Скан­дал одоб­рен

В ав­стрий­ском Бре­ген­це про­хо­дит опер­но-му­зы­каль­ный фе­сти­валь. Укра­ше­ние его про­грам­мы – по­ро­див­шая в свое вре­мя скан­дал «Го­су­дар­ствен­ная опе­рет­та» От­то М. Ци­ка­на

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Алек­сей Мо­к­ро­усов

Впер­вый и по­след­ний раз про­из­ве­де­ние ав­стрий­ско­го ком­по­зи­то­ра От­то М. Ци­ка­на (1935–2006) «Го­су­дар­ствен­ная опе­рет­та. Ав­стро­тра­ге­дия» пол­но­стью по­ка­за­ли в 1977 г. по те­ле­ви­де­нию. Пре­мье­ра уда­лась: в стране раз­го­рел­ся нешу­точ­ный скан­дал с уча­сти­ем пар­ла­мен­та, церк­ви и граж­дан – рев­ни­те­лей об­ще­ствен­но­го бла­га. На Ци­ка­на и его со­ав­то­ра те­ле­ре­жис­се­ра Фран­ца Но­вот­ны по­да­ва­ли в суд, недо­воль­ные со­оте­че­ствен­ни­ки жа­ло­ва­лись, что ис­пы­ты­ва­ют невы­но­си­мые мо­раль­ные стра­да­ния от то­го, как по­ка­за­на исто­рия стра­ны меж­ду ми­ро­вы­ми вой­на­ми, а пресс-служ­ба еван­ге­ли­че­ской церк­ви на­зва­ла по­зи­цию ав­то­ров «без­вкус­ной фаль­си­фи­ка­ци­ей». О том, что у немец­ких на­ци­стов бы­ли бра­тья в ли­це ав­стро­фа­ши­стов, что ду­хо­вен­ство иг­ра­ло в про­ис­хо­див­шем осо­бую роль, по­сле 1945 г. не го­во­ри­ли. На­ци­о­наль­ную трав­му осо­зна­ва­ли немно­гие, из­ле­чи­вать­ся от нее пы­та­лись лишь еди­ни­цы.

Спек­такль, пре­мье­ра ко­то­ро­го про­шла сей­час в рам­ках фе­сти­ва­ля в Бре­ген­це, – вто­рая по­пыт­ка вер­нуть пуб­ли­ке тво­ре­ние Ци­ка­на, ком­по­зи­то­ра, вла­дев­ше­го всем спек­тром му­зы­каль­но­го язы­ка от Шен­бер­га до Ка­ге­ля. По­пыт­ка ре­жис­се­ра Си­мо­на Мойс­бур­ге­ра уда­лась: пол­ный зал, ча­стый смех, дол­гие ова­ции. В ис­то­ри­че­ском кру­го­во­ро­те сме­ша­лись ра­бо­чий хор (Вен­ский ка­мер­ный хор) и окру­жен­ный пыш­но­гру­ды­ми сек­ре­тар­ша­ми Мус­со­ли­ни (ба­ри­тон То­мас Вай­н­хап­пель зна­ком мос­ков­ской пуб­ли­ке ис­пол­не­ни­ем Шу­бер­та), канц­лер-дик­та­тор (ба­ри­тон Ди­тер Кш­вендт-Ми­хель) и ад­во­кат-пут­чист (ба­ри­тон Мар­ко ди Са­пиа). Кон­фликт оце­нок остал­ся, но об­ще­ство на­учи­лось вос­при­ни­мать ис­то­рию не столь при­гла­жен­но, как рань­ше, свя­щен­ных ко­ров нет и сре­ди чу­жих, и сре­ди сво­их.

Те­ле­вер­сия «Го­су­дар­ствен­ной опе­рет­ты» со­зда­на для ор­кест­ра из 80 му­зы­кан­тов. В сце­ни­че­ском ва­ри­ан­те ор­кест­ран­тов мень­ше, и де­ло не в том, что у Amadeus Ensemble Wien под управ­ле­ни­ем Валь­те­ра Ко­бе­ры в прин­ци­пе нет столь­ко му­зы­кан­тов: для те­ат­раль­ной вер­сии зинг­шпи­ля со­зда­ли но­вую ре­дак­цию. Как ис­тин­ный да­да­ист, Ци­кан не за­мо­ра­чи­вал­ся с пар­ти­ту­ра­ми, рас­смат­ри­вая каж­дое ис­пол­не­ние как шаг на пу­ти к сле­ду­ю­ще­му. Ком­по­зи­то­ру Ми­ха­э­лю Ма­ут­не­ру и му­зы­ко­ве­ду Ирене Су­хи при­шлось сво­дить во­еди­но че­ты­ре вер­сии. Су­хи – спут­ни­ца по­след­не­го де­ся­ти­ле­тия жиз­ни Ци­ка­на, она за­ня­та си­сте­ма­ти­за­ци­ей его на­сле­дия. Пе­ред ней нелег­кие за­да­чи, мно­гие ру­ко­пи­си Ци­кан те­рял или осо­знан­но уни­что­жал по­сле ис­пол­не­ния.

В Бре­ген­це «Го­су­дар­ствен­ная опе­рет­та» зву­чит убе­ди­тель­но. На сцене – на­сто­я­щий те­атр аб­сур­да, ес­ли не ска­зать ги­ньо­ля. Ис­то­ри­че­ских пер­со­на­жей, от Гит­ле­ра и Мус­со­ли­ни до кар­ди­на­ла и уби­то­го пут­чи­ста­ми канц­ле­ра, изоб­ра­жа­ют кук­лы. Их ав­тор – мо­ло­дой, но уже зна­ме­ни­тый кук­ло­вод и ак­тер Ни­ко­лаус Ха­бьян.

В Бре­ген­це сыг­ра­ли и дру­гие про­из­ве­де­ния Ци­ка­на. Концерт для скрип­ки «Там, вни­зу, в до­лине» ис­пол­ни­ли Вен­ский сим­фо­ни­че­ский ор­кестр под управ­ле­ни­ем фин­ки Су­сан­ны Мял­ки (од­но вре­мя она воз­глав­ля­ла со­здан­ный Бу­ле­зом Ensemble Intercontemporaine, вы­сту­па­ла и в Рос­сии) и Пат­ри­ция Ко­па­чин­ская, вполне от­ве­чав­шая цен­но­стям Ци­ка­на и внеш­ним ви­дом (бо­со­но­гая, с по­вад­ка­ми рас­сер­жен­ной кош­ки), и ду­хом му­зы­ки, мя­теж­ным и бес­ком­про­мисс­ным. Та­кой же са­мо­от­да­чей от­ли­ча­лось ис­пол­не­ние Эр­ви­ном Бе­ла­ко­ви­чем ци­ка­нов­ских ме­ло­де­кла­ма­ций – с Аль­тен­берг­трио он вы­сту­пал в рам­ках цик­ла «Му­зы­ка и по­э­зия». Так что ко­гда в фи­на­ле «Опе­рет­ты» на сце­ну вы­нес­ли бу­маж­ный си­лу­эт са­мо­го ком­по­зи­то­ра в пол­ный рост, ка­за­лось, он был до­во­лен про­ис­хо­дя­щим. Ему есть чем гор­дить­ся – го­во­рят, сло­ва о сво­бо­де твор­че­ства в ав­стрий­ской кон­сти­ту­ции появи­лись по­сле скандала с «Опе­рет­той».-

/ BREGENZER FESTSPIELE / ANJA KОEHLER

Кле­ри­ка­лам в опе­рет­те до­ста­ет­ся спол­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.