«Глу­бо­ко­вод­ные ме­сто­рож­де­ния – это при­род­ные ги­пер­мар­ке­ты»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Оси­пов

Джо­на­тан Фей­ман вло­жил в гео­ло­го­раз­ве­доч­ную фир­му $150 млн, за­ра­бо­тан­ных в ри­тей­ле, и про­дви­га­ет ме­то­ды 3D-мо­де­ли­ро­ва­ния при ана­ли­зе гео­дан­ных

Джо­на­тан Фей­ман – необыч­ный гео­ло­го­раз­вед­чик: он за­нял­ся этим де­лом со­вер­шен­но слу­чай­но. Ле­том 2014 г. он по­зна­ко­мил­ся с че­ло­ве­ком из неф­тя­ной ком­па­нии, ко­то­рый со­би­рал­ся в Neos (Neos GeoSolutions) на пре­зен­та­цию ком­па­нии, и Фей­ман по­шел с ним. «Они за­кон­чи­ли пре­зен­та­цию, а я все за­да­вал и за­да­вал им во­про­сы», – рас­ска­зал он кор­ре­спон­ден­ту FT. В мае про­шло­го го­да бри­тан­ский пред­при­ни­ма­тель ку­пил кон­троль­ный па­кет ком­па­нии за $150 млн и воз­гла­вил со­вет ди­рек­то­ров (его со­ин­ве­сто­ры – Kleiner Perkins Caufield & Byers, Gates Ventures, Passport Capital). Neos со­би­ра­ет и ана­ли­зи­ру­ет гео­ло­ги­че­ские дан­ные для пра­ви­тельств и част­ных ком­па­ний, что­бы опре­де­лить пер­спек­ти­вы у неф­те­нос­ных тер­ри­то­рий и ме­ста до­бы­чи.

За пле­ча­ми 47-лет­не­го Фей­ма­на ру­ко­вод­ство под­раз­де­ле­ни­ем дол­го­вых рын­ков раз­ви­ва­ю­щих­ся стран Goldman Sachs. И он один из ос­но­ва­те­лей бри­тан­ско­го он­лайн­ри­тей­ле­ра Ocado. Уй­дя в но­вый биз­нес, Фей­ман неожи­дан­но для се­бя от­крыл, что про­пасть меж­ду он­лайн-тор­гов­лей и раз­вед­кой неф­тя­ных за­па­сов не так ве­ли­ка, как мог­ло по­ка­зать­ся.

ПЕР­ВЫЙ БИЗ­НЕС

Идея Ocado при­шла в го­ло­ву бан­ки­ру из Goldman Sachs Ти­му Штай­не­ру, пи­шет The Sun. Он про­чи­тал про по­хо­жий про­ект в США: про­да­вать ба­ка­лей­ные то­ва­ры он­лайн, эко­но­мя на арен­де ма­га­зи­нов. Прав­да, аме­ри­кан­ский он­лайн-магазин ра­зо­рил­ся. Но в Бри­та­нии вы­ше плот­ность на­се­ле­ния, по­это­му все по­лу­чит­ся, ре­шил Штай­нер.

За­ду­мав­шись, ко­го по­звать в ком­па­ньо­ны, он оста­но­вил­ся на дру­ге дет­ства. С Фей­ма­ном они хо­ди­ли еще в дет­ский сад. В 1991 г. Фей­ман окон­чил Им­пер­ский кол­ледж Лон­до­на, по­лу­чив ди­плом с от­ли­чи­ем в об­ла­сти фи­зи­ки. В 1995 г. при­шел в Goldman Sachs. Тре­тьим стар­та­пе­ром стал их кол­ле­га Джей­сон Гис­синг. В на­ча­ле 2000 г. во­прос «Что ес­ли?» пе­ре­рос в при­зыв «Да­вай­те сде­ла­ем!» и тро­и­ца ос­но­ва­ла Ocado, вспо­ми­нал Штай­нер. На­зва­ние – аб­бре­ви­а­ту­ра от Order Cat Food and Doughnuts Only (за­каз еды для ко­шек и пон­чи­ки), так как тор­гов­ля на­ча­лась с этих то­ва­ров. Сей­час в про­да­же все, от шам­пан­ско­го и ово­щей до то­ва­ров для школь­ни­ков.

Вла­ди­мир Рю­мин, ген­ди­рек­тор груп­пы ком­па­ний «Ут­ко­нос», при­зна­вал­ся в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям», что его в свою оче­редь вдох­но­ви­ла на от­кры­тие биз­не­са тро­и­ца ан­гли­чан: «В ми­ре есть только один по­хо­жий про­ект – Ocado в Ве­ли­ко­бри­та­нии».

По­ки­нув Goldman Sachs, Штай­нер, Фей­ман и Гис­синг по­те­ря­ли 90% до­хо­да. Но по­том их де­ти­ще пре­вра­ти­лось, как они са­ми счи­та­ют, в круп­ней­ше­го в ми­ре он­лайн­ри­тей­ле­ра ба­ка­лей­ных то­ва­ров, ко­то­рый ра­бо­та­ет бо­лее чем с 70% бри­тан­ских до­мо­хо­зяйств. В 2009 г., ко­гда Фей­ман вы­шел из биз­не­са, рас­стал­ся с парт­не­ра­ми, вы­руч­ка ком­па­нии со­став­ля­ла 402 млн бри­тан­ских фун­тов ($624,5 млн), сей­час вы­рос­ла до 584,2 млн фун­тов, а по­ку­па­те­лей ста­ло вдвое боль­ше.

На IPO Ocado в 2010 г. Фей­ман про­дал 3 млн ак­ций, по­лу­чив 5,4 млн фун­тов. В ав­гу­сте 2011 г. он и его же­на про­да­ли еще часть сво­их ак­ций. 40-лет­ний Фей­ман по­се­лил­ся в Мо­на­ко, ку­пил 59-мет­ро­вую су­перъ­ях­ту и на­звал ее Akula. «Это пе­ре­де­лан­ное в ях­ту суд­но бе­ре­го­вой охра­ны, – объ­яс­нял Штай­нер ре­сур­су Management Today. – Это его боль­шая... иг­руш­ка» (см. врез).

Но со­ос­но­ва­те­ли Ocado неда­ром про­зва­ли Фей­ма­на «су­ма­сшед­шим про­фес­со­ром». Празд­ная жизнь не при­шлась ему по нут­ру. В 2012 г. он сло­мал но­гу и пол­го­да жил с огра­ни­чен­ной по­движ­но­стью, при­чем неко­то­рое вре­мя про­вел в боль­ни­це. В то вре­мя, вспо­ми­на­ет Фей­ман, у него от­кры­лись гла­за: «Оста­вив Ocado, я был бы рад ска­зать, что все про­сто и ком­форт­но, но на са­мом де­ле не бы­ло. Я ду­мал, что без­дель­ни­чать – это от­лич­но. Ока­за­лось, что нет». «Neos ме­нее рис­ко­ван­ный про­ект, неже­ли Ocado, по­то­му что он уже учре­жден и ра­бо­та­ет, но я ду­маю, что здесь на­гра­да то­же бу­дет ве­ли­ка», – го­во­рил он Reuters.

СЛОЖ­НАЯ ИС­ТО­РИЯ

В круп­ней­ших ев­ро­пей­ских неф­тя­ных ком­па­ни­ях – фран­цуз­ской Total, ита­льян­ской Eni и в од­ной из ве­ду­щих гео­фи­зи­че­ских ком­па­ний – нор­веж­ской Petroleum Geo-Services – для об­ра­бот­ки дан­ных име­ют­ся три са­мых мощ­ных в ми­ре част­ных су­пер­ком­пью­те­ра. Но­р­веж­цы ис­сле­ду­ет по­род­ную фор­ма­цию шель­фов. Neos ра­бо­та­ет только с ме­сто­рож­де­ни­я­ми на су­ше, но кон­ку­ри­ру­ет, сни­жая це­ны, пи­шет FT.

У Neos GeoSolutions слож­ная ис­то­рия. Два­жды она ме­ня­ла на­зва­ние. Неиз­мен­ной оста­ва­лась лишь цель: ис­поль­зо­вать со­вре­мен­ные ме­то­ди­ки ана­ли­за дан­ных для по­стро­е­ния точ­ных гео­ло­ги­че­ских мо­де­лей и при этом мак­си­маль­но уде­ше­вить про­цесс.

Ос­но­ва­тель Neos Эр­ленд Оль­сон – быв­ший ин­же­нер NASA. В 1998 г. он ушел из агент­ства и ос­но­вал ком­па­нию Pivotal Technologies по про­из­вод­ству по­лу­про­вод­ни­ков. Ее чи­пы ис­поль­зо­ва­лись в мо­де­мах и устрой­ствах Bluetooth и поль­зо­ва­лись боль­шим спро­сом. Че­рез два го­да Broadcom ку­пи­ла про­ект за $605 млн, пи­шет Fortune. Оль­сон вне­зап­но раз­бо­га­тел – в NASA он по­лу­чал $65 000 в год.

Рань­ше Оль­сон за­ни­мал­ся по­ис­ка­ми вне­зем­ных ци­ви­ли­за­ций, в том чис­ле ис­кал сле­ды во­ды на дру­гих пла­не­тах. Это на­толк­ну­ло его на мысль: а по­че­му бы ди­стан­ци­он­но не опре­де­лять ме­сто­рож­де­ния неф­ти и дру­гих ис­ко­па­е­мых

на род­ной Зем­ле, а не в мил­ли­о­нах ки­ло­мет­ров от нее?

В на­ча­ле 2000-х Оль­сон стал ве­сти пе­ре­го­во­ры с ин­ве­сто­ра­ми и вско­ре за­ре­ги­стри­ро­вал в Ка­ли­фор­нии стар­тап Terralliance Technologies. У него ред­кий дар убеж­дать, по­это­му мно­гие ин­ве­сто­ры вло­жи­ли день­ги в ком­па­нию, пред­ла­гав­шую бук­валь­но ска­зоч­ные пер­спек­ти­вы, пи­шет Fortune. Оль­со­ну уда­лось уго­во­рить Kleiner Perkins Caufield & Byers (KPCB) и Goldman Sachs. Эти име­на от­кры­ли биз­не­сме­ну мно­гие две­ри и по­мог­ли при­влечь дру­гих ин­ве­сто­ров. При­чем на сай­те KPCB по здра­вом раз­мыш­ле­нии во­об­ще не ста­ли ука­зы­вать, что они ин­ве­сти­ро­ва­ли в Terralliance, и от­ка­за­лись го­во­рить на эту те­му с Fortune.

Ин­ве­сто­рам нуж­ны бы­ли до­ка­за­тель­ства. Terralliance ста­ла бу­рить для мел­ких про­ек­тов. Успех был от­но­си­тель­ным, от­ме­ча­ет Fortune. Ком­па­ния вы­яв­ля­ла нефть там, где рань­ше бы­ли

из­вест­ные неф­тя­ные бас­сей­ны, – от аме­ри­кан­ско­го шта­та Ок­ла­хо­ма до ка­над­ской про­вин­ции Аль­бер­та. Прав­да, со­ве­то­ва­ла бу­рить в ме­стах, в ко­то­рых ни­кто еще не бу­рил. Это по­мог­ло в се­ре­дине 2006 г. при­влечь еще $248 млн от ин­ве­сто­ров, в том чис­ле част­ной ду­бай­ской фир­мы Ithmar Capital. Ис­поль­зуя дан­ные Neos, на­шли нефть в Тур­ции, но из-за па­де­ния цен на сы­рье ме­сто­рож­де­ние ока­за­лось убы­точ­ным. В Мо­зам­би­ке сква­жи­на по­чти не да­ла неф­ти. Про мно­гие ме­ста, най­ден­ные Terralliance, ска­зать что-ли­бо опре­де­лен­ное нель­зя, так как ра­бо­ты на них так и не на­ча­лись, со­об­ща­ет FT.

В июне про­шло­го го­да Фей­ман стал пред­се­да­те­лем Neos. А в этом го­ду, в ап­ре­ле, ком­па­ния объ­яви­ла, что при­об­ре­та­ет у груп­пы CGG ком­па­нии Multi-Physics, General Geophysics Italy и ба­зу гео­дан­ных. CGG уже 20 лет в со­труд­ни­че­стве с Lockheed Martin раз­ра­ба­ты­ва­ет но­вый сен­сор для по­ис­ка по­лез­ных ис­ко­па­е­мых. Те­перь эс­та­фе­ту у CGG пе­ре­ня­ла Neos. Вме­сте с Lockheed Martin она улуч­ша­ет тех­но­ло­гию под на­зва­ни­ем гра­ди­ен­то­мет­рия пол­но­го тен­зо­ра (FTG; full tensor gradiometry). На сво­ем сай­те Neos утвер­жда­ет, что но­вый сен­сор FTG Plus смо­жет най­ти 10-мет­ро­вую на­клон­ную плос­кость на глу­бине око­ло ки­ло­мет­ра под зем­лей по из­ме­не­нию гра­ви­та­ци­он­но­го по­ля. Дру­ги­ми сло­ва­ми, тех­но­ло­гия поз­во­лит най­ти пол­ный зо­ло­та бро­ни­ро­ван­ный гру­зо­вик на глу­бине 20 м, уло­вив из­ме­не­ние гра­ви­та­ци­он­но­го по­ля, вы­зван­но­го зо­ло­том, объ­яс­ня­ет FT. По­иск мож­но ве­сти

с са­мо­ле­та – при сдел­ке Neos до­стал­ся авиа­парк из Cessna и Basler.

Штаб-квар­ти­ра Neos на­хо­дит­ся в США.

С ПО­МО­ЩЬЮ 3D-МО­ДЕ­ЛИ­РО­ВА­НИЯ

При­ни­мая кор­ре­спон­ден­та FT в сво­ей нью-йорк­ской квар­ти­ре с ви­дом на Цен­траль­ный парк, Фей­ман за­явил, что по­ра взо­рвать неф­тя­ную от­расль. «В свое вре­мя ком­па­нии бы­ло труд­но внед­рять но­вую тех­но­ло­гию. Ве­лись бук­валь­но те же раз­го­во­ры, что и в ри­тей­ле. Есть эти огром­ные ком­па­нии. Как и у су­пер­мар­ке­тов, у неф­тя­ных ком­па­ний боль­шие ба­лан­сы. У них огром­ные ин­ве­сти­ции в ос­нов­ные ак­ти­вы, и, ес­ли мир ме­ня­ет­ся, они не мо­гут из­ме­нить их быст­ро», – рас­суж­да­ет но­во­ис­пе­чен­ный неф­тя­ник. Быв­ший ри­тей­лер, он срав­ни­ва­ет глу­бо­ко­вод­ные ме­сто­рож­де­ния к за­па­ду от Аф­ри­ки с при­го­род­ны­ми ги­пер­мар­ке­та­ми. На ком­па­нии с труд­но­из­вле­ка­е­мы­ми за­па­са­ми да­вят кон­ку­рен­ты с низ­ки­ми из­держ­ка­ми, по­доб­но то­му как он­лайн-про­дав­цы услож­ни­ли жизнь ма­га­зи­нам, име­ю­щим тор­го­вые пло­ща­ди. «Вы по­тра­ти­ли день­ги, при­ня­ли ре­ше­ние и те­перь при­вя­за­ны к сы­рье­вой ба­зе. Вы по­сто­ян­но на­де­е­тесь, что ни­че­го не из­ме­нит­ся. Но ре­аль­ность ми­ра та­ко­ва, что ме­ня­ет­ся все», – про­дол­жа­ет он раз­мыш­ле­ния о быст­ро ме­ня­ю­щей­ся дей­стви­тель­но­сти.

Из луч­ших ме­сто­рож­де­ний на су­ше на Ближ­нем Во­сто­ке до­бы­ва­ют нефть с ми­ни­маль­ны­ми из­держ­ка­ми. Се­бе­сто­и­мость до­бы­чи са­мых про­блем­ных аме­ри­кан­ских шель­фо­вых ме­сто­рож­де­ний, как пра­ви­ло, мень­ше, чем у труд­ных глу­бо­ко­вод­ных ме­сто­рож­де­ний. Нуж­но раз­ве­ды­вать но­вые ме­сто­рож­де­ния на су­ше. Фей­ман уве­ря­ет, что с ме­то­ди­кой Neos мож­но де­лать это быст­рее и де­шев­ле, чем при сей­смо­раз­вед­ке.

Фей­ма­на при­вле­ка­ет не только воз­мож­ность взо­рвать ин­ду­стрию, как это сде­лал Uber с ав­то­пе­ре­воз­ка­ми. Ему нра­вит­ся, что Neos име­ет де­ло с из­ме­не­ни­ем тех­но­ло­гий и все про­ис­хо­дит до­воль­но быст­ро: «То, что я ис­кал с по­мо­щью Neos, – это тех­но­ло­гия, ос­но­ван­ная на ана­ли­зе дан­ных».

Сей­сми­че­ский ме­тод – тра­ди­ци­он­ный для ге­о­раз­вед­ки. Взры­вом или невзрыв­ным спо­со­бом (на­при­мер, с по­мо­щью ав­то­мо­би­ля-виб­ра­то­ра) вы­зы­ва­ют­ся вол­ны, ко­то­рые рас­про­стра­ня­ют­ся с раз­ной ско­ро­стью в раз­ных по­ро­дах. Neos об­ра­ба­ты­ва­ет мно­же­ство дру­гих дан­ных – от кос­ми­че­ской съем­ки до элек­тро­маг­нит­ной раз­вед­ки и гра­ви­мет­ри­че­ских ис­сле­до­ва­ний, рас­ска­зы­ва­ет Фей­ман. По его сло­вам, об­ра­бот­ка этих дан­ных мо­жет да­же сде­лать сей­смо­раз­вед­ку ненуж­ной, хо­тя это под­раз­де­ле­ние у ком­па­нии то­же есть. Для вы­яв­ле­ния пер­спек­тив­ных участ­ков Neos ана­ли­зи­ру­ет гео­ло­ги­че­ские и гео­фи­зи­че­ские дан­ные, ви­зу­а­ли­зи­руя их с по­мо­щью 3D-мо­де­ли­ро­ва­ния. «Neos – это о том, как Крем­ни­е­вая до­ли­на встре­ти­лась с неф­те­нос­ным участ­ком», – го­во­рит Фей­ман.

Как бы ни бы­ли хо­ро­ши тех­но­ло­гии Neos, ком­мер­че­ско­го успе­ха ей до­бить­ся не так лег­ко, пред­по­ла­га­ет FT. «На этот про­ект по­тра­че­но уже пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров», – го­во­рит Фей­ман. Он при­зна­ет­ся, что, не­смот­ря на «уди­ви­тель­ную се­рию от­кры­тий», не бы­ло «ре­аль­но­го спо­со­ба за­ра­бо­тать на этом – не про­ду­мы­ва­лось, как рас­по­ря­дить­ся той [ин­фор­ма­ци­ей], что мы име­ем».

Один из ва­ри­ан­тов – про­да­вать услу­ги Neos стра­нам, же­ла­ю­щим про­ве­сти ин­вен­та­ри­за­цию ре­сур­сов. Фей­ман пред­по­ла­га­ет, что это мо­жет сра­бо­тать с Ка­зах­ста­ном в рам­ках за­пу­щен­но­го в стране в 2014 г. про­ек­та сов­мест­но с Рос­си­ей. Это про­ект «Евра­зия» по гео­ло­го­раз­вед­ке рай­о­на При­ка­спий­ской впа­ди­ны. Та­к­же Neos ве­дет пе­ре­го­во­ры с Са­у­дов­ской Ара­ви­ей по по­во­ду ме­сто­рож­де­ний же­лез­ной ру­ды. Ком­па­ния кар­то­гра­фи­ро­ва­ла ме­сто­рож­де­ния Ар­ген­ти­ны, Ли­ва­на и США. Neos уже при­быль­на. Но Фей­ман счи­та­ет, что по­ра са­мим за­ни­мать­ся до­бы­чей. Прав­да, ис­то­рия пол­на слу­ча­ев, ко­гда неф­те­сер­вис­ные ком­па­нии пы­та­лись стать до­бы­ва­ю­щи­ми и тер­пе­ли оглу­ши­тель­ный крах.

Вло­жив $150 млн соб­ствен­ных средств, Фей­ман кров­но за­ин­те­ре­со­ван в успе­хе и го­во­рит, что на­ме­рен дол­го ра­бо­тать в Neos.-

/ REX / FOTODOM

В 40 лет Джо­на­тан Фей­ман ре­шил от­дох­нуть от биз­не­са

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.