Про­бле­ма с ан­глий­ским

Vedomosti - - КОММЕНТАРИИ - *Сай­мон Ку­пер АВ­ТОР – ОБО­ЗРЕ­ВА­ТЕЛЬ FINANCIAL TIMES

Ино­стран­ные го­су­дар­ства непро­зрач­ны для зна­ю­щих боль­шей ча­стью толь­ко один язык бри­тан­цев и аме­ри­кан­цев. Ино­стран­цы зна­ют нас ку­да луч­ше, чем мы их.

По­про­бу­ем немно­го от­влечь­ся от ис­то­рии про рус­ских ха­ке­ров, взло­мав­ших аме­ри­кан­скую из­би­ра­тель­ную си­сте­му. В бо­лее ши­ро­ком смыс­ле «взлом» озна­ча­ет из­вле­че­ние чьей-то ин­фор­ма­ции или внед­ре­ние соб­ствен­ной. Вз­ло­мать ан­гло­языч­ные стра­ны осо­бен­но лег­ко, по­то­му что их про­тив­ни­ки хо­ро­шо по­ни­ма­ют, о чем в них го­во­рят. Ан­гло­языч­ное об­ще­ство жи­вет слов­но бы в стек­лян­ном до­ме, и на­обо­рот, ино­стран­ные го­су­дар­ства непро­зрач­ны для зна­ю­щих боль­шей ча­стью толь­ко один язык бри­тан­цев и аме­ри­кан­цев. Ино­стран­цы зна­ют нас ку­да луч­ше, чем мы их. Эта асим­мет­рия, воз­мож­но, по­мог­ла Рос­сии про­дви­нуть пред­по­чи­та­е­мо­го ею кан­ди­да­та в Бе­лый дом, она же за­труд­ни­ла для Ве­ли­ко­бри­та­нии пе­ре­го­во­ры по Brexit.

Роль Бри­та­нии ме­ня­лась очень быст­ро. До 1990-х гг. Рос­сия и Ки­тай ма­ло зна­ли о том, что про­ис­хо­дит в за­пад­ных об­ще­ствах. Мно­гих из тех, кто в этих стра­нах вла­дел ан­глий­ским, по­сле ком­му­ни­сти­че­ских ре­во­лю­ций про­сто уби­ли или от­пра­ви­ли в ссыл­ку, а сме­на им так и не вы­рос­ла. Хо­ро­шо знав­ших ан­глий­ский не хва­та­ло да­же в КГБ: зна­чи­тель­ная часть дан­ных, по­сы­лав­ших­ся в Моск­ву бри­тан­ски­ми шпи­о­на­ми Ки­мом Фил­би и Га­ем Бер­джессом, так и не бы­ла пе­ре­ве­де­на.

Но с се­ре­ди­ны 1980-х гг. от­кры­тие Ки­тая, па­де­ние Бер­лин­ской сте­ны и по­яв­ле­ние ин­тер­не­та при­ве­ли к взрыв­но­му ро­сту по­пу­ляр­но­сти ан­глий­ско­го язы­ка. Ки­тай­ские и рос­сий­ские эли­ты на­ча­ли от­прав­лять сво­их де­тей учить­ся в США и Ве­ли­ко­бри­та­нию. В пе­ри­од с 1990 по 2010 г. бри­тан­ские и аме­ри­кан­ские СМИ и ки­но при­об­ре­ли неви­дан­ное до тех пор вли­я­ние в мире.

За это вре­мя язы­ко­вая асим­мет­рия меж­ду ан­гло­языч­ны­ми стра­на­ми и их со­пер­ни­ка­ми при­об­ре­ла край­ние фор­мы. «Сей­час несколь­ко мил­ли­о­нов рос­сий­ских граж­дан, по су­ти, би­линг­вы и зна­ко­мы из­нут­ри с жиз­нью ан­гло­языч­ных об­ществ», – го­во­рит Ри­кар­до Со­арес де Оли­вей­ра, по­ли­то­лог из Окс­фор­да. Боль­шин­ство же тех, для ко­го ан­глий­ский род­ной, на­про­тив, пе­ре­ста­ли за­бо­тить­ся об изу­че­нии ино­стран­ных язы­ков.

Впер­вые эта про­бле­ма ста­ла за­мет­на по­сле 11 сен­тяб­ря 2001 г. США и Бри­та­ния об­на­ру­жи­ли, что араб­ский мир для них непро­зра­чен. Джон Ник­сон, экс­перт ЦРУ по Сад­да­му Ху­сей­ну, не мог до­про­сить его по-араб­ски. В сво­их не­дав­но вы­шед­ших вос­по­ми­на­ни­ях «До­пра­ши­вая пре­зи­ден­та» Ник­сон рас­ска­зы­ва­ет, как во вре­мя до­про­са пе­ре­вод­чик ЦРУ ссо­рил­ся с во­ен­ным пе­ре­вод­чи­ком: «Нет, он не го­во­рил ни­че­го по­доб­но­го!» Сад­дам лов­ко вос­поль­зо­вал­ся си­ту­а­ци­ей и взял сто­ро­ну во­ен­но­го пе­ре­вод­чи­ка.

Как ан­глий­ский стал под­во­дить ан­гло­языч­ные си­лы в Ира­ке, так же на­чал от­ка­зы­вать и их тра­ди­ци­он­ный ин­стру­мент вли­я­ния – во­ен­ное де­ло. Они от­ка­за­лись от прак­ти­ки втор­же­ний. Се­го­дня США тра­тят на обо­ро­ну $579 млрд в год и все же не мо­гут оста­но­вить во­ен­ные аван­тю­ры Рос­сии.

Но­вым ору­жи­ем ста­ла ки­бер­вой­на, но эф­фек­тив­нее все­го ею поль­зу­ют­ся вра­ги США. Вз­ла­мы­вать ино­стран­ные дан­ные име­ет смысл толь­ко в том слу­чае, ес­ли эту ин­фор­ма­цию мож­но ис­поль­зо­вать. В Рос­сии и Ки­тае очень мно­го пре­крас­но ин­фор­ми­ро­ван­ных лю­дей, спо­соб­ных ана­ли­зи­ро­вать ан­глий­ские до­ку­мен­ты в по­ис­ках необ­хо­ди­мой ин­фор­ма­ции, го­во­рит Адам Си­гал, ав­тор кни­ги The Hacked World Order. Най­дя что-ни­будь ин­те­рес­ное, они мо­гут рас­про­стра­нить най­ден­ное в соц­се­тях или при по­мо­щи «по­лез­ных иди­о­тов» из WikiLeaks. По­сле это­го вполне мож­но по­ло­жить­ся на аме­ри­кан­ские СМИ, ко­то­рые при­да­дут ис­то­рии нуж­ный раз­мах. Дру­гой ва­ри­ант – ино­стран­цы мо­гут про­сто-на­про­сто из­го­то­вить фей­ко­вые но­во­сти по-ан­глий­ски.

«В об­рат­ном на­прав­ле­нии это ра­бо­та­ет ху­же», – го­во­рит Си­гал. В США не хва­та­ет линг­ви­стов, спо­соб­ных оце­нить, ка­кая ин­фор­ма­ция из дру­гих стран осо­бен­но важ­на. Про­сто вбро­сить ин­фор­ма­цию обыч­ным рос­си­я­нам и ки­тай­цам они то­же не мо­гут, по­сколь­ку ин­тер­нет в этих стра­нах, осо­бен­но в Ки­тае, кон­тро­ли­ру­ет­ся го­су­дар­ством. На сме­ну за­пад­ной прак­ти­ке «про­дви­же­ния де­мо­кра­тии» при­шла во­сточ­ная прак­ти­ка «про­дви­же­ния ав­то­кра­тии», го­во­рит Со­арес де Оли­вей­ра. У ан­гло­языч­ных га­зет и неко­гда мо­гу­ще­ствен­ной BBC се­го­дня по­яви­лись мил­ли­о­ны кон­ку­рен­тов в соц­се­тях.

Впро­чем, про­бле­мы с ан­глий­ским есть и у са­мой Ве­ли­ко­бри­та­нии. Два ее цен­тра по­ли­ти­че­ской вла­сти, Вест­мин­стер и таб­ло­и­ды, по­чти ис­клю­чи­тель­но мо­но­языч­ны. Го­ло­суя за Brexit, бри­тан­цы со­вер­шен­но не пред­став­ля­ли се­бе, как на это от­ре­а­ги­ру­ют дру­гие ев­ро­пей­ские стра­ны. В меч­тах ря­до­во­го «брекзи­те­ра» это вы­гля­де­ло при­мер­но так: «Оста­но­вим им­ми­гра­цию, со­хра­ним ре­жим сво­бод­ной тор­гов­ли с Ев­ро­пой и на­под­пи­сы­ва­ем еще ту­чу страш­но вы­год­ных тор­го­вых со­гла­ше­ний со все­ми осталь­ны­ми».

В Бри­та­нии есть экс­пер­ты (по боль­шей ча­сти ди­п­ло­ма­ты), зна­ю­щие ино­стран­ные язы­ки и по­ни­ма­ю­щие, как да­ле­ки эти мечты от ре­аль­но­сти. Но имен­но по­то­му, что эти лю­ди по­ни­ма­ют ход мыс­ли ев­ро­пей­цев, Вест­мин­стер и таб­ло­и­ды им не до­ве­ря­ют. На­гляд­ная ил­лю­стра­ция – от­став­ка посла Ве­ли­ко­бри­та­нии при ЕС сэ­ра Ай­ва­на Род­жер­са.

Как окру­же­ние До­наль­да Трам­па иг­но­ри­ро­ва­ло госде­пар­та­мент, так и бри­тан­ский МИД (где непло­хо пред­став­ля­ют се­бе по­ло­же­ние дел за гра­ни­цей) от­ста­ви­ли в сто­ро­ну на пе­ре­го­во­рах по Brexit. Вме­сто него вы­хо­дом из ЕС бу­дет за­ни­мать­ся спе­ци­аль­ное но­вое ми­ни­стер­ство. Его ру­ко­во­ди­тель Дэ­вид Дэ­вис за­явил, на­при­мер, что Гер­ма­ния охот­но под­пи­шет со­гла­ше­ние с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, по­то­му что про­да­ет в ней свои ав­то­мо­би­ли. «Бри­тан­ский по­ли­ти­че­ский класс по­ра­зи­тель­но несве­дущ в том, что свя­за­но с ЕС, не важ­но, на чьей сто­роне они вы­сту­па­ют», – го­во­рит Чарльз Грант из Цен­тра ев­ро­пей­ских ре­форм.

Ев­ро­пей­ские ли­де­ры по­ни­ма­ют Бри­та­нию ку­да луч­ше. «Они смот­рят BBC, зна­ют ан­глий­ский и чи­та­ют твит­тер Daily Mail», – про­дол­жа­ет Грант. Да­же Ан­ге­ла Мер­кель, за­кон­чив­шая во­сточ­но­гер­ман­скую шко­лу, учи­ла ан­глий­ский по ком­му­ни­сти­че­ской га­зе­те Morning Star.

Аме­ри­ку толь­ко что пе­ре­хит­ри­ли ино­стран­цы, язы­ка ко­то­рых она не по­ни­ма­ет. Бри­та­ния мо­жет стать сле­ду­ю­щей.-

Аме­ри­ку толь­ко что пе­ре­хит­ри­ли ино­стран­цы, язы­ка ко­то­рых она не по­ни­ма­ет. Бри­та­ния мо­жет стать сле­ду­ю­щей

/ ARMIN WEIGEL / DPA

Весь мир вы­учил ан­глий­ский, в то вре­мя как Бри­та­ния и США пе­ре­ста­ли ин­те­ре­со­вать­ся чу­жи­ми язы­ка­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.