Ру­нет на во­ен­ном по­ло­же­нии

Ру­нет «пе­ре­шел на во­ен­ное по­ло­же­ние», счи­та­ют экс­пер­ты пра­во­за­щит­ной груп­пы «Аго­ра»: за кри­ти­ку си­ло­ви­ков и оцен­ку по­ло­же­ния на си­рий­ском фрон­те мож­но по­пасть под суд

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Анастасия Кор­ня

... Пра­во­за­щит­ни­ки за­фик­си­ро­ва­ли, что рас­ши­ре­ние рус­ско­го сег­мен­та ин­тер­не­та со­про­вож­да­лось уже­сто­че­ни­ем цен­зу­ры

Рос­си­яне ока­за­лись в ты­лу во­ю­ю­ще­го в ки­бер­про­стран­стве го­су­дар­ства. В нем дей­ству­ет фак­ти­че­ски во­ен­ное по­ло­же­ние с силь­ной цен­зу­рой и жест­кой ре­ак­ци­ей на лю­бое несо­гла­сие: са­мая без­обид­ная кри­ти­ка на­чаль­ства или по­пыт­ка оспо­рить дей­ствия ру­ко­вод­ства рас­смат­ри­ва­ют­ся как во­ору­жен­ное на­па­де­ние. Об этом го­во­рит­ся в пуб­ли­ку­е­мом во втор­ник еже­год­ном до­кла­де меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной груп­пы «Аго­ра».

Пра­во­за­щит­ни­ки от­ме­ча­ют рез­кий рост в 2016 г. слу­ча­ев огра­ни­че­ния сво­бо­ды ин­тер­не­та по всем на­прав­ле­ни­ям (см. врез). От­ча­сти он вы­зван тем, что Рос­ком­над­зор впер­вые опуб­ли­ко­вал пол­ную ста­ти­сти­ку по ре­ше­ни­ям о бло­ки­ров­ке сай­тов за 2016 г., по­яс­ня­ет ана­ли­тик «Аго­ры» Да­мир Гай­нут­ди­нов: до сих пор фик­си­ро­ва­лись толь­ко слу­чаи, ко­то­рые уда­ва­лось от­сле­дить пра­во­за­щит­ни­кам. Но при­сут­ству­ет и фак­ти­че­ский рост огра­ни­че­ний, при­об­ре­та­ю­щих все бо­лее об­щий ха­рак­тер: под бло­ки­ров­ку под­па­да­ют уже и сай­ты ма­га­зи­нов, тор­гу­ю­щих сы­ром и ха­мо­ном, в об­щей слож­но­сти в спис­ке Рос­ком­над­зо­ра 22 ка­те­го­рии за­прет­ной ин­фор­ма­ции, зна­ет Гай­нут­ди­нов. Объ­ек­тив­но боль­ше ста­ло и фак­тов уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния за ин­тер­нет-ак­тив­ность: ко­ли­че­ство из­вест­ных при­го­во­ров к ли­ше­нию сво­бо­ды вы­рос­ло с 18 до 29, к трем поль­зо­ва­те­лям при­ме­не­ны при­ну­ди­тель­ные ме­ры ме­ди­цин­ско­го ха­рак­те­ра. В це­лом, от­ме­ча­ют ав­то­ры до­кла­да, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство уго­лов­ных дел ка­са­ет­ся пра­во­ра­ди­каль­ных вы­ска­зы­ва­ний, ко­то­рые не под­па­да­ют под га­ран­тии сво­бо­ды сло­ва, но все бо­лее за­мет­на прак­ти­ка при­вле­че­ния к от­вет­ствен­но­сти «за сло­ва».

Ста­тья о про­па­ган­де се­па­ра­тиз­ма бы­ла вклю­че­на в Уго­лов­ный ко­декс в 2014 г. и на­прав­ле­на на устра­ше­ние тех, кто счи­тал при­со­еди­не­ние Кры­ма «ан­нек­си­ей», от­ме­ча­ет­ся в до­кла­де. Но спектр ее при­ме­не­ния стре­ми­тель­но рас­ши­ря­ет­ся: из из­вест­ных на дан­ный мо­мент 15 дел в вось­ми слу­ча­ях речь шла о ста­ту­се Кры­ма, а дру­гие ка­са­лись Ка­ре­лии, Си­би­ри и Ура­ла, еди­ной Мон­го­лии, Чеч­ни, Рес­пуб­ли­ки Ко­ми, Ку­ба­ни, Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти. Так­же стре­ми­тель­но воз­вра­ща­ет­ся пре­кра­тив­ша­я­ся бы­ло прак­ти­ка при­вле­че­ния к от­вет­ствен­но­сти за воз­буж­де­ние враж­ды про­тив со­ци­аль­ных групп «пред­ста­ви­те­ли вла­сти», «со­труд­ни­ки по­ли­ции» и проч. На­при­мер, в Пе­тер­бур­ге ак­ти­вист­ку Ди­ну Га­ри­ну при­влек­ли к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти за воз­буж­де­ние враж­ды в от­но­ше­нии «со­труд­ни­ков цен­тров «Э». Экс­пер­ты от­ме­ча­ют раз­де­ле­ние практики уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния экс­тре­ми­стов на две груп­пы: экс­тре­мист­ские вы­ска­зы­ва­ния и оправ­да­ние или при­зы­вы к тер­ро­риз­му. В пер­вой, как пра­ви­ло, ока­зы­ва­ют­ся по­ли­ти­че­ские и граж­дан­ские ак­ти­ви­сты раз­ных взгля­дов, во вто­рой – ра­ди­каль­ные му­суль­мане.

Рос­сий­ская по­ли­ти­ка в от­но­ше­нии ин­тер­не­та в по­след­ние пять лет ха­рак­те­ри­зо­ва­лась, по су­ти де­ла, сло­ва­ми «ата­ка», «кам­па­ния», «вра­ги», фак­ти­че­ски пре­вра­тив­шись в во­ен­ную кам­па­нию, кон­ста­ти­ру­ют ав­то­ры до­кла­да. В пер­спек­ти­ве же вла­сти все­рьез рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность изо­ля­ции рос­сий­ско­го сег­мен­та ин­тер­не­та, огра­ни­че­ния меж­ду­на­род­но­го тра­фи­ка и рез­ко­го со­кра­ще­ния ка­на­лов свя­зи с гло­баль­ной се­тью в по­пыт­ке со­зда­ния аль­тер­на­тив­ной на­ци­о­наль­ной се­ти. В июне Мин­ком­свя­зи опуб­ли­ко­ва­ло по­прав­ки в гос­про­грам­му «Ин­фор­ма­ци­он­ное общество», со­глас­но ко­то­рым к 2020 г. 99% ин­тер­нет­тра­фи­ка долж­но бу­дет пе­ре­да­вать­ся внут­ри стра­ны.

Ин­тер­нет-ом­буд­смен Дмит­рий Ма­ри­ни­чев счи­та­ет, что про­бле­ма не столь­ко в гос­по­ли­ти­ке, сколь­ко в из­лиш­ней ре­ти­во­сти ис­пол­ни­те­лей на ме­стах: это не злой умы­сел, а пе­ре­ги­бы. Но та­кое по­ло­же­ние дел под­тал­ки­ва­ет к ре­а­ли­за­ции уже не раз озву­чен­ной идеи: дол­жен быть еди­ный су­деб­ный ор­ган, име­ю­щий пра­во вы­но­сить ре­ше­ния об экс­тре­миз­ме, сей­час это мо­жет де­лать лю­бой рай­суд, на­по­ми­на­ет он. Сле­ду­ет так­же уточ­нить са­мо по­ня­тие «экс­тре­мизм»: долж­ны быть кри­те­рии, ко­то­рые поз­во­лят от­ли­чить его от про­сто­го вы­ра­же­ния мне­ния, счи­та­ет Ма­ри­ни­чев.

Ди­рек­тор цен­тра «Со­ва» Александр Вер­хов­ский свя­зы­ва­ет рез­кий рост «экс­тре­мист­ских» дел с эф­фек­том мо­би­ли­за­ции. Ес­ли до 2014 г. счет при­го­во­рам, вы­но­си­мым за вы­ска­зы­ва­ния, шел на де­сят­ки, то в 2015 г. их бы­ло уже око­ло 300, а в 2016 г., по пред­ва­ри­тель­ной ста­ти­сти­ке, бу­дет еще боль­ше: сни­жать по­ка­за­те­ли нель­зя, объ­яс­ня­ет он. В то же вре­мя на­до по­ни­мать, что ря­дом с каж­дым осуж­ден­ным за ра­ди­каль­ное вы­ска­зы­ва­ние мож­но най­ти при­мер­но де­ся­ток лю­дей, ко­то­рые пи­са­ли при­мер­но то же са­мое, и им ни­че­го за это не бы­ло. В груп­пе рис­ка пре­жде все­го ак­ти­ви­сты, ко­то­рые и так уже на­хо­дят­ся на за­мет­ке у пра­во­охра­ни­те­лей, объ­яс­ня­ет экс­перт.-

/ ЕВ­ГЕ­НИЙ РА­ЗУМ­НЫЙ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

За воль­но­сти в се­ти мож­но ре­аль­но по­пла­тить­ся сво­бо­дой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.