Вопросы к за­про­су

Vedomosti - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Ана­ста­сия Кор­ня

Вер­хов­ный суд рас­смот­рит иск ад­во­ка­тов Ан­дрея Николаева и Ива­на Пав­ло­ва, ко­то­рые про­сят при­знать недей­ству­ю­щи­ми тре­бо­ва­ния к ад­во­кат­ско­му за­про­су, утвер­жден­ные Ми­ню­стом в де­каб­ре про­шло­го года, сле­ду­ет из рас­пи­са­ния су­да. До­ку­мент обя­зы­ва­ет ад­во­ка­та ука­зы­вать в за­про­се свои дан­ные и в чьих ин­те­ре­сах он дей­ству­ет, а также цель за­про­са. Но та­кое тре­бо­ва­ние, убеж­ден Павлов, про­ти­во­ре­чит по­ло­же­ни­ям за­ко­на об ад­во­кат­ской де­я­тель­но­сти, по ко­то­рым ад­во­кат не име­ет права раз­гла­шать све­де­ния, яв­ля­ю­щи­е­ся про­фес­си­о­наль­ной тай­ной. Раз­гла­ше­ние та­кой ин­фор­ма­ции (в эту ка­те­го­рию по­па­да­ют имя до­ве­ри­те­ля и факт за­клю­че­ния со­гла­ше­ния) мо­жет стать ос­но­ва­ни­ем для ли­ше­ния ад­во­кат­ско­го ста­ту­са. Но си­сте­ма­ти­че­ское не­со­блю­де­ние тре­бо­ва­ний к ад­во­кат­ско­му за­про­су – то­же. Это ре­прес­сив­ная нор­ма, кон­ста­ти­ру­ет Павлов: на­ка­зать мо­гут и за то и за дру­гое. Мож­но, ко­неч­но, про­сто от­ка­зать­ся от по­да­чи за­про­сов. Но это важ­ный ин­стру­мент, не хо­чет­ся им жерт­во­вать из-за воз­ник­ше­го про­ти­во­ре­чия.

В Ми­ню­сте счи­та­ют, что ни­ка­ко­го про­ти­во­ре­чия здесь нет. Факт об­ра­ще­ния до­ве­ри­те­ля к ад­во­ка­ту не мо­жет рас­смат­ри­вать­ся в ка­че­стве ад­во­кат­ской тай­ны, ес­ли та­кие све­де­ния со­об­ща­ют­ся тре­тьим ли­цам в хо­де ока­за­ния юри­ди­че­ской помощи, разъ­яс­ни­ла пресс-служ­ба ве­дом­ства. На­при­мер, ад­во­кат это де­ла­ет, предъ­яв­ляя ор­дер или до­ве­рен­ность, там есть све­де­ния о до­ве­ри­те­ле. От­сут­ствие та­ких дан­ных в за­про­се мо­жет при­ве­сти к зло­упо­треб­ле­нию со сто­ро­ны ад­во­ка­тов, дей­ству­ю­щих без со­гла­сия до­ве­ри­те­ля. Тре­бо­ва­ния к за­про­су со­гла­со­вы­ва­лись с Фе­де­раль­ной па­ла­той ад­во­ка­тов (ФПА), на­по­ми­на­ет Ми­нюст, и у той не бы­ло за­ме­ча­ний по это­му во­про­су.

Павлов не по­ни­ма­ет, о ка­ких зло­упо­треб­ле­ни­ях идет речь: ад­во­кат­ский за­прос не от­кры­ва­ет до­сту­па к кон­фи­ден­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции, толь­ко к об­ще­до­ступ­ной – ее обя­за­ны со­об­щить лю­бо­му граж­да­ни­ну по его пись­мен­но­му об­ра­ще­нию. Да­же сроки от­ве­та на ад­во­кат­ский за­прос не да­ют в этом смыс­ле ни­ка­ко­го пре­иму­ще­ства. «Нас долж­ны хо­тя бы урав­нять в пра­вах с граж­да­на­ми», – на­ста­и­ва­ет ад­во­кат: им-то ведь раз­ре­ше­но спра­ши­вать о чем угодно, не ссы­ла­ясь на кли­ен­та. Бы­ва­ет, что сам факт об­ра­ще­ния к ад­во­ка­ту кли­ент об­на­ро­до­вать не хо­чет, объ­яс­ня­ет Павлов.

Ви­це-пре­зи­дент ФПА Ан­дрей Суч­ков вс­по­ми­на­ет, что в про­цес­се об­суж­де­ния спор­но­го до­ку­мен­та при­хо­ди­лось ве­сти оже­сто­чен­ные спо­ры с пред­ста­ви­те­ля­ми пра­во­охра­ни­тель­ных ве­домств. «Мы до­би­ва­лись, что­бы за­прос был как мож­но бо­лее про­стым, и мно­гие вопросы уда­лось снять», – рас­ска­зы­ва­ет он. Но тре­бо­ва­ние со­об­щать дан­ные о до­ве­ри­те­ле во­про­сов не вы­зва­ли, ведь от ад­во­ка­та не тре­бо­ва­лось ни­че­го сверх ин­фор­ма­ции, ко­то­рая сей­час ука­зы­ва­ет­ся в ор­де­ре. Ни­ка­кой угро­зы для ад­во­кат­ской тай­ны в этом нет, уве­рен Суч­ков, ни од­на кол­ле­гия не дис­ква­ли­фи­ци­ру­ет ад­во­ка­та за факт об­ра­ще­ния с за­про­сом.-

Ад­во­ка­ты про­сят Вер­хов­ный суд по­яс­нить, за­кон­но ли тре­бо­ва­ние ука­зы­вать в их за­про­сах имя кли­ен­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.