Две го­ло­вы луч­ше

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Петр Поспе­лов

В те­ат­ре «Но­вая опе­ра» про­хо­дит тра­ди­ци­он­ный Кре­щен­ский фе­сти­валь. Од­ним из его ге­ро­ев стал про­рок Ио­анн, ли­шив­ший­ся го­ло­вы по на­у­ще­нию за­глав­ной ге­ро­и­ни опе­ры «Иро­ди­а­да»

Вэтом го­ду Кре­щен­ский фе­сти­валь объ­еди­нен лю­бо­пыт­ной иде­ей, ко­то­рой те­атр дал на­зва­ние «Диа­ло­ги и двой­ни­ки». Что важ­нее в опе­ре – сю­жет или му­зы­ка? Ко­неч­но, му­зы­ка, от­ве­тит лю­бой ме­ло­ман. Но ведь од­на из за­дач му­зы­ки в опе­ре – ин­тер­пре­ти­ро­вать сю­жет. В про­грам­ме со­бра­ны па­ры опер, на­пи­сан­ных на один и тот же сю­жет раз­ны­ми ком­по­зи­то­ра­ми.

К при­ме­ру, « Ро­мео и Джу­льет­та» Гу­но, име­ю­щи­е­ся в ре­пер­ту­а­ре те­ат­ра, со­по­став­ле­ны с опе­рой Бел­ли­ни «Мон­тек­ки и Ка­пу­лет­ти», ко­то­рую ра­зу­чи­ли спе­ци­аль­но к фе­сти­ва­лю и да­ют в кон­церт­ном ис­пол­не­нии. Лю­бо­пыт­на и дру­гая па­ра – «Але­ко» Рах­ма­ни­но­ва и «Цы­га­ны» Леон­ка­вал­ло, обе на­пи­са­ны на сю­жет по­э­мы Пуш­ки­на.

Не ме­нее вы­ра­зи­тель­ную па­ру со­ста­ви­ли две опе­ры, ге­ро­я­ми ко­то­рых яв­ля­ют­ся Ирод, Иро­ди­а­да, Са­ло­мея и про­рок Ио­анн (Ио­ка­на­ан). «Са­ло­мея» Ри­хар­да Штра­у­са по­яви­лась в ре­пер­ту­а­ре те­ат­ра в на­ча­ле это­го се­зо­на. На мос­ков­ской сцене это ред­кое про­из­ве­де­ние: по­след­ний раз кро­ва­во-эро­ти­че­ский ше­девр мо­дер­на ста­вил­ся в Москве в 1925 г. Но опе­ра, при­шед­ша­я­ся «Са­ло­мее» в па­ру, не зву­ча­ла в Рос­сии во­об­ще ни­ко­гда – и вот толь­ко сей­час бы­ло по­прав­ле­но это до­сад­ное ис­то­ри­че­ское упу­ще­ние.

«Иро­ди­а­да» Жю­ля Мас­сне (Брюс­сель, 1881) пред­став­ля­ет со­бой про­из­ве­де­ние мно­го бо­лее гар­мо­нич­ной эпо­хи, неже­ли дра­ма­тич­ный ру­беж ве­ков, ко­гда ра­бо­тал Ри­хард Штра­ус. Счи­та­ет­ся, что она на­пи­са­на по по­ве­сти Фло­бе­ра, од­на­ко в глав­ных сю­жет­ных по­во­ро­тах она от­сту­па­ет и от нее, и от Но­во­го За­ве­та, и, ес­ли ве­рить рим­ским ис­то­ри­кам, от ис­то­ри­че­ской прав­ды. В опе­ре Мас­сне нет и на­ме­ка на зной­ный та­нец, в на­гра­ду за ко­то­рый Са­ло­мея по­тре­бо­ва­ла у Иро­да го­ло­ву Ио­ан­на Кре­сти­те­ля. На­про­тив, она влюб­ле­на в него так пыл­ко, что го­то­ва са­ма ид­ти вме­сте с ним на казнь, лишь бы не раз­лу­чить­ся в веч­ной жиз­ни. Про­рок, ко­неч­но, от­вер­га­ет зем­ную лю­бовь – но бли­же к фи­на­лу про­ни­ка­ет­ся от­вет­ным чув­ством: Бог, как ни слож­но это по­нять, взи­ра­ет на воз­ник­шую страсть про­ро­ка снис­хо­ди­тель­но. Воз­вы­шен­ное ро­ман­ти­че­ское чув­ство, в ко­то­ром че­рез 25 лет Штра­ус от­ка­зал сво­ей ге­ро­ине, обу­ре­ва­ет здесь и са­мо­го Иро­да: он влюб­лен в Са­ло­мею, как пыл­кий юно­ша, а про­ро­ка чтит и не ли­ша­ет го­ло­вы до тех пор, по­ка рев­ность не по­беж­да­ет го­су­дар­ствен­ное мыш­ле­ние. По­сле­до­ва­тель­но от­ри­ца­тель­ным пер­со­на­жем ока­зы­ва­ет­ся толь­ко Иро­ди­а­да, из­ме­нив­шая пер­во­му му­жу, бро­сив­шая дочь, а те­перь лю­то нена­ви­дя­щая Ио­ан­на за на­прав­лен­ную в ее ад­рес об­ли­чи­тель­ную кри­ти­ку и до­би­ва­ю­ща­я­ся его каз­ни.

Од­на­ко нель­зя ска­зать, что Иро­ди­а­да, чье имя вы­не­се­но в за­го­ло­вок опе­ры, на­де­ле­на са­мой важ­ной пар­ти­ей – хо­тя мец­цо-со­пра­но Та­тья­на Та­ба­чук и по­ста­ра­лась по­ра­зить зал ши­ро­ким диа­па­зо­ном, си­ло­вым на­по­ром и экс­прес­си­ей. На пер­вом же плане ока­за­лась ли­ри­че­ская ге­ро­и­ня – Са­ло­мея, по­на­ча­лу рас­пе­ва­ю­щая лю­бов­но-меч­та­тель­ные арии и вдруг пре­вра­ща­ю­ща­я­ся в ге­ро­и­ню, спо­соб­ную на са­мо­по­жерт­во­ва­ние ра­ди люб­ви. Ее пар­тию спе­ла недав­но при­ня­тая в труп­пу «Но­вой опе­ры» пе­ви­ца Ири­на Морева-По­ло­вин­ки­на, об­ла­да­ю­щая пол­но­звуч­ным и пла­стич­ным со­пра­но. Те­нор Ми­ха­ил Губ­ский ис­пол­нил роль про­ро­ка Ио­ан­на в под­черк­ну­то ге­ро­и­че­ской ма­не­ре, под­ни­мая вы­со­кие но­ты, как тя­же­лые ги­ри. А са­мым при­вле­ка­тель­ным ге­ро­ем по­лу­чил­ся влюб­лен­ный Ирод в ис­пол­не­нии Артема Гар­но­ва, неж­но вы­во­дя­ще­го имя Са­ло­меи под тре­пет­ный ор­кестр.

Пар­ти­ту­ру «Иро­ди­а­ды» мож­но на­звать ка­та­ло­гом неж­ных кра­сок, пред­став­лен­ных во всех от­тен­ках, – че­го сто­ит один со­ли­ру­ю­щий сак­со­фон. В дру­гих эпи­зо­дах ор­кестр «Но­вой опе­ры», ве­до­мый опыт­ной ру­кой Ва­ле­рия Криц­ко­ва, об­ру­ши­вал на го­ло­вы пуб­ли­ки эф­фект­ные тут­ти, скреп­лен­ные ры­ча­щи­ми эс­ка­па­да­ми ту­бы и тром­бо­нов.

Кон­церт­ное ис­пол­не­ние уда­лось. Чет­вер­то­го фев­ра­ля его по­вто­рят с дру­гим со­ста­вом (су­дя по име­нам со­ли­стов, не ме­нее, а то и бо­лее силь­ным) и с глав­ным ди­ри­же­ром те­ат­ра Яном Ла­та­мом-Ке­ни­гом за пуль­том. О воз­мож­ной по­ста­нов­ке по­ка ни­че­го не слыш­но – меж­ду тем «Иро­ди­а­да» мог­ла бы стать ис­тин­ным укра­ше­ни­ем ре­пер­ту­а­ра, а не толь­ко фе­сти­валь­ной афи­ши.-

НО­ВАЯ ОПЕ­РА

При­ят­ным от­кры­ти­ем про­ек­та ста­ла пе­ви­ца Ири­на Морева-По­ло­вин­ки­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.