От 1984 до 2034

В про­грам­ме Бер­лин­ско­го фе­сти­ва­ля по­ка­зан до­ку­мен­таль­ный фильм «Про­цесс: рос­сий­ское го­су­дар­ство про­тив Оле­га Сен­цо­ва» (The Trial: The State of Russia vs Oleg Sentsov)

Vedomosti - - Культура - Ве­ро­ни­ка Хлеб­ни­ко­ва

Все жи­вот­ные рав­ны. Но неко­то­рые жи­вот­ные рав­ны бо­лее дру­гих», – ска­за­но в по­ве­сти «Скот­ный двор» Джор­джем Ору­эл­лом, ко­то­ро­го слож­но не вспо­ми­нать на ны­неш­нем фе­сти­ва­ле. В гран­ди­оз­ной ре­тро­спек­ти­ве на­уч­но-фан­та­сти­че­ско­го ки­но «Не­со­вер­шен­ное бу­ду­щее» по­ка­за­ли экра­ни­за­цию дру­гой его ан­ти­уто­пии – «1984». Бо­лее то­го, глав­ные уто­пии и ан­ти­уто­пии ХХ в. – от ком­му­низ­ма до гло­ба­ли­за­ции – под­верг­ну­ты ре­ви­зии ед­ва ли не в каж­дом тре­тьем фе­сти­валь­ном филь­ме. В кон­кур­се и вне его от­чет­лив за­пах да­же не скот­но­го дво­ра, а ско­то­бой­ни.

В от­лич­ном филь­ме Ил­ди­ко Эне­ди, по­ка­зан­ном во вто­рой день фе­сти­ва­ля, «О те­ле и ду­ше» ма­ло­зна­ко­мые и очень оди­но­кие муж­чи­на и жен­щи­на слу­чай­но узна­ют, что ви­дят один и тот же сон – они оле­ни в за­сне­жен­ном ле­су, ищут зе­лень под сне­гом и ле­гонь­ко со­при­ка­са­ют­ся но­са­ми на во­до­пое. На­яву они каж­дый день встре­ча­ют­ся на бойне – это их ра­бо­чее ме­сто. Не­ук­лю­же, по­чти без­успеш­но они пы­та­ют­ся сбли­зить­ся и вско­ре де­лят­ся друг с дру­гом но­во­стя­ми из ле­са. Про­фес­си­о­наль­ный за­бой ско­та в филь­ме Эне­ди по­ка­зан де­таль­но, этим под­черк­ну­то ру­тин­ное и ме­ха­ни­стич­ное из­бав­ле­ние ци­ви­ли­за­ции от обре­ме­ни­тель­ной ду­ши и со­пут­ству­ю­щих ей де­ли­кат­ных ма­те­рий.

«След зве­ря» Аг­не­ш­ки Хол­ланд так­же плу­та­ет в ле­су, где про­ис­хо­дят санк­ци­о­ни­ро­ван­ное убий­ство зве­рей на охо­те и необъ­яс­ни­мые убий­ства охот­ни­ков. Лю­ди лю­ту­ют, зве­ри гиб­нут, а по­жи­лая учи­тель­ни­ца ан­глий­ско­го, да­ма со стран­но­стя­ми, от­ста­и­ва­ет пра­ва жи­вот­ных и оспа­ри­ва­ет мест­но­го ксен­дза на пред­мет от­сут­ствия у жи­вот­ных ду­ши.

Жи­вот­ным стра­хом несет от со­бы­тий до­ку­мен­таль­но­го филь­ма рос­сий­ско­го ре­жис­се­ра Асколь­да Ку­ро­ва «Про­цесс», сня­то­го в ко­про­дук­ции Поль­ши, Че­хии и Эсто­нии, но не Рос­сии. Фильм рас­ска­зы­ва­ет об укра­ин­ском ки­но­ре­жис­се­ре Оле­ге Сен­цо­ве, осуж­ден­ном рос­сий­ским су­дом на 20 лет за­клю­че­ния сра­зу по несколь­ким ста­тьям, свя­зан­ным с экс­тре­мист­ской де­я­тель­но­стью. По­каз кар­ти­ны об Оле­ге Сен­цо­ве зна­ме­но­вал 30-лет­ний юби­лей Ев­ро­пей­ской ки­но­ака­де­мии, воз­глав­ля­е­мой в свое вре­мя Инг­ма­ром Берг­ма­ном. Та­ким об­ра­зом ки­не­ма­то­гра­фи­сты вы­ра­зи­ли со­ли­дар­ность с кол­ле­гой так же, как несколь­ко лет на­зад Бер­лин­ский фе­сти­валь со­ли­да­ри­зи­ро­вал­ся с Джа­фа­ром Па­на­хи, остав­ляя опаль­но­му иран­ско­му ки­но­ре­жис­се­ру пу­стое крес­ло в жю­ри. Ны­неш­ний пре­зи­дент ака­де­мии Аг­не­ш­ка Хол­ланд при­ня­ла уча­стие в съем­ках филь­ма «Про­цесс» на­ря­ду с Ви­мом Вен­дер­сом и дру­ги­ми кол­ле­га­ми, сви­де­тель­ству­ю­щи­ми о твор­че­ском ста­ту­се Оле­га Сен­цо­ва, сняв­ше­го де­бют­ный фильм «Га­мер» и не успев­ше­го за­кон­чить свою сле­ду­ю­щую кар­ти­ну.

«Про­цесс» вряд ли мож­но на­звать по­ли­ти­че­ским или ан­га­жи­ро­ван­ным филь­мом. Он не со­дер­жит про­кла­ма­ций, не до­би­ва­ет­ся ка­ких-ли­бо идео­ло­ги­че­ских це­лей, не да­ет пря­мых оце­нок. Он це­ли­ком опи­ра­ет­ся на от­кры­тые ис­точ­ни­ки и ма­те­ри­а­лы су­да, с ко­то­ры­ми мо­жет озна­ко­мить­ся каж­дый, в том чис­ле в фильм вклю­че­ны те­ле­ви­зи­он­ные сю­же­ты, где по­дроб­но пред­став­ле­но мне­ние об­ви­ня­ю­щей сто­ро­ны. А ведь это да­же не су­деб­ная хро­ни­ка, но фильм-порт­рет, ко­то­рый го­тов ид­ти за сво­им ге­ро­ем на­столь­ко да­ле­ко, на­сколь­ко это со­от­вет­ству­ет прин­ци­пам ре­а­ли­сти­че­ско­го порт­ре­та. И хо­тя мы мо­жем ви­деть ге­роя филь­ма толь­ко из-за ре­шет­ки, она не яв­ля­ет­ся глав­ным эле­мен­том его кон­струк­ции. Бо­лее то­го, в ка­кой-то мо­мент ее пе­ре­ста­ешь за­ме­чать. Сен­цов – че­ло­век с дет­ски­ми гла­за­ми, он транс­ли­ру­ет неви­дан­ную внут­рен­нюю сво­бо­ду. Прин­ци­пи­аль­ное свой­ство это­го порт­ре­та и са­мо­го филь­ма – его неза­кон­чен­ность. В этом смыс­ле рус­ское на­зва­ние филь­ма чи­та­ет­ся не столь­ко как «су­деб­ный про­цесс», сколь­ко как нечто неза­вер­шен­ное, на­хо­дя­ще­е­ся в ста­нов­ле­нии. Тем бо­лее что сло­во «суд» не вы­гля­дит умест­ным в этом кон­тек­сте. В са­мом де­ле, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным го­во­рить о су­деб­ном раз­би­ра­тель­стве и тем бо­лее о пра­во­су­дии, ес­ли су­дья, ве­ду­щий про­цесс, от­ка­зы­ва­ет­ся при­нять во вни­ма­ние тот факт, что ос­нов­ные сви­де­тель­ские по­ка­за­ния Ген­на­дия Афа­на­сье­ва, на ко­то­рых ос­но­ва­но об­ви­не­ние, бы­ли вы­рва­ны под пыт­ка­ми, и сви­де­тель на­шел до­ста­точ­но му­же­ства, что­бы от них от­ка­зать­ся, несмот­ря на со­хра­ня­ю­щу­ю­ся угро­зу по­вто­ре­ния этих пы­ток. Ад­во­кат Афа­на­сье­ва на­зы­ва­ет эти пыт­ки: уду­ше­ние, хи­ми­че­ские ве­ще­ства, элек­три­че­ский ток, под­ве­ден­ный к по­ло­вым ор­га­нам. Не­до­ка­зан­ность ви­ны Оле­га Сен­цо­ва не вы­зы­ва­ет со­мне­ний у зри­те­лей филь­ма, к то­му же ав­тор де­ла­ет все воз­мож­ное, что­бы дать наи­бо­лее пол­ное пред­став­ле­ние о хо­де де­ла. И тем не ме­нее до­ку­мен­та­ция про­цес­са не яв­ля­ет­ся здесь пер­во­сте­пен­ной за­да­чей. В фи­на­ле су­да, пе­ред огла­ше­ни­ем при­го­во­ра, Олег Сен­цов от­ка­зы­ва­ет­ся на­звать свое сло­во «по­след­ним», «за­клю­чи­тель­ным» и ци­ти­ру­ет Ми­ха­и­ла Бул­га­ко­ва, его сло­ва о том, что тру­сость – это страш­ный грех, а пре­да­тель­ство – это част­ный слу­чай тру­со­сти.

И этот при­го­вор, и это сло­во в са­мом де­ле от­нюдь не фи­нал его судь­бы и не фи­нал филь­ма, чья неза­вер­шен­ность не вы­зы­ва­ет со­мне­ний. По­то­му что фи­на­лом этой кар­ти­ны долж­но стать при­сут­ствие Оле­га Сен­цо­ва в кон­кур­се Бер­лин­ско­го или лю­бо­го дру­го­го хо­ро­ше­го ки­но­фе­сти­ва­ля за­дол­го до 2034 го­да – го­да, ко­гда дол­жен ис­течь его срок.-

/ INTERNATIONALE FILMFESTSPIELE BERLIN / MARX FILM

Глав­ный ге­рой по­ка­зан за ре­шет­кой, но внут­ренне он сво­бод­нее мно­гих тех, кто на­хо­дит­ся на во­ле

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.