Зна­ме­ни­тость как все мы

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва

Днев­ник Эн­ди Уор­хо­ла – очень тол­стая книж­ка о том, что жизнь зна­ме­ни­то­стей так же мо­но­тон­на, как и обы­ва­тель­ская

Днев­ник Эн­ди Уор­хо­ла за 1976–1987 гг., т. е. за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие его жиз­ни, из­дан в сов­мест­ной про­грам­ме «Ад Маргинем» и Му­зея со­вре­мен­но­го ис­кус­ства «Га­раж». Там уже вы­хо­ди­ли не толь­ко очень умные, но и ис­клю­чи­тель­но при­чуд­ли­вые кни­ги. 1000-стра­нич­ный днев­ник од­но­го из са­мых зна­ме­ни­тых и до­ро­го­сто­я­щих ху­дож­ни­ков ХХ в., без­услов­но, экс­цен­трич­ное из­да­ние.

Его мож­но чи­тать с лю­бой стра­ни­цы, в пря­мом и об­рат­ном по­ряд­ке и, один раз уди­вив­шись, по­че­му ав­тор все вре­мя упо­ми­на­ет тра­ты в па­ру дол­ла­ров (так­си, бу­тыл­ка во­ды, га­зе­та), оста­вать­ся со­вер­шен­но спо­кой­ным. То есть в неко­то­ром смыс­ле это успо­ко­и­тель­ное чте­ние, необре­ме­ни­тель­ное и мо­но­тон­ное.

Сот­ни пер­со­на­жей, встре­ча­ю­щих­ся на этих стра­ни­цах, в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве бо­га­ты и зна­ме­ни­ты, ну или про­сто кра­си­вы и ро­до­ви­ты (по-аме­ри­кан­ски, т. е. на­след­ни­ки круп­ных про­мыш­лен­ных кор­по­ра­ций, ев­ро­пей­ская ари­сто­кра­тия ав­то­ра ин­те­ре­су­ет мень­ше). Но ко­гда стал­ки­ва­ешь­ся с ни­ми в каж­дом аб­за­це, то на­чи­на­ешь вос­при­ни­мать как со­се­дей по мно­го­квар­тир­но­му до­му – при­мель­ка­лись. Да­же ес­ли это Мик Джаг­гер, Тру­мен Ка­по­те или Ари­сто­тель Онас­сис.

Вот на­угад – фраг­мент за­пи­си 31 мая 1977 г., Па­риж: «По­том на­ко­нец по­явил­ся сам Ун­га­ро. На нем то­же был бе­лый ко­стюм. По­сле лан­ча мы от­пра­ви­лись к нему. Из его ма­га­зи­на «Ун­га­ро кутюр» вы­ско­чи­ли кня­ги­ня Грейс и ее дочь, прин­цес­са Мо­нак­ская, ко­гда они уз­на­ли, что мы по со­сед­ству, в ма­га­зине муж­ской одеж­ды «Ун­га­ро омм». Боб здесь ку­пил се­бе ко­стюм. Даль­ше мы по­еха­ли на Бо­бур – там в га­ле­рее Да­ни­э­ля Там­пло­на от­кры­ва­ет­ся моя вы­став­ка «Сер­пы и мо­ло­ты».

Ко­гда на стра­ни­цах днев­ни­ка, т. е. в жиз­ни ав­то­ра, вдруг воз­ни- ка­ют слу­чай­ные незна­чи­тель­ные лю­ди, то это его рас­стра­и­ва­ет. По­сле то­го как ма­ло­зна­ко­мый па­рень по­про­сил у Уор­хо­ла по­мо­щи, тот на­столь­ко «вы­шел из ко­леи», что вы­пил брен­ди, съел кон­фет и всю ночь смот­рел те­ле­ви­зор. Ду­мая, на­сколь­ко шоу с Кэрол Бар­нетт луч­ше «фиг­ни, ко­то­рую устро­ил Боб Уил­сон » . В снос­ке по­яс­ня­ет­ся, кто та­кие Бар­нетт и Уил­сон. Но сно­сок в кни­ге так мно­го, что ни­ко­го незна­ко­мо­го не за­пом­нить.

Уор­хол в днев­ни­ке оба­я­те­лен – он мно­го ра­бо­та­ет (в ре­дак­ции жур­на­ла «Ин­тер­вью» все ле­ни­вы), он не слиш­ком, но ост­ро­умен, сплет­ни­чая о том, кто с кем был, во что одет и как кор­ми­ли (на ве­че­рин­ках – невкус­но), он, слу­ча­ет­ся, бо­ле­ет (по­след­няя за­пись сде­ла­на за пять дней до смер­ти). Но это обаяние не за­нос­чи­вой звез­ды или вы­со­ко­ло­бо­го пи­са­те­ля, а обыч­но­го че­ло­ве­ка, как мы с ва­ми. В днев­ни­ках, как и в ис­кус­стве, Уор­хол неот­де­лим от сво­е­го на­ро­да.

Днев­ни­ки Уор­хол не пи­сал, по­чти еже­днев­но в те­че­ние 10 лет он рас­ска­зы­вал по те­ле­фо­ну, что слу­чи­лось за день, сво­е­му сек­ре­та­рю Пэт Хэкетт. По­сле раз­го­во­ра она пе­ча­та­ла, что за­пом­ни­ла. Ко­гда Уор­хол умер, Хэкетт со­кра­ти­ла на­пи­сан­ное и из­да­ла днев­ни­ки. Ее всту­пи­тель­ная ста­тья по­зна­ва­тель­на и пол­на люб­ви к Уор­хо­лу.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.