До­маш­няя рос­кошь

Ки­тай­цы ста­ли боль­ше тра­тить на пред­ме­ты рос­ко­ши у се­бя на ро­дине. Это несет в се­бе как воз­мож­но­сти, так и рис­ки для вла­дель­цев до­ро­гих брен­дов

Vedomosti - - Потребительский рынок - Кэти Чу

Ки­тай­ские по­тре­би­те­ли то­ва­ров клас­са люкс, ко­гда-то ску­пав­шие ча­сы и су­моч­ки в бу­ти­ках Па­ри­жа и НьюЙор­ка, те­перь все ча­ще при­об­ре­та­ют до­ро­гие то­ва­ры, не вы­ез­жая за гра­ни­цу. Рост про­даж в КНР фик­си­ру­ют та­кие ком­па­нии, как Richemont, Burberry Group и LVMH Moet Hennessy Louis Vuitton. Он мо­жет быть свя­зан с по­ли­ти­кой ки­тай­ских вла­стей, об­ло­жив­ших на­ло­гом за­ру­беж­ные по­куп­ки граж­дан, а так­же с дей­стви­я­ми са­мих вла­дель­цев брен­дов, сни­жа­ю­щих це­ны на свои то­ва­ры в Ки­тае. Сни­же­ние кур­са юа­ня и всплеск тер­ро­ри­сти­че­ской ак­тив­но­сти в Ев­ро­пе так­же удер­жи­ва­ют ки­тай­цев от за­ру­беж­ных по­ез­док и по­ку­пок, до­бав­ля­ют не­ко­то­рые ана­ли­ти­ки.

Из­ме­не­ние по­ку­па­тель­ских при­вы­чек ки­тай­цев – глав­ных по­тре­би­те­лей то­ва­ров клас­са люкс в ми­ре – от­кры­ва­ет вла­дель­цам до­ро­гих брен­дов но­вые воз­мож­но­сти на рын­ке КНР, но од­но­вре­мен­но несет рис­ки для их биз­не­са в дру­гих стра­нах.

В по­след­ние го­ды Пе­кин пред­при­ни­ма­ет уси­лия, для то­го что­бы вер­нуть в стра­ну по­тре­би­тель­ские рас­хо­ды и, со­от­вет­ствен­но, на­ло­го­вые по­ступ­ле­ния. В 2015 и в на­ча­ле 2016 г. пра­ви­тель­ство сни­зи­ло им­порт­ные по­шли­ны, в том чис­ле на кос­ме­ти­ку, обувь и одеж­ду. А в ап­ре­ле 2016 г. был по­вы­шен на­лог на за­ру­беж­ные по­куп­ки, ко­то­рым об­ла­га­ют­ся как вво­зи­мые в стра­ну то­ва­ры, так и при­об­ре­тен­ные в ино­стран­ных ин­тер­нет-ма­га­зи­нах.

«Раз­ни­ца в цене со­кра­ти­лась. Пре­иму­ще­ства мест­ных бу­ти­ков ста­но­вят­ся все бо­лее оче­вид­ны­ми», – го­во­рит Ци Фэй, недав­но ку­пив­шая в Пе­кине сум­ку Yves Saint Laurent при­мер­но за $1600 – это близ­ко к то­му, сколь­ко та­кая сум­ка сто­ит в дру­гих стра­нах. По­куп­ка до­ро­гих то­ва­ров в Ки­тае к то­му же об­лег­ча­ет их га­ран­тий­ное об­слу­жи­ва­ние и ре­монт, до­бав­ля­ет по­ку­па­тель­ни­ца.

В по­сто­ян­ных це­нах, вы­ра­жен­ных в дол­ла­рах, про­да­жи пред­ме­тов рос­ко­ши в Ки­тае в 2016 г. вы­рос­ли на 4%,а в 2017 г. бу­дут рас­ти еще быст­рее, счи­та­ет парт­нер Bain & Co в Шан­хае Бру­но Лан­нес. Этот же по­ка­за­тель с по­прав­кой на сред­не­го­до­вой об­мен­ный курс в 2016 г. слег­ка сни­зил­ся. В то же вре­мя рас­хо­ды ки­тай­цев на пред­ме­ты рос­ко­ши во всем ми­ре, вклю­чая КНР, в 2016 г. впер­вые в ис­то­рии со­кра­ти­лись неза­ви­си­мо от ме­то­ди­ки под­сче­та – это ре­зуль­тат дли­тель­ной ан­ти­кор­руп­ци­он­ной кам­па­нии Пе­ки­на.

«Ки­тай­ское по­треб­ле­ние воз­вра­ща­ет­ся в Ки­тай», – ком­мен­ти­ро­вал по­вы­ше­ние про­даж во вто­ром по­лу­го­дии 2016 г. ген­ди­рек­тор LVMH Бер­нар Ар­но. Richemont в ян­ва­ре со­об­щи­ла, что бла­го­да­ря Ки­таю и Юж­ной Ко­рее про­да­жи в Ази­ат­скоТи­хо­оке­ан­ском ре­ги­оне в III квар­та­ле вы­рос­ли на 10%; это вдвое боль­ше об­щих тем­пов ро­ста про­даж ком­па­нии. В 2015 г. Richemont на­ча­ла про­во­дить так на­зы­ва­е­мую по­ли­ти­ку спра­вед­ли­вых цен, в со­от­вет­ствии с ко­то­рой це­ны на ее про­дук­цию в раз­ных стра­нах до при­ме­не­ния мест­ных на­ло­гов и сбо­ров долж­ны быть со­по­ста­ви­мы­ми.

Од­ним из пер­вых вла­дель­цев до­ро­гих брен­дов, при­ме­нив­ших по­доб­ную по­ли­ти­ку в 2015 г., ста­ла Chanel. Со­глас­но за­яв­ле­ни­ям ком­па­нии, это поз­во­ли­ло упро­чить по­зи­ции брен­да, рав­но­мер­но рас­пре­де­лить про­да­жи по раз­ным стра­нам и бо­роть­ся с се­рым рын­ком. Сей­час, на­при­мер, сум­ка из по­след­ней кол­лек­ции Chanel на сай­те ком­па­нии сто­ит оди­на­ко­во во всех стра­нах – $4700.

Тем не ме­нее раз­ни­ца в це­нах меж­ду Ки­та­ем и дру­ги­ми стра­на­ми со­хра­ня­ет­ся. Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию, про­ве­ден­но­му кон­сал­тин­го­вой ком­па­ни­ей L2 в се­ре­дине 2016 г., в Ки­тае по­ку­па­те­ли пла­тят за то­ва­ры мар­ки Louis Vuitton на 25% боль­ше, чем где бы то ни бы­ло в ми­ре. Сум­ка Chloe в Ки­тае про­да­ет­ся за 14 000 юа­ней (при­мер­но $2035), что по те­ку­ще­му кур­су по­чти на треть до­ро­же, чем в Ве­ли­ко­бри­та­нии.

«Люк­со­вые брен­ды пы­та­ют­ся сба­лан­си­ро­вать свои це­ны так, что­бы по­лу­чить мак­си­мум от ки­тай­ских по­тре­би­те­лей», – го­во­рит Дэни­ел Бей­ли, ру­ко­во­ди­тель ис­сле­до­ва­ний Ази­ат­ско-Ти­хо­оке­ан­ско­го ре­ги­о­на в L2.

В преды­ду­щие го­ды экс­пан­сия до­ро­гих брен­дов в Ки­тае шла слиш­ком вы­со­ки­ми тем­па­ми, и не­ко­то­рые ком­па­нии недав­но бы­ли вы­нуж­де­ны за­кры­вать свои ма­га­зи­ны в стране или пе­ре­смат­ри­вать пла­ны от­кры­тия но­вых. Ес­ли же ны­неш­ний рост рас­хо­дов со­хра­нит­ся, мно­гие вла­дель­цы до­ро­гих брен­дов за­ду­ма­ют­ся о воз­об­нов­ле­нии ин­ве­сти­ций в Ки­тае, счи­та­ет Лу­ка Соль­ка из Exane BNP Paribas.

Не­смот­ря на вос­ста­нов­ле­ние фон­до­во­го рын­ка и рын­ка недви­жи­мо­сти, ана­ли­ти­ки и то­п­ме­не­дже­ры ком­па­ний не ждут, что в бли­жай­шее вре­мя эко­но­ми­ка Ки­тая вер­нет­ся к дву­знач­ным тем­пам ро­ста. По офи­ци­аль­ным дан­ным, в 2016 г. ВВП вы­рос на 6,7%.

Фи­нан­со­вый ди­рек­тор LVMH Жан-Жак Гий­о­ни недав­но вы­ра­жал опа­се­ния, что рост по­тре­би­тель­ских рас­хо­дов в КНР мо­жет ока­зать­ся крат­ко­вре­мен­ным. Рас­по­ла­га­е­мый до­ход ки­тай­ских по­тре­би­те­лей, ве­ро­ят­но, бу­дет рас­ти, но не все смо­гут поз­во­лить се­бе пу­те­ше­ство­вать, счи­та­ет Ан­дреа Ка­за­век­кья, ру­ко­во­ди­тель ази­ат­ско­го биз­не­са ита­льян­ско­го про­из­во­ди­те­ля обу­ви Santoni. «Ки­тай – слож­ный ры­нок, но за ним бу­ду­щее», – го­во­рит Ка­за­век­кья, ко­то­рый ждет, что к 2020 г. КНР ста­нет для его ком­па­нии вто­рым по раз­ме­ру за­ру­беж­ным рын­ком по­сле США.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.