Ту­ше­ние по­жа­ра от­че­та­ми

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Алек­сей Яро­шен­ко

... По­ло­же­ние тай­ги сей­час кар­ди­наль­но из­ме­ни­лось: огонь вме­сте с пла­но­вы­ми вы­руб­ка­ми ее стре­ми­тель­но гу­бят

Ос­нов­ную часть ле­сов на­шей стра­ны (бо­лее 90%) со­став­ля­ет тай­га, а тай­га ис­то­ри­че­ски в очень боль­шой сте­пе­ни фор­ми­ро­ва­лась под воз­дей­стви­ем ог­ня. Фак­ти­че­ски она пред­став­ля­ет со­бой мо­за­и­ку ле­сов, вы­рос­ших на га­рях раз­но­го воз­рас­та – от несколь­ких лет до несколь­ких сто­ле­тий, в ред­ких слу­ча­ях до несколь­ких ты­ся­че­ле­тий. Тай­га в той или иной ме­ре го­ре­ла все­гда – со вре­мен ее об­ра­зо­ва­ния по­сле окон­ча­ния по­след­не­го оле­де­не­ния.

Во­прос в ме­ре это­го го­ре­ния и в том, к ка­ким оно при­во­дит по­след­стви­ям. В этом от­но­ше­нии си­ту­а­ция сей­час прин­ци­пи­аль­но из­ме­ни­лась по срав­не­нию с тем, что бы­ло сот­ни и ты­ся­чи лет на­зад. Сей­час по­жа­ры дей­ству­ют од­но­вре­мен­но с руб­ка­ми ле­са – и сов­мест­но они опу­сто­ша­ют ле­са го­раз­до быст­рее. Да­же ес­ли по­жа­ры не вы­хо­дят за ис­то­ри­че­ски сло­жив­ши­е­ся рам­ки, а руб­ки – за рас­чет­ную ве­ли­чи­ну неис­то­щи­тель­но­го ле­со­поль­зо­ва­ния, дей­ствуя сов­мест­но, они в те­че­ние бук­валь­но счи­тан­ных де­ся­ти­ле­тий при­во­дят та­еж­ные ле­са в пол­ный упа­док.

Сот­ни и ты­ся­чи лет на­зад неко­му бы­ло роп­тать по по­во­ду ды­ма от лес­ных по­жа­ров: в те дав­ние вре­ме­на ма­ло кто из лю­дей, жив­ших в та­еж­ной зоне, до­жи­вал до воз­рас­та, ко­гда уми­ра­ют от бо­лез­ней серд­ца, со­су­дов и ор­га­нов ды­ха­ния (а имен­но при этих бо­лез­нях за­дым­ле­ние ста­но­вит­ся смер­тель­но опас­ным). Сей­час эти бо­лез­ни, де­ла­ю­щие лю­дей наи­бо­лее уяз­ви­мы­ми к ды­му, ста­ли би­чом ци­ви­ли­за­ции. Од­ним из след­ствий это­го ста­ла го­раз­до боль­шая, чем в про­шлые ве­ка, чув­стви­тель­ность че­ло­ве­че­ства к за­дым­ле­нию – по неко­то­рым оцен­кам, смерт­ность на­се­ле­ния Зем­ли от вы­зван­но­го ланд­шафт­ны­ми по­жа­ра­ми за­дым­ле­ния мо­жет до­сти­гать в худ­шие го­ды несколь­ких со­тен ты­сяч че­ло­век. Та­еж­ные ре­ги­о­ны и се­вер­ные стра­ны, вклю­чая Рос­сию, хоть и не вхо­дят в це­лом в чис­ло ли­де­ров по этой смерт­но­сти, при ка­та­стро­фи­че­ских по­жа­рах мо­гут ока­зы­вать­ся в зоне вы­со­ко­го рис­ка.

XX век в по­жар­ном от­но­ше­нии ока­зал­ся срав­ни­тель­но бла­го­по­луч­ным для та­еж­ных ле­сов (ес­ли срав­ни­вать с ис­то­ри­че­ски­ми мас­шта­ба­ми го­ре­ния) – от­ча­сти из-за со­кра­ще­ния ро­ли ог­ня в прак­ти­ке зем­ле­поль­зо­ва­ния, от­ча­сти из-за успеш­ной борь­бы с по­жа­ра­ми в боль­шин­стве та­еж­ных ре­ги­о­нов. Но из­ме­не­ние кли­ма­та уже удли­ни­ло про­дол­жи­тель­ность по­жа­ро­опас­но­го се­зо­на в та­еж­ной зоне в сред­нем на несколь­ко недель, уве­ли­чи­ло ча­сто­ту экс­тре­маль­ных за­сух и их про­дол­жи­тель­ность. Эти из­ме­не­ния от­ча­сти уже съе­ли, от­ча­сти мо­гут съесть в бли­жай­шем бу­ду­щем бла­го­твор­ный эф­фект до­сти­же­ний ХХ в. в сфе­ре охра­ны тай­ги от ог­ня.

Кли­ма­ти­че­ски обу­слов­лен­ный рост та­еж­ных по­жа­ров в на­шей стране на­ло­жил­ся на ад­ми­ни­стра­тив­но обу­слов­лен­ный – по­след­ствия несколь­ких оши­боч­ных ре­ше­ний в сфе­ре управ­ле­ния ле­са­ми, при­ня­тых за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия. Пер­вой круп­ной ошиб­кой ста­ла лик­ви­да­ция Фе­де­раль­ной служ­бы лес­но­го хо­зяй­ства и Гос­ком­эко­ло­гии Рос­сии в 2000 г. – это ре­ше­ние при­ве­ло к се­рьез­ной де­про­фес­си­о­на­ли­за­ции верх­не­го уров­ня си­сте­мы управ­ле­ния ле­са­ми, по­след­ствия ко­то­рой не уда­лось пре­одо­леть до сих пор. Вто­рой ста­ло при­ня­тие в 2006 г. но­во­го Лес­но­го ко­дек­са, разо­рвав­ше­го ме­ха­низ­мы са­мо­фи­нан­си­ро­ва­ния лес­но­го хо­зяй­ства че­рез со­хра­нив­шу­ю­ся с со­вет­ских вре­мен си­сте­му лес­хо­зов. Фак­ти­че­ски лес­ное хо­зяй­ство пре­вра­ти­лось из эко­но­ми­че­ски по­чти са­мо­до­ста­точ­ной от­рас­ли в от­расль, прак­ти­че­ски це­ли­ком за­ви­ся­щую от бюд­жет­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния – ко­то­ро­го на все не хва­ти­ло (в том чис­ле на со­дер­жа­ние бы­ло­го шта­та лес­ной охра­ны и на пол­но­цен­ную борь­бу с лес­ны­ми по­жа­ра­ми). Эко­но­ми­че­ская мо­ти­ва­ция к хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти в ле­су, вы­хо­дя­щей за рам­ки про­стой до­бы­чи дре­ве­си­ны, бы­ла по­чти пол­но­стью уби­та, чис­ло ра­бот­ни­ков со­кра­ти­лось при­мер­но втрое, бю­ро­кра­ти­че­ская на­груз­ка на спе­ци­а­ли­стов («бу­ма­го­пи­са­ние») вы­рос­ла при­мер­но в 7–8 раз. Лес, осо­бен­но в «мно­го­лес­ных» та­еж­ных ре­ги­о­нах, пре­вра­тил­ся в по­чти бес­хоз­ную и прак­ти­че­ски не охра­ня­е­мую тер­ри­то­рию.

Ре­зуль­тат этих ре­форм не за­ста­вил се­бя дол­го ждать: ка­та­стро­фи­че­ские лес­ные и тор­фя­ные по­жа­ры в боль­шой сте­пе­ни ста­ли ре­зуль­та­том имен­но упад­ка лес­но­го хо­зяй­ства (а еще – сель­ско­го: не ме­нее тре­ти по­жа­ров при­хо­дит в ле­са и на тор­фя­ни­ки с со­пре­дель­ных зе­мель, за­бро­шен­ных, за­рос­ших бу­рья­ном и ча­сто по весне вы­жи­га­е­мых на­се­ле­ни­ем). На­чи­ная с 2010 г. круп­ные ле­со­по­жар­ные ка­та­стро­фы в раз­ных ре­ги­о­нах стра­ны по­вто­ря­лись еже­год­но.

В от­ли­чие от ка­та­стро­фы 2010 г., охва­тив­шей са­мые гу­сто­на­се­лен­ные ре­ги­о­ны на­шей стра­ны, по­сле­ду­ю­щие ка­та­стро­фи­че­ские по­жа­ры оста­ва­лись прак­ти­че­ски неза­мет­ны­ми для жи­те­лей ме­га­по­ли­сов и во­об­ще для ос­нов­ной ча­сти на­се­ле­ния. Да­же лес­ные по­жа­ры 2012 г., по пло­ща­ди при­мер­но втрое пре­взо­шед­шие по­жа­ры 2010 г., не при­влек­ли осо­бо­го вни­ма­ния. Сколь­ко-ни­будь за­мет­ное от­ра­же­ние в рос­сий­ских СМИ, со­ци­аль­ных се­тях и во­об­ще в пуб­лич­ном ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве по­лу­чи­ла раз­ве что бай­каль­ская ка­та­стро­фа 2015 г. – бла­го­да­ря из­вест­но­сти Бай­ка­ла и ин­те­ре­су об­ще­ства к его со­хра­не­нию. Осталь­ные (в Яку­тии, Амур­ской об­ла­сти, Крас­но­яр­ском крае и дру­гих круп­ных лес­ных ре­ги­о­нах Си­би­ри и Даль­не­го Во­сто­ка) про­шли по­чти неза­ме­чен­ны­ми.

Ка­та­стро­фи­че­ские лес­ные по­жа­ры в сред­ней по­ло­се боль­шин­ство жи­те­лей Рос­сии за­ме­ча­ет са­мым непо­сред­ствен­ным об­ра­зом, ко­гда дым при­хо­дит в круп­ные го­ро­да или ко­гда на­чи­на­ют го­реть де­рев­ни, до ко­то­рых мо­гут до­брать­ся жур­на­ли­сты. В этих слу­ча­ях лю­ди ви­дят, что стра­на се­рьез­но го­рит, неза­ви­си­мо от то­го, что по­па­да­ет в офи­ци­аль­ные свод­ки. Дру­гое де­ло – по­жа­ры в ма­ло­на­се­лен­ных ре­ги­о­нах Се­ве­ра, Си­би­ри и Даль­не­го Во­сто­ка: они ма­ло ко­му вид­ны, ли­де­ры об­ще­ствен­но­го мне­ния до них не до­би­ра­ют­ся, и боль­шин­ство лю­дей мо­гут су­дить о про­ис­хо­дя­щем толь­ко из со­об­ще­ний СМИ, пер­во­ис­точ­ни­ком ко­то­рых ча­ще все­го ста­но­вят­ся офи­ци­аль­ные свод­ки или со­об­ще­ния офи­ци­аль­ных лиц. И вот тут-то прав­ди­вость офи­ци­аль-

На пи­ке лет­них лес­ных по­жа­ров 2016 г., ко­гда пло­щадь еди­но­вре­мен­но дей­ство­вав­ших по­жа­ров со­став­ля­ла око­ло 2,3 млн га, в офи­ци­аль­ную от­чет­ность по­па­ло чуть боль­ше 11 000 га

ных сво­док при­об­ре­та­ет очень боль­шое зна­че­ние: ес­ли они ни­че­го не от­ра­жа­ют – да­же ги­гант­ские по­жа­ры мо­гут оста­вать­ся со­вер­шен­но неза­ме­чен­ны­ми. А это озна­ча­ет, что го­ря­щие ре­ги­о­ны, ко­то­рым Лес­ной ко­декс 2006 г. пе­ре­дал фе­де­раль­ные пол­но­мо­чия по борь­бе с лес­ны­ми по­жа­ра­ми, фак­ти­че­ски оста­ют­ся один на один с ог­нем. Де­нег у них на ту­ше­ние нет (пе­ре­дан­ные си­бир­ским и даль­не­во­сточ­ным ре­ги­о­нам лес­ные пол­но­мо­чия фи­нан­си­ру­ют­ся из фе­де­раль­но­го бюд­же­та в луч­шем слу­чае на де­ся­тую часть от ре­аль­ной по­треб­но­сти). По­это­му ле­са на огром­ных пло­ща­дях го­рят прак­ти­че­ски бес­кон­троль­но, по­ка их не по­ту­шат до­жди и снег – в на­ших ны­неш­них усло­ви­ях глав­ные лес­ные по­жар­ные.

11 ап­ре­ля 2013 г. в Улан-Удэ со­сто­я­лось за­се­да­ние пре­зи­ди­у­ма Го­су­дар­ствен­но­го со­ве­та, по­свя­щен­ное раз­ви­тию лес­но­го ком­плек­са стра­ны. Вот ци­та­та из за­клю­чи­тель­но­го сло­ва Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на на этом за­се­да­нии: «По тем дан­ным, ко­то­рые у ме­ня есть, – кол­ле­га ска­зал, что там еще бо­лее ра­зи­тель­ная раз­ни­ца, – но те дан­ные, ко­то­рые у ме­ня есть (они до­ста­точ­но объ­ек­тив­ны, это дан­ные кос­ми­че­ско­го мо­ни­то­рин­га), – пло­щадь ле­сов, прой­ден­ная по­жа­ра­ми, со­ста­ви­ла в 2011 г. 5,1 млн га. И со­от­вет­ствен­но в 2012 г. – 11 млн га. По дан­ным Ро­слес­хо­за, со­от­вет­ствен­но 1,3 млн и 2,5 млн. Это что та­кое? А что, раз­ве труд­но по­лу­чить эти дан­ные?» По­сле это­го быв­ший руководитель Ро­слес­хо­за Вик­тор Мас­ля­ков был от­прав­лен в от­став­ку, пра­ви­тель­ству бы­ло да­но пору­че­ние о до­сто­вер­ном ста­ти­сти­че­ском уче­те пло­ща­дей, прой­ден­ных лес­ны­ми по­жа­ра­ми, «с при­ме­не­ни­ем дан­ных фе­де­раль­ной ин­фор­ма­ци­он­ной си­сте­мы ди­стан­ци­он­но­го мо­ни­то­рин­га».

Фор­маль­но это пору­че­ние счи­та­ет­ся вы­пол­нен­ным (необ­хо­ди­мые для его ре­а­ли­за­ции ве­дом­ствен­ные нор­ма­тив­ные пра­во­вые ак­ты при­ня­ты), но ре­аль­ная си­ту­а­ция из­ме­ни­лась не силь­но. На­при­мер, со­глас­но дан­ным ин­фор­ма­ци­он­ной си­сте­мы ди­стан­ци­он­но­го мо­ни­то­рин­га («ИСДМ-Ро­слес­хоз», пред­на­зна­чен­ной как раз для «кон­тро­ля за до­сто­вер­но­стью све­де­ний о по­жар­ной опас­но­сти в ле­сах и лес­ных по­жа­рах, предо­став­ля­е­мых упол­но­мо­чен­ны­ми ор­га­на­ми ис­пол­ни­тель­ной вла­сти субъ­ек­тов РФ»), пло­щадь трех круп­ней­ших лес­ных по­жа­ров, дей­ство­вав­ших в Амур­ской об­ла­сти в пер­вом по­лу­го­дии 2016 г., со­ста­ви­ла 610 000 га – при этом офи­ци­аль­но учтен­ная в Еди­ной меж­ве­дом­ствен­ной ин­фор­ма­ци­он­но-ста­ти­сти­че­ской си­сте­ме пло­щадь всех лес­ных по­жа­ров в этом ре­ги­оне (291 шт.) со­ста­ви­ла все­го 452 500 га. Та­кая же си­ту­а­ция в Бу­ря­тии: пло­щадь трех круп­ней­ших лес­ных по­жа­ров пер­во­го по­лу­го­дия, по дан­ным ИСДМ, со­ста­ви­ла 193 000 га, пло­щадь всех по­жа­ров (403 шт.), по­пав­ших в офи­ци­аль­ный ста­ти­сти­че­ский учет, – все­го 122 500 га. В обо­их слу­ча­ях речь идет о круп­ней­ших по­жа­рах, офи­ци­аль­но и ре­аль­но лик­ви­ди­ро­ван­ных в пер­вом по­лу­го­дии, т. е. они в лю­бом слу­чае долж­ны бы­ли по­пасть в от­чет­ность за пер­вое по­лу­го­дие. Есть еще боль­шое ко­ли­че­ство по­жа­ров, ко­то­рые про­дол­жа­ли дей­ство­вать и во вто­ром по­лу­го­дии, – за­ко­но­да­тель­ство поз­во­ля­ет при воль­ном по­ни­ма­нии от­не­сти их пло­ща­ди к ста­ти­сти­ке за III квар­тал. Но в лю­бом слу­чае сот­ни ты­сяч гек­та­ров, прой­ден­ных лес­ны­ми по­жа­ра­ми, уже ока­за­лись скры­ты­ми от ста­ти­сти­че­ско­го уче­та, т. е. пре­зи­дент­ское пору­че­ние оста­ет­ся за­ве­до­мо невы­пол­нен­ным. На­сколь­ко разой­дут­ся офи­ци­аль­ные дан­ные о лес­ных по­жа­рах 2016 г. с ре­аль­но­стью, мож­но бу­дет су­дить лишь в кон­це но­яб­ря, ко­гда по­дой­дет срок офи­ци­аль­но­го опуб­ли­ко­ва­ния ста­ти­сти­че­ских дан­ных о лес­ных по­жа­рах за III квар­тал.

С опе­ра­тив­ной от­чет­но­стью де­ла об­сто­ят еще ху­же: на­при­мер, на пи­ке лет­них лес­ных по­жа­ров 2016 г. (24–25 июля), ко­гда пло­щадь еди­но­вре­мен­но дей­ство­вав­ших по­жа­ров со­став­ля­ла око­ло 2,3 млн га, в офи­ци­аль­ную от­чет­ность (свод­ки Ро­слес­хо­за и Ави­а­ле­со­охра­ны) по­па­ло чуть боль­ше 11 000 га – мень­ше 0,5% от ре­аль­ной пло­ща­ди. Ос­нов­ная часть не по­пав­ших в свод­ки по­жа­ров дей­ство­ва­ла в так на­зы­ва­е­мой зоне кон­тро­ля лес­ных по­жа­ров – в тех ле­сах, где по­жа­ры офи­ци­аль­но мож­но не ту­шить, а лишь на­блю­дать за ни­ми, по­ка они не угро­жа­ют на­се­лен­ным пунк­там.

Мно­гие ра­бот­ни­ки лес­но­го хо­зяй­ства счи­та­ют, что об­ви­не­ния ор­га­нов ле­со­управ­ле­ния во лжи – это фор­ма­ли­сти­ка, не име­ю­щая к жиз­ни ни­ка­ко­го от­но­ше­ния: в ре­аль­но­сти ту­шат те по­жа­ры, на ко­то­рые хва­та­ет сил и средств, а остав­ши­е­ся ту­шить все рав­но неко­му, нечем и не на что. Но средств на ту­ше­ние лес­ных по­жа­ров не хва­та­ет во мно­гом имен­но по­то­му, что офи­ци­аль­ные дан­ные по­ка­зы­ва­ют от­сут­ствие нуж­ды в них: да­же при остром недо­фи­нан­си­ро­ва­нии пе­ре­дан­ных ре­ги­о­нам лес­ных пол­но­мо­чий пло­щадь лес­ных по­жа­ров по срав­не­нию с преды­ду­щи­ми го­да­ми офи­ци­аль­но со­кра­ща­ет­ся, а эф­фек­тив­ность борь­бы с ни­ми, со­от­вет­ствен­но, рас­тет. В 2016 г. фи­нан­си­ро­ва­ние пе­ре­дан­ных ре­ги­о­нам лес­ных пол­но­мо­чий со­кра­ти­лось при­мер­но на 11% – а пло­щадь лес­ных по­жа­ров, по пред­ва­ри­тель­ным ав­гу­стов­ским дан­ным Ро­слес­хо­за, умень­ши­лась в 1,5 ра­за. При та­кой ста­ти­сти­ке, да еще в усло­ви­ях острой бюд­жет­ной недо­ста­точ­но­сти пра­ви­тель­ство вряд ли со­гла­сит­ся с тем, что рас­хо­ды на лес, в том чис­ле на охра­ну его от ог­ня, на­до су­ще­ствен­но уве­ли­чить. А ес­ли бюд­жет­ных де­нег не бу­дет (при том что ме­ха­низ­мы са­мо­фи­нан­си­ро­ва­ния лес­но­го хо­зяй­ства оста­ют­ся раз­ру­шен­ны­ми, ста­рая тех­ни­ка про­дол­жа­ет из­на­ши­вать­ся, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные лю­ди до­воль­но быст­ро ухо­дят) – не бу­дет и на­деж­ной охра­ны ле­сов от ог­ня.

Осталь­ное бу­дет за­ви­сеть от по­го­ды. В сы­рой и хо­лод­ный год пло­ща­ди лес­ных по­жа­ров да­же при са­мой пло­хой охране ле­сов обыч­но ока­зы­ва­ют­ся неболь­ши­ми, ка­та­стро­фы ес­ли и слу­ча­ют­ся, то мест­но­го уров­ня. А вот в жар­кий и су­хой год, ко­то­рых ста­но­вит­ся все боль­ше и боль­ше, при ны­неш­нем уровне охра­ны ле­сов из­бе­жать сле­ду­ю­щей ле­со­по­жар­ной ка­та­стро­фы об­ще­рос­сий­ско­го мас­шта­ба уже вряд ли по­лу­чит­ся.-

/ NASA GODDARD MODIS RAPID RESPONSE TEAM

Ста­ти­сти­че­ский учет и кос­ми­че­ский мо­ни­то­ринг по­жа­ров в Рос­сии ни­как не мо­гут сой­тись

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.