сар», до­ве­рил­ся Ан­д­ри­су Лие­пе в по­ста­нов­ке «Ба­я­дер­ки». Зна­ток и це­ни­тель ака­де­ми­че­ско­го ба­ле­та, он пред­ло­же­ния не от­кло­нил, но по­ра­бо­тал нож­ни­ца­ми. Ку­пи­ро­вал фа­ки­ров, эф­фект­но за­кли­на­ю­щих огонь пе­ред хра­мом ба­я­де­рок в са­мом на­ча­ле ба­ле­та и в фи­наль­ной кар­тине, по­ка Со­ло­ру в тран­се не яв­ля­ют­ся те­ни. Лик­ви­ди­ро­вал де­тей-арап­чат, а с ни­ми – тан­цы Ма­ну и с по­пу­га­я­ми. Ча­стич­но вы­ки­нул ма­лень­ких ба­я­де­рок, до­ве­рив часть их ра­бо­ты боль­шим. Из­ба­вил­ся от тоск­ли­во­го ада­жио Ни­кии с Ра­бом, ко­то­рое вста­вил в ба­лет Кон­стан­тин Сер­ге­ев. Для тех, кто вос­при­ни­ма­ет «Ба­я­дер­ку» как свя­щен­ный текст, по­те­ри ощу­ти­мы. Но, по­жа­луй, это са­мая изящ­ная ам­пу­та­ция из воз­мож­ных в этом ба­ле­те – при усло­вии его над­ле­жа­ще­го ис­пол­не­ния.

Но крем­лев­ская «Ба­я­дер­ка» на­чи­на­ет­ся да­же не с пла­сти­ко­вых ра­дуж­ных кущ ра­бо­ты Вя­че­сла­ва Оку­не­ва, ко­то­ры­ми за­пол­не­ны гек­та­ры этой сце­ны, а со зву­ков ор­кест­ра – сви­стя­щих и гу­дя­щих в же­ле­зо­бе­тон­ной аку­сти­ке Крем­ля, ко­то­рые тя­же­ло сло­жить в неза­мыс­ло­ва­тые и тро­га­тель­ные ме­ло­дии Лю­дви­га Мин­ку­са (сим­фо­ни­че­ский ор­кестр ра­дио «Ор­фей», ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель и глав­ный ди­ри­жер – Сер­гей Кон­дра­шев). Ми­ми­че­ские сце­ны, ко­то­ры­ми – в от­сут­ствие тан­ца фа­ки­ров – от­кры­ва­ет­ся пер­вый акт, ока­зы­ва­ют­ся са­мой уяз­ви­мой ча­стью спек­так­ля. Ан­д­рис Лиепа, пер­во­класс­ный тан­цов­щик в про­шлом, при­над­ле­жит к то­му по­ко­ле­нию, ко­то­ро­му до­ста­лись на до­лю ка­стри­ро­ван­ные ре­дак­ции клас­си­ки, в ко­то­рых не до­ве­ря­ли яр­ко­му и те­ат­раль­но­му ба­лет­но­му же­сту, а лю­бое при­зна­ние в люб­ви или жест нена­ви­сти на­до бы­ло дол­го и тща­тель­но отан­цо­вы­вать. По­это­му да­же ди­а­лог Ве­ли­ко­го бра­ми­на и «под­ве­дом­ствен­ной» ему ба­я­дер­ки Ни­кии, в ко­то­ром он за ее лю­бовь го­тов по­жерт­во­вать сво­им ти­ту­лом, ока­зал­ся невнят­ной ско­ро­го­вор­кой, к то­му же не очень точ­но со­от­но­ся­щей­ся с му­зы­кой. По этой же при­чине по­те­ря­ло на­кал и объ­яс­не­ние Бра­ми­на с Ра­д­жой, с уве­рен­но­стью со­вре­мен­но­го брат­ка го­то­во­го из­ве­сти со­пер­ни­цу соб­ствен­ной до­че­ри. А зна­ме­ни­тая «сце­на со­пер­ниц», в ко­то­рой ба­я­дер­ка Ни­кия и дочь ра­джи Гам­затти вы­яс­ня­ют, что у них один же­них на дво­их, пре­вра­тил­ся в ана­лог те­ле­се­ри­аль­ной сва­ры. И здесь не толь­ко по­ста­нов­щик под­во­дит ар­ти­стов, но и ар­ти­сты – хо­рео­гра­фа. Боль­шин­ство из них не вла­де­ет вы­со-

ко­пар­ным, слег­ка воз­не­сен­ным на ко­тур­ны, но бла­го­род­ным «сло­гом» ба­лет­но­го ака­де­миз­ма. Ми­ха­ил Мартынюк, пре­крас­ный тан­цов­щик ко­ми­че­ско­го ам­плуа, уяз­вим в ро­ли «во­и­на за ку­ли­са­ми и лю­бов­ни­ка на сцене», как ха­рак­те­ри­зу­ет Со­ло­ра ба­лет­ный фольк­лор. А Джой Уо­мак, преж­де чем по­яв­лять­ся в пар­тии Гам­затти, луч­ше бы­ло бы от­по­ли­ро­вать тех­ни­ку и стиль в ан­сам­бле те­ней и в тан­це с ве­е­ра­ми. Еще слож­нее при­шлось по­ста­нов­щи­ку с ис­пол­ни­те­ля­ми вир­ту­оз­ных соль­ных пар­тий вто­ро­го пла­на, так что мож­но толь­ко бла­го­да­рить его за со­кра­ще­ние неко­то­рых но­ме­ров. Ре­пу­та­цию те­ат­ра спа­са­ла Ири­на Аб­ли­цо­ва, вы­дер­жав­шая в за­глав­ной ро­ли ее тех­ни­че­ские и фи­зи­че­ские тре­бо­ва­ния. Но ее уси­лий недо­ста­точ­но, что­бы по­сле по­се­ще­ния это­го спек­так­ля по­нять, что за­став­ля­ет уже 150 лет все­рьез со­пе­ре­жи­вать бед­ной ин­дий­ской жри­це, уку­шен­ной зме­ей.-

ПРЕСС-СЛУЖ­БА «КРЕМ­ЛЕВ­СКО­ГО БА­ЛЕ­ТА» /

Мар­ку «Крем­лев­ско­го ба­ле­та» дер­жит Ири­на Аб­ли­цо­ва в пар­тии Ни­кии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.