Ро­бот для вы­би­ва­ния де­нег

За­кон, огра­ни­чив­ший дей­ствия кол­лек­то­ров, вы­ну­дил их ча­ще об­ра­щать­ся в суд: это ста­но­вит­ся ос­нов­ным спо­со­бом воз­дей­ствия на долж­ни­ков

Vedomosti - - Первая Страница - Оль­га Адам­чук

... Ос­нов­ным спо­со­бом взыс­ка­ния без­на­деж­ных дол­гов для кол­лек­то­ров ста­но­вит­ся суд и су­деб­ные при­ста­вы

Всту­пив­ший в си­лу с это­го го­да за­кон су­ще­ствен­но огра­ни­чил вза­и­мо­дей­ствие кол­лек­то­ров с долж­ни­ка­ми (см. врез). Это фак­ти­че­ски ли­ши­ло смыс­ла «агент­скую» схе­му, при ко­то­рой кол­лек­то­ры не по­ку­па­ли порт­фе­ли дол­гов, а бра­ли в ра­бо­ту на вре­мя (обыч­но на 3–6 ме­ся­цев): из-за огра­ни­че­ний на кон­такт с за­ем­щи­ка­ми ком­па­нии про­сто не успе­ют до­бить­ся воз­вра­та зай­мов, рас­ска­за­ли со­труд­ни­ки несколь­ких агентств.

Вто­рая часть рын­ка, свя­зан­ная с уступ­кой порт­фе­лей (цес­си­ей), рас­тет. Но взыс­ка­те­ли го­то­вят­ся к мас­со­вым от­ка­зам долж­ни­ков от пе­ре­го­во­ров (преду­смот­ре­но за­ко­ном) – и, не до­жи­да­ясь это­го, на­чи­на­ют су­дить­ся.

До се­ре­ди­ны про­шло­го го­да ис­пол­ни­тель­ное про­из­вод­ство кол­лек­то­ров не ин­те­ре­со­ва­ло из-за до­ро­го­виз­ны: гос­по­шли­на в за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ра тре­бо­ва­ний со­став­ля­ет от 400 до 60 000 руб., есть рас­хо­ды и на юри­ди­че­ское со­про­вож­де­ние, го­во­рит ви­це-пре­зи­дент «Кре­дит­экс­прес­са» Вик­тор Се­мен­ду­ев. С при­ня­ти­ем за­ко­на от­но­ше­ние из­ме­ни­лось, про­дол­жа­ет он: «Ры­нок по­нял, что суд – это про­зрач­ный про­цесс с про­гно­зи­ру­е­мым ре­зуль­та­том». К то­му же су­дить­ся те­перь де­шев­ле, чем вкла­ды­вать­ся в до­ро­го­сто­я­щее IT-обо­ру­до­ва­ние (сто­и­мо­стью око­ло 300 000 ев­ро), ко­то­рое кон­тро­ли­ру­ет ра­бо­ту колл-цен­тра, как то­го тре­бу­ет за­кон, счи­та­ет ген­ди­рек­тор кол­лек­тор­ской ком­па­нии ЭОС («доч­ка» немец­кой EOS Group) Ан­тон Дмит­ра­ков. Впер­вые за дол­гое вре­мя про­да­ют­ся це­лые колл-цен­тры в ре­ги­о­нах, за­ме­ча­ет зам­ген­ди­рек­то­ра «ГК Фи­нан­со­вые услу­ги» Гри­го­рий Га­лиц­ких.

ЭОС в 2,5 ра­за уве­ли­чи­ла штат юри­стов – те­перь их боль­ше 100, Дмит­ра­ков ожи­да­ет, что в 2017 г. бо­лее 60% взыс­ка­ний бу­дет про­хо­дить в су­де (в про­шлом го­ду – 20%). По оцен­ке Се­мен­ду­е­ва, до­ля су­деб­но­го взыс­ка­ния в цес­сии мо­жет вы­рас­ти с 8 до 35–50% за 2017 г. Дол­ги не ме­нее 30% кли­ен­тов мо­гут взыс­ки­вать­ся в су­деб­ном по­ряд­ке, со­гла­ша­ет­ся ген­ди­рек­тор ЮВС Сер­гей Шпе­тер, его агент­ство уже взыс­ки­ва­ет 100% дол­гов че­рез суд.

Неко­то­рые кол­лек­то­ры пред­ла­га­ют кон­ку­рен­там услу­ги по су­деб­но­му взыс­ка­нию дол­гов. Рань­ше на этом спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лось Агент­ство су­деб­но­го взыс­ка­ния, но те­перь взыс­ка­те­ли рас­ска­за­ли, что к ним об­ра­ща­лись со­труд­ни­ки агентств «Сен­ти­нел», САВД, «Кре­дит­экс­пресс» (их пред­ста­ви­те­ли это под­твер­жда­ют) и др.

У кол­лек­то­ров вос­тре­бо­ва­ны ро­бо­ты – си­сте­мы, ко­то­рые ана­ли­зи­ру­ют су­деб­ные по­ста­нов­ле­ния и фор­ми­ру­ют ав­то­от­ве­ты: это поз­во­ля­ет од­но­му юри­сту ве­сти сот­ни про­цес­сов в ме­сяц, рекорд рын­ка – 5000 дел на со­труд­ни­ка, рас­ска­зы­ва­ет ген­ди­рек­тор Агент­ства су­деб­но­го взыс­ка­ния Мак­сим Бо­го­мо­лов. По его оцен­ке, в этом го­ду су­ды по­лу­чат не ме­нее 4 млн ис­ков о взыс­ка­нии дол­гов по кре­дит­но­му до­го­во­ру и до­го­во­ру зай­ма. В пер­вом по­лу­го­дии 2016 г. су­ды по­лу­чи­ли 1,4 млн та­ких ис­ков (дан­ные су­деб­но­го де­пар­та­мен­та при Вер­хов­ном су­де).

Ре­ше­ние су­да сни­ма­ет с кол­лек­то­ра ко­ли­че­ствен­ные огра­ни­че­ния на кон­так­ты с долж­ни­ком, от­ме­ча­ет Дмит­ра­ков.

По­лу­чив ис­пол­ни­тель­ный лист, кол­лек­то­ры идут к сво­е­му но­во­му ре­гу­ля­то­ру – при­ста­вам. «При­став мо­жет аре­сто­вать иму­ще­ство, за­пре­тить вы­езд из стра­ны. За­кон не огра­ни­чи­ва­ет при­ста­вов в ко­ли­че­стве звон­ков – с 6 утра до 10 ве­че­ра», – на­по­ми­на­ет стар­ший юрист «Юр­парт­не­ра» Де­нис Ко­ва­лев. Пред­ста­ви­тель ФССП го­во­рит, что служ­ба не ве­дет ста­ти­сти­ку та­ких об­ра­ще­ний, кол­лек­то­ры не все­гда об­ра­ща­ют­ся к при­ста­вам.

Взыс­ка­те­ли мо­гут и са­мо­сто­я­тель­но на­пра­вить ис­пол­ни­тель­ный лист в бан­ки – по их сло­вам, обыч­но это Сбер­банк. Там «осо­бых из­ме­не­ний рын­ка ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства» по­ка не за­ме­ти­ли, го­во­рит­ся в от­ве­те на за­прос «Ве­до­мо­стей».

Долж­ни­кам су­деб­ное взыс­ка­ние обходится до­ро­же на 20% – с уче­том штра­фов, гос­по­шли­ны, опла­ты ра­бо­ты при­ста­вов, – и по­сле ре­ше­ния су­да не преду­смот­ре­ны скид­ки, пе­ре­чис­ля­ет Га­лиц­ких. Ес­ли ком­па­ния ин­ве­сти­ру­ет в су­деб­ное взыс­ка­ние, то пер­вые день­ги по­лу­чит че­рез год – зна­чит, у нее дол­жен быть за­пас проч­но­сти, что­бы пе­ре­жить этот срок, го­во­рит ген­ди­рек­тор круп­но­го агент­ства. «Су­деб­ное взыс­ка­ние – это дол­гая иг­ра для боль­ших ком­па­ний, ко­то­рые ра­бо­та­ют на рын­ке цес­сии. Ком­па­нии, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся агент­ским биз­не­сом, по­сте­пен­но ухо­дят с рын­ка», – ре­зю­ми­ру­ет Дмит­ра­ков.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.