Ро­ман­тизм по-мар­си­ан­ски

В под­рост­ко­вой ме­ло­дра­ме «Кос­мос меж­ду на­ми» рас­ска­за­на ис­то­рия ти­ней­дже­ра, ро­див­ше­го­ся и вы­рос­ше­го на Крас­ной пла­не­те

Vedomosti - - Культура - Де­нис Кор­са­ков

Две ты­ся­чи во­сем­на­дца­тый год. НАСА ор­га­ни­зу­ет первую в ис­то­рии пи­ло­ти­ру­е­мую экс­пе­ди­цию на Марс. Од­на из ее участ­ниц не­за­дол­го до по­ле­та со­гре­ши­ла и те­перь стра­да­ет на бор­ту от ток­си­ко­за. Ей очень стыд­но, что она ока­за­лась так некста­ти бе­ре­мен­ной, а уж на Зем­ле и во­все все в ис­те­ри­ке (в ре­аль­но­сти из это­го, ско­рее все­го, сде­ла­ли бы сен­са­цию, но в филь­ме пе­ре­пу­ган­ные ученые из НАСА ре­ша­ют скрыть от об­ще­ствен­но­сти факт за­ле­та – слов­но они не со­вре­мен­ные аме­ри­кан­цы, а чо­пор­ные со­вет­ские лю­ди вре­мен Хру­ще­ва; про­сто так удоб­нее сце­на­ри­сту). По­сад­ка ко­раб­ля на Марс сов­па­да­ет с от­хож­де­ни­ем вод: аст­ро­навтка ро­жа­ет маль­чи­ка по име­ни Гард­нер и уми­ра­ет.

Про­хо­дит 16 лет. Маль­чик пре­вра­ща­ет­ся в под­рост­ка. Его су­ще­ство­ва­ние по-преж­не­му за­сек­ре­че­но, ни­кто, кро­ме НАСА и со­труд­ни­ков стан­ции, не в кур­се, что он су­ще­ству­ет. Это не толь­ко пло­хо, но и хо­ро­шо, по­то­му что поз­во­ля­ет Гард­не­ру ощу­щать се­бя от­вер­жен­ным ро­ман­ти­че­ским ге­ро­ем – в 16 лет кок­тейль из оди­но­че­ства и осо­зна­ния соб­ствен­ной кру­тиз­ны мо­жет смер­тель­но вшты­ри­вать. В кон­це кон­цов, он каж­дый день мо­жет вы­хо­дить «на ули­цу» и смот­реть на пей­за­жи, ко­то­рые вжи­вую ви­де­ли толь­ко несколь­ко че­ло­век. Но бай­ро­низм – нена­деж­ная опо­ра, ко­гда у те­бя нет дру­го­го вы­бо­ра, ко­гда нет ни дру­зей, ни ро­ди­те­лей, ни де­вуш­ки. Гард­нер толь­ко пе­ре­пи­сы­ва­ет­ся в мес­сен­дже­ре – да, вай-фай те­перь есть и на Мар­се! – с гоп­ни­цей Тал­сой из окла­хом­ско­го го­ро­да Тал­са, ко­то­рый бла­го­да­ря фо­то­гра­фу и ре­жис­се­ру Лар­ри Клар­ку стал сим­во­лом про­вин­ци­аль­ной тос­ки (имя де­вуш­ки, как спе­ци­аль­но по­яс­ня­ет­ся, – не имя, а про­зви­ще, дан­ное по то­по­ни­му). Как толь­ко по­явит­ся шанс, Гард­нер к ней при­ле­тит.

Юный ан­глий­ский ак­тер Эй­са Бат­тер­филд иг­ра­ет не так уны­ло, как в «Иг­ре Эн­де­ра» (хо­тя все рав­но не остав­ля­ет ощу­ще­ние, что на ро­ли его бе­рут из-за фак­ту­ры, ред­ко­го со­че­та­ния чер­ных во­лос с про­зрач­ны­ми по­чти до бес­цвет­но­сти го­лу­бы­ми гла­за­ми). Его парт­нер­ша Бритт Ро­берт­сон не мо­жет по­хва­стать­ся ни­ка­ки­ми ки­но­ге­нич­ны­ми со­че­та­ни­я­ми пиг­мен­тов и вы­гля­дит на фоне Бат­тер­фил­да про­сто­ва­той и гру­бо­ва­той, но, ви­ди­мо, это имен­но то, что нуж­но ге­рою, всю жизнь подыс­ки­ва­ю­ще­му ка­ку­ю­ни­будь силь­ную жен­щи­ну на роль за­ме­сти­тель­ни­цы по­кой­ной ма­те­ри. Сам он – су­ще­ство не от ми­ра се­го, прак­ти­че­ски в бук­валь­ном смыс­ле: ему нра­вит­ся во­об­ра­жать, что он ан­гел, ра­ди люб­ви пав­ший на греш­ную зем­лю и обер­нув­ший­ся че­ло­ве­ком («Небо над Бер­ли­ном» Вен­дер­са он зна­ет на­изусть, при­чем на немец­ком). Но дол­го жить на Зем­ле он не смо­жет – у него ги­пер­тро­фи­ро­ван­ное, слиш­ком боль­шое серд­це, у него на Мар­се по-дру­го­му сфор­ми­ро­вал­ся скелет, зем­ные ат­мо­сфе­ра и гра­ви­та­ция для него смер­тель­но опас­ны.

Есть пю­ре для дет­ско­го пи­та­ния – а есть филь­мы, спе­ци­аль­но при­ду­ман­ные для школь­ниц. И, в прин­ци­пе, «Кос­мос» дол­жен удо­вле­тво­рить 13-лет­них де­ву­шек – спе­ци­аль­но для них ре­жис­сер Пи­тер Чел­сом при­ду­мы­ва­ет мил­ли­он кра­си­вых кар­ти­нок с взле­та­ю­щи­ми в небо ко­раб­ля­ми, со стан­ци­ей на Мар­се (там есть один кадр в сти­ле кос­ми­че­ских фан­та­зий 50-х, от ко­то­ро­го дух за­хва­ты­ва­ет), с эф­фект­ны­ми пей­за­жа­ми НьюМе­хи­ко и про­чих аме­ри­кан­ских шта­тов. Но, увы, сце­на­рий «Кос­мо­са» на­пи­сал тот же Алан Ло­уб, ко­то­рый в кон­це про­шло­го года ор­га­ни­зо­вал Уил­лу Сми­ту один из глав­ных про­ва­лов в ка­рье­ре, «Призрач­ную кра­со­ту». Он в по­след­нее вре­мя лю­бит брать мак­си­маль­но неправ­до­по­доб­ные сю­же­ты и на­сы­щать их до­ста­точ­но неесте­ствен­ны­ми диа­ло­га­ми, а по­том еще и по­кры­вать тол­стым, тол­стым сло­ем невы­но­си­мой сен­ти­мен­таль­но­сти. По­ра­зи­тель­но, но, не­смот­ря на при­скорб­ные кас­со­вые по­ка­за­те­ли боль­шин­ства его филь­мов (а «Кос­мос», крайне про­хлад­но встре­чен­ный аме­ри­кан­ски­ми кри­ти­ка­ми, яв­но ока­жет­ся та­кой же ком­мер­че­ской неуда­чей, как «Призрач­ная кра­со­та»), в Гол­ли­ву­де все еще на­хо­дят­ся лю­ди, го­то­вые пла­тить Ло­убу се­ми­знач­ные сум­мы за каж­дый но­вый про­ект. И это, ко­неч­но, вы­гля­дит еще боль­шей фан­та­сти­кой, чем сю­жет о ро­дах на Мар­се и под­рост­ке, мо­та­ю­щем­ся ту­да-сю­да меж­ду пла­не­та­ми.-

/ KINOPOISK.RU

Их лю­бовь пре­одо­ле­ла мно­го све­то­вых лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.