«Мне со­слу­жи­ло от­лич­ную служ­бу вы­да­ю­ще­е­ся чу­тье на брех­ню»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Джон Осерс

Та­лант­ли­вый ма­те­ма­тик Эд­вард Торп сна­ча­ла обыг­ры­вал ка­зи­но, а по­том стал за­ра­ба­ты­вать на бир­же с по­мо­щью слож­ных ал­го­рит­мов и ос­но­вал пер­вый кван­то­вый хедж-фонд

Эд­вард Торп убеж­ден, что Уолл-стрит ни­чем не луч­ше ка­зи­но. Не по­то­му, что здесь иг­ра­ют в азарт­ные иг­ры, а по­то­му, что здесь все устро­е­но жуль­ни­че­ским об­ра­зом. «Не­ви­ди­мая ру­ка пре­вра­ти­лась в неви­ди­мый сред­ний па­лец. Это кон­тро­ли­ру­е­мый и ма­ни­пу­ли­ру­е­мый ры­нок. Как ска­зал бы До­нальд Трамп, «это сфаль­си­фи­ци­ро­ва­но».

Торп, бод­рый 84-лет­ний муж­чи­на, как ни­кто дру­гой, име­ет пра­во на та­кое суж­де­ние. Этот ма­те­ма­ти­че­ский ге­ний, бу­дучи док­то­ран­том Мас­са­чу­сет­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та, изу­чал, как вы­иг­ры­вать в бл­эк­д­жек. В 1962 г. он опуб­ли­ко­вал кни­гу «По­бе­ди ди­ле­ра» со спо­со­бом под­сче­та карт, ко­то­рый да­ет пре­иму­ще­ство в иг­ре, и про­сла­вил­ся так, что ка­зи­но за­пре­ти­ли ему са­дить­ся за иг­ро­вой стол. Торп утвер­жда­ет, что в од­ном ему да­же под­ме­ши­ва­ли нар­ко­тик в на­пит­ки. Мно­гие за­ве­де­ния из­ме­ни­ли пра­ви­ла, что­бы не дать иг­ро­кам ис­поль­зо­вать си­сте­му Тор­па.

За­тем он по­пы­тал­ся обыг­рать ру­лет­ку, ис­поль­зуя при­бор, при­вя­зан­ный к но­ге, – сей­час он на­зы­ва­ет его пер­вым в ми­ре но­си­мым ком­пью­те­ром.

По­сле это­го был на­бег на Уолл­ст­рит, обо­га­тив­ший его на сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Его Princeton Newport Partners, учре­жден­ный в 1969 г., счи­та­ет­ся пер­вым «кван­то­вым» (ис­поль­зу­ю­щим ал­го­рит­мы) хедж-фон­дом. За 18 лет он пре­вра­тил $1,4 млн в $273 млрд, бо­лее чем в 2 ра­за обо­гнав рей­тинг S&P 500 и толь­ко од­на­жды по­ка­зав убы­ток – квар­таль­ный. По­ни­ма­ние Тор­пом ма­те­ма­ти­ки, це­но­об­ра­зо­ва­ния оп­ци­о­нов и ком­пью­те­ров да­ло ему огром­ное пре­иму­ще­ство.

Его эс­ка­па­ды, рав­но как и спо­соб­ность за­ра­ба­ты­вать день­ги, сде­ла­ли Тор­па крест­ным от­цом мно­гих со­вре­мен­ных ве­ли­ких ин­ве­сто­ров. Парт­нер Тор­па по бри­джу Уор­рен Баф­фетт со­ве­то­вал об­ра­щать­ся к нему ин­ве­сто­рам сво­е­го пер­во­го хедж-фон­да. Билл Гросс, ос­но­вав­ший Pimco и сде­лав­ший этот фонд од­ним из круп­ней­ших ми­ро­вых иг­ро­ков на рын­ке об­ли­га­ций, про­во­дил вре­мя за бл­эк­д­же­ком, а по­том со­сто­ял­ся как ин­ве­стор, осво­ив кни­гу Тор­па «Обо­гнать ры­нок», из­дан­ную в 1967 г. Один из са­мых до­ро­гих управ­ля­ю­щих хедж-фон­да­ми – Кен Гриф­фин в 1990 г. ос­но­вал фонд Citadel, ис­поль­зуя до­ку­мен­та­цию Princeton Newport, ко­то­рую пе­ре­дал ему Торп.

Это устра­ша­ю­щее ре­зю­ме, и я нерв­ни­чаю, от­прав­ля­ясь на встре­чу с Тор­пом в офис в со­вре­мен­ном рай­оне го­ро­да Нью­порт-Бич к югу от Лос-Ан­дже­ле­са. Но Торп, встре­ча­ю­щий ме­ня в спор­тив­ном ко­стю­ме – он ре­гу­ляр­но за­ни­ма­ет­ся спор­том, – со­всем не стра­шен. Вы­со­ко­му, с без­уко­риз­нен­ной ди­зай­нер­ской ко­рот­кой стриж­кой и не схо­дя­щей с лица озор­ной улыб­кой – ему лег­ко дать лет на 30 мень­ше.

По­лю­бо­вав­шись ве­ли­ко­леп­ным ви­дом на Ти­хий оке­ан, мы спус­ка­ем­ся на пер­вый этаж, и он при­гла­ша­ет ме­ня на пас­са­жир­ское си­де­нье его крас­ной Tesla («У ме­ня бы­ла Porsche, но эта ку­да луч­ше»). Это спо­кой­ная и ти­хая по­езд­ка вниз по шос­се до ре­сто­ра­на Рот­шиль­дов Corona del Mar – се­мей­но­го за­ве­де­ния, где ра­ды ви­зи­ту Тор­па. А еще, за­ме­ча­ет он, здесь не слиш­ком до­ро­го.

«Не слиш­ком до­ро­го» – ключ к по­ни­ма­нию Тор­па, чей успех про­из­рас­та­ет от­ча­сти из при­вы­чек, при­об­ре­тен­ных в дет­стве. Он рос в стес­нен­ных об­сто­я­тель­ствах: во вре­мя Ве­ли­кой де­прес­сии и вой­ны – сна­ча­ла в Чи­ка­го, а за­тем в Юж­ной Ка­ли­фор­нии. Его ро­ди­те­ли ра­бо­та­ли, и ему при­хо­ди­лось за­ни­мать­ся са­мо­об­ра­зо­ва­ни­ем. И еще он на­учил­ся не быть жад­ным.

Торп боль­ше не иг­ра­ет в азарт­ные иг­ры: «Я на­сла­ждал­ся про­цес­сом по­сти­же­ния че­го-то но­во­го и но­вой сре­дой. Как толь­ко это ста­ло ру­ти­ной, я по­те­рял ин­те­рес. Бл­эк­д­жек не очень ин­те­ре­сен, по­то­му что став­ки очень ма­лы. Ко­гда при­вык ста­вить на кон мил­ли­о­ны на рын­ке, риск­нуть несколь­ки­ми ты­ся­ча­ми в бл­эк­д­жек – это ерун­да».

В на­ши дни управ­ля­ю­щие фон­да­ми из­вест­ны сво­им при­стра­сти­ем к по­ке­ру. «Это по­то­му что [в этой иг­ре] они мо­гут со­пер­ни­чать друг с дру­гом. Они обо­жа­ют это де­лать», – иро­ни­зи­ру­ет Торп.

Мы оба за­ка­зы­ва­ем фир­мен­ные блю­да: он – ло­со­ся, я по его ре­ко­мен­да­ции – меч-ры­бу. К вза­им­но­му об­лег­че­нию, мы об­на­ру­жи­ва­ем, что оба не пьем за обе­дом. Это от­кры­тие мы ре­ша­ем об­мыть со­до­вой и ча­ем со льдом. Я про­шу суп ми­не­строне, Торп воз­дер­жи­ва­ет­ся от пер­во­го блю­да – ему пред­сто­ит мно­го го­во­рить.

От­че­го же он так нега­тив­но на­стро­ен по от­но­ше­нию к Уолл-стрит? Не по­вы­шая го­ло­са, он за­чи­ты­ва­ет об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние: «Ры­нок Ада­ма Сми­та силь­но от­ли­ча­ет­ся от на­ших рын­ков. Он пред­став­лял се­бе ры­нок со мно­же­ством по­ку­па­те­лей и про­дав­цов, где ни­кто не поль­зу­ет­ся до­ми­ни­ру­ю­щим по­ло­же­ни­ем, не мо­жет на­вя­зы­вать то­ва­ры рын­ку и где су­ще­ству­ет ярост­ная кон­ку­рен­ция. На том рын­ке, с ко­то­рым мы име­ем де­ло, нет ни­че­го по­доб­но­го. Иг­ро­ки на­столь­ко круп­ны, что дер­жат в ру­ках ры­ча­ги фи­нан­со­вой по­ли­ти­ки». По его сло­вам, на Уолл-стрит до сих пор пол­но «схем Пон­ци» и речь не толь­ко о Бер­нар­де Мэ­доф­фе, чье гран­ди­оз­ное мо­шен­ни­че­ство Торп, как он утвер­жда­ет, за­ме­тил боль­ше чем за 10 лет до кра­ха афе­ры. В 1991 г. Торп про­вел нечто вро­де due diligence для кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии, по­про­сив­шей его про­ве­рить свои ин­ве­сти­ции в хедж-фон­ды, и при­быль Мэ­доф­фа «вы­гля­де­ла слиш­ком хо­ро­шо, что­бы быть прав­дой».

Он по­про­бо­вал про­ве­рить сдел­ки, о ко­то­рых со­об­щал Мэ­дофф, по офи­ци­аль­ным от­че­там. По­ло­ви­на из них не мог­ла быть за­клю­че­на: обо­рот по ука­зан­ным по­зи­ци­ям в дни, ко­гда Мэ­дофф яко­бы тор­го­вал, ока­зал­ся ну­ле­вым. «Зная, что по­ло­ви­на сде­лок вы­мыш­лен­ные, до­воль­но слож­но по­ве­рить, что дру­гая по­ло­ви­на ре­аль­ная».

Бо­лее де­таль­ная про­вер­ка по­ка­за­ла, что в по­ло­вине из остав­ших­ся сде­лок «толь­ко у мо­е­го кли­ен­та обо­ро­ты зна­чи­лись боль­ше, чем у всей бир­жи. Это бы­ло сто­про­цент­ное до­ка­за­тель­ство. Не нуж­но знать ни фи­нан­со­вую тео­рию, ни­че­го. Это как ес­ли бы у ме­ня бы­ла ви­део­за­пись, как он на­жи­ма­ет на спус­ко­вой крю­чок».

Но ни­кто ни­че­го не пред­при­нял. «Я ждал год за го­дом, ко­гда же все это взо­рвет­ся. Од­ной из при­чин, по­че­му это­го не про­изо­шло, бы­ло то, что Мэ­дофф был опо­рой ис­теб­лиш­мен­та. Все эти лю­ди от­да­ва­ли ему день­ги, на­чис­ляя воз­на­граж­де­ние. Он не на­зна­чал се­бе го­но­ра­ра, что то­же очень и очень по­до­зри­тель­но».

Что ка­са­ет­ся хедж-фон­дов, то, го­во­рит он, они ста­ли «вполне сфор­ми­ро­вав­шим­ся клас­сом ак­ти­вов и их до­ход­ность, скор­рек­ти­ро­ван­ная с уче­том рис­ков, опу­сти­лась ни­же уров­ня до­ход­но­сти у дру­гих клас­сов ак­ти­вов». Сей­час слиш­ком мно­гие ис­поль­зу­ют ме­тод ал­го­рит­мов, так что тор­гов­ля уже не столь при­быль­на, как рань­ше.

За 10 лет, про­шед­ших с фи­нан­со­во­го кри­зи­са, у ме­ня бы­ло нема­ло бе­сед вро­де этой. Так что, ко­гда мы на­чи­на­ем упле­тать ры­бу, с лю­бо­вью за­вер­ну­тую в до­маш­нюю пас­ту, я ин­те­ре­су­юсь: и что же он пред­ла­га­ет нам де­лать? «Бан­кам, слиш­ком боль­шим, что­бы рух­нуть, на­до бы­ло дать рух­нуть. Их ак­ци­о­не­ры долж­ны бы­ли за­пла­тить за все. Боль­шие ком­па­нии долж­ны бы­ли прой­ти че­рез ор­га­ни­зо­ван­ное банк­рот­ство. По­че­му мы не мог­ли до­пу­стить кра­ха бан­ков? По­то­му что они крайне вли­я­тель­ны. Они мо­гут убе­дить пра­ви­тель­ство не до­во­дить де­ло до банк­рот­ства».

Он так­же счи­та­ет, что спе­ку­ля­тив­ные под­раз­де­ле­ния бан­ков долж­ны быть за­кры­ты. По су­ти он пред­ла­га­ет вер­нуть­ся к за­ко­ну Глас­са – Сти­гол­ла вре­мен Ве­ли­кой де­прес­сии, ко­то­рый в 1999 г. от­ме­нил пре­зи­дент Клин­тон (что со­про­вож­да­лось бур­ны­ми дис­кус­си­я­ми). У но­во­из­бран­но­го пре­зи­ден­та Трампа – а мы обе­да­ли в пер­вый день его пре­бы­ва­ния на по­сту – од­ним из пунк­тов про­грам­мы как раз чис­лит­ся воз­вра­ще­ние это­го за­ко­на. Но сей­час он, ка­жет­ся, бо­лее скло­нен к де­ре­гу­ли­ро­ва­нию. Торп вздра­ги­ва­ет при упо­ми­на­нии фа­ми­лии Трампа, объ­яс­няя, что он от­но­сит­ся к нему так пло­хо, на­сколь­ко это во­об­ще воз­мож­но.

Мне нуж­но спро­сить Тор­па о са­мом нелов­ком мо­мен­те в его соб­ствен­ной про­фес­си­о­наль­ной ка­рье­ре. В 1987 г. офис его хедж­фон­да в Нью-Джер­си на­ве­сти­ли пра­ви­тель­ствен­ные аген­ты, ра­бо­та­ю­щие на то­гдаш­не­го окруж­но­го про­ку­ро­ра Нью-Йор­ка Ру­доль­фа Джу­ли­а­ни. Они ве­ли рас­сле­до­ва­ние в от­но­ше­нии Майк­ла Мил­ке­на, ко­ро­ля «му­сор­ных об­ли­га­ций», и Джу­ли­а­ни ис­кал лю­бую воз­мож­ность, что­бы под­ко­пать­ся под него. Тор­па, жи­ву­ще­го в Юж­ной Ка­ли­фор­нии, ни­ко­гда не об­ви­ня­ли и не упо­ми­на­ли в этом де­ле, но не­ко­то­рые из его кол­лег в Нью-Джер­си по­тра­ти­ли долгие го­ды на су­деб­ные раз­би­ра­тель­ства, пре­жде чем до­ка­за­ли свою неви­нов­ность. Торп же не стал бо­роть­ся, а ре­шил за­крыть Princeton Newport Partners.

Но Торп не под­да­ет­ся на мою про­во­ка­цию по­кри­ти­ко­вать Джу­ли­а­ни: «Я не знаю, как по­стро­ить иде­аль­ную си­сте­му. Во-пер­вых, су­ще­ству­ет ли она во­об­ще? Во-вто­рых, воз­мож­но ли с по­ли­ти­че­ской точ­ки зре­ния ее до­стичь? Я не уве­рен в пер­вом, а вто­рое уж точ­но от­ри­цаю, по­то­му как об­ле­чен­ные вла­стью лю­ди не же­ла­ют, что­бы это про­изо­шло».

К это­му мо­мен­ту мы оба рас­пра­ви­лись с ры­бой (дей­стви­тель­но ве­ли­ко­леп­ной) и при­сту­пи­ли к по­сле­обе­ден­но­му ко­фе. Я рас­спра­ши­ваю об их с Кло­дом Шен­но­ном (ма­те­ма­тик, ин­же­нер и крип­то­ана­ли­тик, раз­ра­бот­чик тео­рии ин­фор­ма­ции, счи­та­ет­ся од­ним из твор­цов ин­фор­ма­ци­он­ной эпо­хи. – «Ве­до­мо­сти») идее 1960-х со­здать ком­пью­тер, по­мо­га­ю­щий вы­иг­ры­вать в ру­лет­ку.

Торп об­ра­тил­ся к Шен­но­ну за со­ве­том, ко­гда пи­сал труд об иг­ре в бл­эк­д­жек. Шен­нон по­ин­те­ре­со­вал­ся, есть ли у мо­ло­до­го че­ло­ве­ка дру­гие за­мыс­лы, и его увлек­ла идея Тор­па про ру­лет­ку. В пол­ной недо­де­лан­ных хит­ро­ум­ных изоб­ре­те­ний ла­бо­ра­то­рии Шен­но­на на­ча­лись экс­пе­ри­мен­ты – с ог­ня­ми стро­бо­ско­пов и на­кло­нен­ных под раз­ны­ми уг­ла­ми ко­лес ру­лет­ки.

Идея, рас­ска­зы­ва­ет Торп, со­сто­я­ла в том, что­бы на­жи­мать паль­цем но­ги кноп­ку га­д­же­та, ко­гда ша­рик вра­ща­ет­ся по верх­ней, непо­движ­ной ча­сти ру­лет­ки (над ро­то­ром – вра­ща­ю­щей­ся ча­стью). По­втор­ное на­жа­тие поз­во­ля­ло оце­нить его ско­рость и сте­пень за­мед-

«Лю­ди не яв­ля­ют­ся хо­ро­ши­ми устрой­ства­ми для об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции. Осо­бен­но в кол­лек­ти­ве. До­ка­за­тель­ство – недав­няя по­ли­ти­че­ская кам­па­ния в Аме­ри­ке. Их лег­ко об­ма­нуть фей­ко­вы­ми но­во­стя­ми»

ле­ния. Я по­ни­маю, как мож­но пред­ска­зать этим точ­ку, где ша­рик кос­нет­ся ро­то­ра. Но как быть с дру­гой про­бле­мой – в ка­ком по­ло­же­нии ока­жет­ся ко­ле­со ру­лет­ки? Оно же вра­ща­ет­ся в про­ти­во­по­лож­ном на­прав­ле­нии. Ты мо­жешь знать, где упа­дет ша­рик, но это ни­че­го не даст, ес­ли не зна­ешь, ка­кое под ним ока­жет­ся чис­ло.

Торп объ­яс­ня­ет, во­дя паль­цем по ко­фей­но­му блюд­цу. На ру­лет­ке есть один (а в США – два) кар­ман зе­ле­но­го цве­та. Это да­ет ка­зи­но пре­иму­ще­ство – ес­ли ша­рик по­па­да­ет в этот кар­ман, все иг­ро­ки про­иг­ры­ва­ют. Но им с Шен­но­ном это поз­во­ли­ло взло­мать иг­ру. На­жи­мая на кноп­ку га­д­же­та, ко­гда зе­ле­ное по­ле ока­зы­ва­ет­ся в опре­де­лен­ной по­зи­ции, они смог­ли (за­про­грам­ми­ро­вав при­вя­зан­ный к но­ге ком­пью­тер) по­нять, ку­да упа­дет ша­рик и при­мер­но ка­кое чис­ло бу­дет под ним в этот мо­мент. Точ­но пред­ска­зать невоз­мож­но, но они смог­ли до­бить­ся ше­сти вер­ных цифр – до­ста­точ­но хо­ро­шо, что­бы по­лу­чить со­кру­ши­тель­ное пре­иму­ще­ство пе­ред ка­зи­но.

Си­сте­ма ра­бо­та­ла, но у ее же­ле­за был фа­таль­ный недо­ста­ток – для вы­во­да ин­фор­ма­ции нуж­ны на­уш­ни­ки. Они ку­пи­ли са­мый тон­кий про­вод и, что­бы пря­тать его, отрас­ти­ли во­ло­сы, но про­во­док ча­сто при­хо­дил в негод­ность, так что ему нель­зя бы­ло до­ве­рять. В на­ши дни при­я­те­ли ис­поль­зо­ва­ли бы гар­ни­ту­ру Bluetooth.

Торп за­ста­вил ра­бо­тать в ин­ве­сти­ци­он­ной сфе­ре идеи, раз­ра­бо­тан­ные для бл­эк­д­же­ка. Он ис­поль­зо­вал слож­ные ма­те­ма­ти­че­ские вы­клад­ки для стра­те­гий, в ос­но­ву ко­то­рых лег­ла мас­со­вая скуп­ка ак­ций, и шан­сы бы­ли в его поль­зу, так же как при под­сче­те карт. Пре­вра­тив ин­ве­сти­ции в ма­те­ма­ти­че­скую за­да­чу, Торп ре­шил ее и за­про­грам­ми­ро­вал ком­пью­те­ры так, что­бы они по­мо­га­ли ему тор­го­вать на бир­же.

По­че­му же ему уда­лось за­ра­бо­тать на этом так мно­го де­нег, а дру­гим – нет? «Лю­ди не яв­ля­ют­ся хо­ро­ши­ми устрой­ства­ми для об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции. Осо­бен­но в кол­лек­ти­ве. До­ка­за­тель­ство – недав­няя по­ли­ти­че­ская кам­па­ния в Аме­ри­ке. Их лег­ко об­ма­нуть фей­ко­вы­ми но­во­стя­ми». И тут есть еще один важ­ный мо­мент, за­ме­ча­ет Торп: «Мне со­слу­жи­ло от­лич­ную служ­бу экс­тра­ор­ди­нар­ное чу­тье на брех­ню».

Я го­во­рю, что на­ши чи­та­те­ли хо­те­ли бы от него ка­кой-ни­будь со­вет по ин­ве­сти­ци­ям. Мож­но по при­ме­ру его дру­га Баф­фет­та про­ве­сти оце­ноч­ное ин­ве­сти­ро­ва­ние, за ко­то­рое ра­ту­ет тео­ре­тик ин­ве­сти­ций Бен­джа­мин Гр­эм: най­ти недо­оце­нен­ные ком­па­нии, ана­ли­зи­руя от­че­ты?

Торп от­не­ки­ва­ет­ся – мол, его ни­ко­гда это не при­вле­ка­ло. «Я бы оце­нил под­ход Бе­на Гр­э­ма как де­ло на всю жизнь. Я бы то­гда не смог де­лать ни­че­го дру­го­го. Уор­рен про­де­мон­стри­ро­вал это. Он чем­пи­он чем­пи­о­нов <...> Но хо­дить по ком­па­ни­ям – это не то, чем мне хо­чет­ся за­ни­мать­ся. Я да­же не ду­мал о фи­нан­сах, по­ка мне не стук­ну­ло 32». Баф­фетт тор­го­вал цен­ны­ми бу­ма­га­ми с 11 лет.

Со­вет Тор­па: «Ес­ли вы не со­би­ра­е­тесь быть про­фес­си­о­наль­ным ин­ве­сто­ром, про­сто ин­ве­сти­руй­те в ин­декс». Торп быст­ро про­во­дит в уме вы­чис­ле­ния и объ­яв­ля­ет: в со­во­куп­но­сти те, кто хо­тят обыг­рать ры­нок, еже­год­но за­ра­ба­ты­ва­ют на 2% мень­ше (с уче­том упла­ты ко­мис­сий), чем те, кто про­сто ин­ве­сти­ру­ет в ин­декс­ный фонд. Это озна­ча­ет: «Ес­ли вы ин­ве­сти­ру­е­те в ин­декс, то за 35-лет­ний пе­ри­од вы за­ра­бо­та­е­те вдвое боль­ше, чем в сред­нем по­лу­чит тот, кто это­го не де­ла­ет». А тем вре­ме­нем вы мо­же­те за­ни­мать­ся тем, что ре­аль­но для вас важ­но.

По­это­му он не пы­тал­ся со­хра­нить свой хедж-фонд: «Я по­нял, что Princeton за­бе­рет всю мою жизнь. Я бы всю жизнь ко­пил день­ги». Се­крет Тор­па том, что­бы по­нять: уже хва­тит.

Вме­сто это­го они с Ви­ви­ан, на ко­то­рой он же­нат бо­лее по­лу­ве­ка, пу­те­ше­ство­ва­ли по ми­ру и на­сла­жда­лись об­ще­ни­ем с вну­ка­ми. Сре­ди них трой­няш­ки, ко­то­рые сей­час учат­ся в MIT. В сво­ей по­след­ней кни­ге (ра­бо­та над ней рас­тя­ну­лась на­дол­го из-за бо­лез­ни Ви­ви­ан: год борь­бы с ра­ком моз­га на по­след­ней ста­дии) Торп опи­сы­ва­ет жизнь как при­клю­че­ние и за­кан­чи­ва­ет ее со­ве­том блю­сти ба­ланс меж­ду жиз­нью и ра­бо­той.

При­клю­че­ние про­дол­жа­ет­ся. По­сле то­го как я опла­чи­ваю счет – вполне оправ­дан­ные $80 – и мы от­прав­ля­ет­ся об­рат­но на по­бе­ре­жье, на ко­то­ром сто­ит Нью­порт-Бич, Торп рас­ска­зы­ва­ет мне о по­след­нем хоб­би. Он увлек­ся пла­ва­ни­ем с ак­ва­лан­гом с но­вой по­друж­кой, мо­ле­ку­ляр­ным био­ло­гом. Маль­ди­вы ве­ли­ко­леп­ны. А что до бу­ду­ще­го, то по­сле смер­ти его те­ло бу­дет за­мо­ро­же­но. «Я чув­ствую, что мне нуж­но вне­сти боль­ший вклад в на­у­ку, сде­лать боль­ше ве­щей и на­сла­дить­ся жиз­нью боль­ше, чем поз­во­ля­ет обыч­ный жиз­нен­ный срок». Свои шан­сы на воскре­ше­ние Торп оце­ни­ва­ет при­мер­но в 2%.-

/ PROFUSION STOCK / VOSTOCK-PHOTO

В по­след­ние го­ды Эд­вард Торп от­ка­зы­ва­ет­ся фо­то­гра­фи­ро­вать­ся, но ав­тор ста­тьи в FT на­хо­дит его на 30 лет мо­ло­же. Ну, мо­жет быть, лет на 15 – как на этом фо­то на­ча­ла 2000-х

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.