Сде­ла­ем куль­то­вое ме­сто

Vedomosti - - Культура - Де­нис Корсаков

Рос­сий­ская ко­ме­дия «Ог­ни боль­шой де­рев­ни» – о том, что Выш­ний Во­ло­чёк всем хо­рош для арт­ха­ус­но­го кино, в него мож­но за­вез­ти вам­пи­ров, мсти­те­лей и прой­ти с ни­ми 15 ша­гов к вер­шине биз­не­са

Впро­вин­ци­аль­ном го­род­ке, рас­по­ло­жен­ном меж­ду Пи­те­ром и Моск­вой (до­пу­стим, это Выш­ний Во­ло­чёк, где и шли съем­ки), жи­вет Фе­дор. Ему 20 лет, и он ра­бо­та­ет ки­но­ме­ха­ни­ком в по­лу­раз­ру­шен­ном ки­но­те­ат­ре «Ро­ди­на», ко­то­рый тор­гов­цы с близ­ле­жа­ще­го рын­ка дав­но пре­вра­ти­ли в сек­рет­ный склад пер­си­ков. В его рас­по­ря­же­нии толь­ко ко­пия филь­ма «Я ша­гаю по Москве», он из­ред­ка кру­тит ее за­лет­ным по­се­ти­тель­ни­цам-пен­си­о­нер­кам. Все осталь­ные со­труд­ни­ки дав­но уво­ли­лись, Фе­дор «с про­шло­го го­да не пла­тил зар­пла­ту сам се­бе». Тут еще и вла­сти при­оста­нав­ли­ва­ют ра­бо­ту ки­но­те­ат­ра – яко­бы из-за то­го, что с по­жар­ной без­опас­но­стью там пол­ный швах (на са­мом де­ле скольз­кий улыбчивый мэр го­ро­да на­ме­рен от­крыть в зда­нии ма­га­зин и про­да­вать шу­бы). Но тут из ар­мии воз­вра­ща­ет­ся друг Фе­до­ра Сте­пан; в ка­зар­ме он изу­чил кни­гу «15 ша­гов к вер­шине биз­не­са» и те­перь ре­ша­ет воз­ро­дить «Ро­ди­ну».

«Ог­ни боль­шой де­рев­ни» – де­бют­ный фильм Ильи Учи­те­ля. И Учи­тель-млад­ший ори­ен­ти­ру­ет­ся в первую оче­редь не на «Я ша­гаю по Москве», как мож­но бы­ло бы по­ду­мать, – хоть ге­рои от­да­лен­но и на­по­ми­на­ют юно­шей из ше­дев­ра Геор­гия Да­не­лии. Од­на из пер­вых фраз, ко­то­рые Сте­пан го­во­рит Фе­до­ру: «Мы из тво­е­го ки­но­те­ат­ра сде­ла­ем куль­то­вое ме­сто!» – и невоз­мож­но не вспом­нить в этот мо­мент один из луч­ших рос­сий­ских филь­мов по­след­не­го де­ся­ти­ле­тия, «Ша­пи­то-шоу» Сер­гея Ло­ба­на. Фе­дор, как вско­ре вы­яс­ня­ет­ся, меч­та­ет не кру­тить кино, а сни­мать. В его го­ло­ве дав­но со­зре­ла и офор­ми­лась кон­цеп­ция кар­ти­ны «Бар­то­ло­мео, за­стен­чи­вый вам­пир» о роб­ком блед­ном юно­ше, ко­то­ро­го не по­ни­ма­ют окру­жа­ю­щие; че­рес­чур уверенные в се­бе от­мо­роз­ки с бейс­боль­ны­ми би­та­ми да­же пы­та­ют­ся на него ак­тив­но на­ез­жать, не чуя скры­тую в нем си­лу. Впро­чем, ко­гда Фе­дор из­ла­га­ет сю­жет по­жи­ло­му опе­ра­то­ру, тот быст­ро транс­фор­ми­ру­ет его в со­всем дру­гой, драматический и арт­ха­ус­ный фильм.

Это, ко­неч­но, яв­ное за­им­ство­ва­ние из «Ша­пи­то», хо­тя еще это и бо­лее или ме­нее нор­маль­ный про­цесс раз­ви­тия за­мыс­ла. И, как ча­сто бы­ва­ет со сце­на­ри­я­ми, сни­мать Сте­пан и Фе­дор в ито­ге бу­дут со­всем дру­гой фильм, не ро­ман­ти­че­ский и не арт­ха­ус­ный, а на­ве­ян­ный ро­д­ри­ге­сов­ским «Ма­че­те». Звез­дой неожи­дан­но ста­нет Дмит­рий Дю­жев – по­хмель­ный, злоб­ный и са­мо­до­воль­ный ар­тист, толь­ко что сбе­жав­ший со съе­мок ре­клам­но­го ро­ли­ка, устро­ив там пья­ный де­бош и вы­лив ре­жис­се­ру на го­ло­ву па­ру лит­ров гор­чи­цы. Не при­хо­дя в со­зна­ние, Дю­жев от­пра­вил­ся на по­ез­де в Пи­тер, от­ку­да его сса­ди­ли за бес­чин­ства – как раз в род­ном го­род­ке Сте­па­на и Фе­до­ра и у них на гла­зах. Храб­рым ки­не­ма­то­гра­фи­стам уда­ет­ся свя­зать Дю­же­ва, уса­дить в ин­ва­лид­ную ко­ляс­ку и, пе­ри­о­ди­че­ски оглу­шая то ку­ла­ком, то сно­твор­ным, вы­ве­сти в об­ра­зе Бар­то­ло­мео, кро­ва­во­го мсти­те­ля, пу­те­ше­ству­ю­ще­го по сте­пям в ком­па­нии од­но­гла­зой доч­ки-мо­наш­ки и кро­ша­ще­го вра­гов бен­зо­пи­лой.

Да, это слег­ка на­по­ми­на­ет фильм Ми­ше­ля Гон­дри «Пе­ре­мот­ка» (там, прав­да, за­крыть пы­та­лись не ки­но­те­атр, а пункт про­ка­та ви­део­кас­сет, и ге­рои на лю­би­тель­скую ви­део­ка­ме­ру пе­ре­сни­ма­ли «Охот­ни­ков за при­ви­де­ни­я­ми» и «Час пик –2»). И ко­неч­но, ко­гда ты пи­шешь недлин­ную ре­цен­зию на фильм про­дол­жи­тель­но­стью 80 ми­нут и без кон­ца пе­ре­чис­ля­ешь в ней дру­гие филь­мы, это не очень здо­ро­во. Но все же «Ог­ни боль­шой де­рев­ни» не вы­зы­ва­ют ка­ких-то рез­ко нега­тив­ных чувств. Они вполне впи­сы­ва­ют­ся в тен­ден­цию сни­мать для рос­сий­ской мо­ло­де­жи бла­гост­ное и по­лу­фан­та­сти­че­ское кино ти­па «Хо­ро­ше­го маль­чи­ка», с ко­то­рым «Ог­ни боль­шой де­рев­ни» участ­во­ва­ли в од­ном ки­но­тав­ров­ском кон­кур­се. Дю­жев, с упо­е­ни­ем иг­ра­ю­щий по­хаб­ную вер­сию са­мо­го се­бя, – уме­рен­но смеш­ной, ге­рои – уме­рен­но оба­я­тель­ны, фильм сам по се­бе уме­рен­но мил. Осо­бен­но ес­ли не пом­нить «Ша­пи­то-шоу» и его бес­ко­неч­но бо­лее жи­вых и тро­га­тель­ных пер­со­на­жей. И осо­бен­но ес­ли по­ве­рить в су­ще­ство­ва­ние су­ма­сшед­ших эн­ту­зи­а­стов, ко­то­рые го­то­вы бес­ко­неч­но кру­тить «Я ша­гаю по Москве» в эпо­ху тор­рен­тов, или мэ­ров, ко­то­рые меч­та­ют ле­том тор­го­вать шу­ба­ми, вме­сто то­го что­бы от­ре­ста­ври­ро­вать ки­но­те­атр и бес­пе­ре­бой­но стричь день­ги на «Мсти­те­лях» и «Транс­фор­ме­рах».-

/ KINOPOISK.RU

Дмит­рий Дю­жев (в цен­тре) иг­ра­ет па­ро­дию на са­мо­го се­бя в гри­ме ин­фер­наль­но­го Бар­то­ло­мео

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.