Де­мо­кра­тия как де­вайс

Vedomosti - - Первая Страница - *Де­нис Соколов

... Но­вые тех­но­ло­гии, рас­про­стра­ня­ю­щи­е­ся из США и За­пад­ной Ев­ро­пы, сдви­га­ют по­ли­ти­че­ский и об­ще­ствен­ный ба­ланс

На­блю­де­ния пост­со­вет­ской транс­фор­ма­ции рос­сий­ских ре­ги­о­наль­ных и про­фес­си­о­наль­ных элит и со­об­ществ при­во­дят к вы­во­ду, что ни­ка­ко­го пра­во­во­го де­мо­кра­ти­че­ско­го го­су­дар­ства они по­стро­ить не мо­гут и не хо­тят. Эли­там это не нуж­но и опас­но, а у об­ще­ства нет ни ма­те­ри­аль­ных, ни ор­га­ни­за­ци­он­ных ре­сур­сов, ни со­ци­аль­но­го ка­пи­та­ла, что­бы ини­ци­и­ро­вать ре­фор­мы. Со­ци­аль­ной груп­пы, ко­то­рая мог­ла бы де­лать ре­фор­мы «ру­ка­ми» и стать но­вым по­ли­ти­че­ским клас­сом, то­же нет. Мно­гие уже со­гла­ша­ют­ся с тем, что пу­тин­ский ре­жим на пост­со­вет­ском про­стран­стве са­мый ле­ги­тим­ный, что луч­ше он, чем ха­ос и ра­ди­каль­ный ис­ла­мизм. Как буд­то вы­бор сто­ит имен­но так.

Но мир из­ме­нил­ся, и в нем нет боль­ше ме­ста Со­вет­ско­му Со­ю­зу. Но­вые тех­но­ло­гии, рас­про­стра­ня­ю­щи­е­ся из Се­вер­ной Аме­ри­ки и За­пад­ной Ев­ро­пы, сдви­га­ют гло­баль­ный эко­но­ми­че­ский и по­ли­ти­че­ский ба­ланс. И ни «Пер­вый ка­нал» те­ле­ви­де­ния, ни 4 млн рос­сий­ских си­ло­ви­ков на это ни­как не смо­гут по­вли­ять. Там, где рань­ше мог­ли дей­ство­вать толь­ко го­су­дар­ства, – в кос­мо­нав­ти­ке, ком­му­ни­ка­ци­ях, без­опас­но­сти – те­перь ра­бо­та­ет част­ный биз­нес. Хо­ро­шая ме­ди­ци­на и об­ра­зо­ва­ние ста­ли то­ва­ром на гло­баль­ном рын­ке. И ес­ли у вас са­мые боль­шие ком­па­нии – го­су­дар­ствен­ные «Рос­нефть» и «Газ­пром», но при этом и пар­ла­мент, и су­ды, и по­ли­ция, и ар­мия, и ди­пло­ма­ты, по су­ти, пер­со­нал этих ком­па­ний, то как го­су­дар­ство вы об­ре­че­ны. Ваш биз­нес – уг­ле­во­до­ро­ды, а не ин­сти­ту­ты.

«ВЕРХИ НЕ ХО­ТЯТ»

Пост­со­вет­ские уг­ле­во­до­род­ные и за­ви­си­мые от них ре­жи­мы, пы­та­ясь удер­жать в сво­их ру­ках го­су­дар­ство, по­дав­ля­ют лю­бую са­мо­ор­га­ни­за­цию и оп­по­зи­цию, спон­си­ру­ют ги­брид­ные вой­ны во­круг сво­их гра­ниц и про­во­ци­ру­ют ак­тив­ность тер­ро­ри­сти­че­ских се­тей по все­му ми­ру.

Их эли­ты-ак­ци­о­не­ры со­сто­ят из пред­ста­ви­те­лей по­след­не­го, са­мо­го ци­нич­но­го по­ко­ле­ния со­вет­ской но­мен­кла­ту­ры – вы­ход­цев из КГБ и кри­ми­на­ла. Они су­ме­ли под­хва­тить и удер­жать вы­пав­шую из рук по­лит­бю­ро КПСС власть, ис­поль­зо­ва­ли ее для при­сво­е­ния уг­ле­во­до­род­ной рен­ты. Там, где нет уг­ле­во­до­ро­дов, источ­ни­ком ре­сур­сов ста­ли ин­фра­струк­ту­ра, энер­ге­ти­ка, ме­тал­лур­гия, сель­ское хо­зяй­ство и го­су­дар­ствен­ный рэ­кет.

Они со­зда­ли си­му­ля­к­ры пра­во­вых го­су­дарств, в ко­то­рых из­би­ра­тель­ный про­цесс, де­я­тель­ность пар­ла­мен­та, ра­бо­та су­дов и сво­бо­да сло­ва пре­вра­ще­ны в кар­го-культ. А вме­сто со­вре­мен­ных по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тов, ко­то­рые ока­за­лись «непро­филь­ны­ми ак­ти­ва­ми», – вас­саль­ные от­но­ше­ния внут­ри си­ло­вой вер­ти­ка­ли. Оче­вид­но, что де­мо­кра­ти­че­ская мо­дер­ни­за­ция та­кой по­ли­ти­че­ской си­сте­мы – это си­но­ним по­те­ри уг­ле­во­до­род­но­го биз­не­са. По­это­му пост­со­вет­ские ре­жи­мы, аго­ни­зи­ру­ю­щие или «вста­ю­щие с ко­лен», во­ю­ют за са­мо­со­хра­не­ние и на сво­ей, и на чу­жой тер­ри­то­рии. Как Рос­сия – на Се­вер­ном Кав­ка­зе, на Укра­ине и в Си­рии. Они ве­дут ги­брид­ные вой­ны про­тив гло­баль­но­го рын­ка и де­мо­кра­тии. Де­мо­кра­тии не как брен­да – бренд охот­но ис­поль­зу­ет­ся про­па­ган­дой, – а как про­це­ду­ры, чре­ва­той сме­ной элит и ав­то­ма­ти­че­ски – управ­ля­ю­щих ак­ци­о­не­ров сы­рье­во­го или ин­фра­струк­тур­но­го биз­не­са.

Вла­ди­мир Пу­тин, Рам­зан Ка­ды­ров, Ба­шар Асад – все эти ли­де­ры утвер­жда­ют, что бо­рют­ся с ми­ро­вым тер­ро­риз­мом. Они так ис­кус­но сме­ши­ва­ют сво­их про­тив­ни­ков, будь то граж­дане Рос­сии в Чечне или Да­ге­стане или Сво­бод­ная си­рий­ская ар­мия, с джи­ха­ди­ста­ми и соб­ствен­ной аген­ту­рой, что ни обы­ва­те­ли, ни да­же неко­то­рые экс­пер­ты не за­ме­ча­ют или не хо­тят за­ме­чать этой хит­ро­сти. Гру­бая улов­ка де­ла­ет оп­по­зи­ци­о­не­ров ток­сич­ны­ми для пуб­лич­ной по­ли­ти­ки и бло­ки­ру­ет меж­ду­на­род­ную под­держ­ку.

«НИЗЫ НЕ МО­ГУТ»

Но и оп­по­зи­ция не бле­щет ор­га­ни­за­ци­он­ны­ми, фи­нан­со­вы­ми и ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми.

Граж­дан­ское об­ще­ство в Рос­сии – это мо­не­ти­зи­ро­ван­ная со­ци­а­ли­сти­че­ская об­ще­ствен­ность. Мно­гие наи­бо­лее ам­би­ци­оз­ные и спо­соб­ные про­фес­си­о­на­лы и ак­ти­ви­сты под­куп­ле­ны ре­жи­мом че­рез долж­но­сти, гос­кон­трак­ты или ад­ми­ни­стра­тив­ную под­держ­ку в биз­не­се. Мно­гие уеха­ли из стра­ны, на­хо­дят­ся под след­стви­ем, уже от­бы­ва­ют срок или про­сто уби­ты. Но ос­нов­ная мас­са граж­дан не име­ет ни ор­га­ни­за­ци­он­ных и ма­те­ри­аль­ных ре­сур­сов, ни мо­ти­ва­ции для ак­тив­ной об­ще­ствен­ной или по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти.

Ре­ги­о­наль­ные ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что ни в Рос­сии, ни в дру­гих по­став­то­ри­тар­ных стра­нах нет со­ци­аль­ной груп­пы, ко­то­рая хо­чет и мо­жет взять на се­бя от­вет­ствен­ность за де­мо­кра­ти­че­ские ре­фор­мы. Да­же на Укра­ине несколь­ко со­тен ты­сяч ак­тив­ных во­лон­те­ров вы­дер­жа­ли май­дан и пер­вые ме­ся­цы вой­ны на Юго-Во­сто­ке, но не смог­ли или не ре­ши­лись на­вя­зать стране свой по­ли­ти­че­ский про­ект, стать по­ли­ти­че­ским клас­сом. Сло­ва про под­куп ак­ти­ви­стов за долж­но­сти и гос­кон­трак­ты ак­ту­аль­ны и для Укра­и­ны по­сле фев­ра­ля 2014 г.

Ис­лам­ское со­про­тив­ле­ние оста­ет­ся при­ми­тив­но джи­ха­дист­ским, оно так и не смог­ло пред­ло­жить по­ли­ти­че­ско­го про­ек­та. Уро­вень раз­ви­тия со­ци­аль­но­го ка­пи­та­ла не поз­во­ля­ет со­здать со­вре­мен­ные су­деб­ную си­сте­му, мест­ное са­мо­управ­ле­ние, ре­ги­о­наль­ные пар­ла­мен­ты, си­сте­му об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти, здра­во­охра­не­ние, об­ра­зо­ва­ние и си­сте­му со­ци­аль­ной за­щи­ты.

Это так же невоз­мож­но, как ор­га­ни­зо­вать раз­ра­бот­ку, про­из­вод­ство и вы­вод на ры­нок iPhone где-ни­будь в Да­ге­стане, – нет ни раз­ра­бот­чи­ков, ни про­из­во­ди­те­лей, ни ин­ве­сто­ров, ни рын­ка. Все­го то­го, что есть в Silicon Valley. Но да­же в Да­ге­стане про­да­ют­ся го­то­вые iPhone. По­то­му что есть спрос на мо­биль­ную связь и удоб­ные де­вай­сы.

«ВОССТАНИЕ МАСС»

Точ­но так же есть пла­те­же­спо­соб­ный спрос и на good governance. Во-пер­вых, все зна­ют, что та­кое хо­ро­шее здра­во­охра­не­ние и до­ступ­ное пра­во­су­дие. Во-вто­рых, все и так пла­тят и за без­опас­ность, и за об­ра­зо­ва­ние, и да­же за су­деб­ные ре­ше­ния. При низ­ком ка­че­стве го­су­дар­ствен­ных услуг и вы­со­ком уровне кор­руп­ции рос­си­я­нин от­да­ет го­су­дар­ству бо­лее 60% до­хо­дов, ес­ли учи­ты­вать весь ком­плекс на­ло­гов.

Обу­че­ние в Ма­хач­ка­лин­ской ме­ди­цин­ской ака­де­мии в Да­ге­стане или Таш­кент­ском уни­вер­си­те­те в Уз­бе­ки­стане обходится не на­мно­го де­шев­ле, чем об­ра­зо­ва­ние для боль­шин­ства аме­ри­кан­ских сту­ден­тов. Толь­ко нет ни­ка­ких об­ра­зо­ва­тель­ных кре­ди­тов и сти­пен­дий

Пред­ста­ви­те­ли ре­ги­о­наль­ных элит, точ­нее, де­ти ста­ре­ю­щих во­ждей по­лу­чат воз­мож­ность стать бе­не­фи­ци­а­ра­ми но­вых ин­сти­ту­тов, но не как по­ли­ти­ки, а как биз­нес-парт­не­ры

для сту­ден­тов из бед­ных се­мей. Ис­сле­до­ва­ния си­сте­мы здра­во­охра­не­ния по­ка­зы­ва­ют, что в Рос­сии боль­ной или его род­ствен­ни­ки опла­чи­ва­ют че­рез си­сте­му обя­за­тель­но­го стра­хо­ва­ния по та­ри­фам, че­рез до­пол­ни­тель­ные пла­те­жи или че­рез кор­руп­ци­он­ные сдел­ки в 10 раз боль­ше услуг, чем им ре­аль­но ока­зы­ва­ет­ся.

При этом хо­ро­шие ин­сти­ту­ты для пост­со­вет­ско­го обы­ва­те­ля ни­как не свя­за­ны с де­мо­кра­ти­ей – это по­чти то же са­мое, что бес­плат­ный WiFi или удоб­ный го­род­ской транс­порт. По­тре­би­тель­ский взгляд – важ­ней­шее от­ли­чие об­ще­ства, ко­то­рое по­треб­ля­ет, от об­ще­ства, ко­то­рое со­зда­ет. И зачем про­дви­гать де­мо­кра­ти­че­ские ин­сти­ту­ты в стране, вла­сти ко­то­рой, к вос­тор­гу боль­шин­ства из­би­ра­те­лей, кор­рум­пи­ру­ют то МОК, то FIFA, то азарт­но «трол­лят» всю си­сте­му меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти?

Есть нере­шен­ная пробле­ма, ко­то­рая го­раз­до мас­штаб­нее, чем бру­таль­ный ли­дер стра­ны, про­из­во­дя­щей со все­ми сво­и­ми уг­ле­во­до­ро­да­ми 3,28% ВВП. В ми­ре за по­след­ние 15 лет из де­ре­вень в го­ро­да пе­ре­ехал еще один, но да­ле­ко не по­след­ний мил­ли­ард быв­ших кре­стьян. Ес­ли пред­ста­ви­те­ли пер­во­го по­ко­ле­ния ми­гран­тов, при­вык­шие к сель­ско­му тру­ду, ра­ды про­сто воз­мож­но­сти про­кор­мить свои се­мьи, то их де­ти хо­тят боль­ше­го и ост­ро чув­ству­ют «стек­лян­ный по­то­лок». Это они ста­но­вят­ся мил­ли­о­на­ми из­би­ра­те­лей, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ют на вы­бо­рах по­пу­ли­стов и в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах, и в раз­ви­тых де­мо­кра­ти­ях. Ур­ба­ни­за­ция – гло­баль­ный про­цесс, и ми­грант­ские се­ти – свое­об­раз­ная месть гло­ба­ли­за­ции – ста­но­вят­ся ин­стру­мен­том рас­про­стра­не­ния идей и взгля­дов, не сов­ме­сти­мых ни с пра­во­вым го­су­дар­ством, ни с от­кры­той эко­но­ми­кой. Мы это уже ви­дим се­го­дня. Наи­бо­лее ам­би­ци­оз­ные и ра­ди­каль­ные пред­ста­ви­те­ли вто­ро­го и тре­тье­го по­ко­ле­ний го­то­вы стать пу­шеч­ным мя­сом для но­вых ги­брид­ных войн в зо­нах вы­со­кой со­ци­аль­ной тур­бу­лент­но­сти. Их сот­ни ты­сяч. Эти же ком­ба­тан­ты, ис­поль­зуя кри­ми­наль­ные и тер­ро­ри­сти­че­ские се­ти, мо­гут со­зда­вать пробле­мы для меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти. Это мы то­же уже на­блю­да­ем.

Смо­жет ли эта вол­на сло­мать или под­пор­тить ка­че­ствен­ные по­ли­ти­че­ские ма­ши­ны в Се­вер­ной Америке и За­пад­ной Ев­ро­пе? Уви­дим. В лю­бом слу­чае уже есть пер­вый до­вод в поль­зу то­го, что­бы по­пы­тать­ся удо­вле­тво­рить спрос обы­ва­те­лей в пост­со­вет­ских и дру­гих раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах на good governance.

Вто­рой до­вод со­сто­ит в том, что се­го­дня не толь­ко пост­со­вет­ское про­стран­ство, а боль­шая часть ми­ра – это по­тен­ци­аль­ный ги­гант­ский но­вый ры­нок для хо­ро­ших ин­сти­ту­тов. Ко­то­рые граж­дане го­то­вы опла­чи­вать.

БИЗ­НЕС ВМЕ­СТО ПО­ЛИ­ТИ­КИ

По­сколь­ку мы го­во­рим о стра­нах, в ко­то­рых неогра­ни­чен­ную власть и все ре­сур­сы мо­гут за­хва­тить чле­ны од­но­го дач­но­го ко­опе­ра­ти­ва под на­зва­ни­ем «Озе­ро», в ко­то­рых неко­му и неза­чем про­во­дить ре­фор­мы, глав­ный во­прос – как и кто бу­дет со­зда­вать но­вые ин­сти­ту­ты и по­че­му это во­об­ще воз­мож­но.

Но, во-пер­вых, со­вре­мен­ная на­у­ка об ин­сти­ту­тах и их раз­ви­тии вполне го­то­ва к ре­ше­нию прак­ти­че­ских за­дач, как в на­ча­ле про­шло­го ве­ка фи­зи­ка бы­ла го­то­ва к ра­ке­то­стро­е­нию и ядер­ной энер­ге­ти­ке. И этот вы­зов очень по­ле­зен для ее при­бли­же­ния к точ­ным на­у­кам.

Во-вто­рых, аме­ри­кан­ские, за­пад­но­ев­ро­пей­ские гло­баль­ные ком­па­нии мо­гут за­ме­нить боль­шую часть, ес­ли не все необ­хо­ди­мые ин­сти­ту­ты. В аме­ри­кан­ской ме­ди­цин­ской ком­па­нии Kaiser Permanente в 38 боль­ни­цах по­чти 20 000 вра­чей за $60,7 млрд в год (при­мер­но в 2 ра­за боль­ше, чем бюд­жет ФФОМС РФ на 2017 г.) ле­чат 11 млн че­ло­век (столь­ко за­стра­хо­ван­ных в си­сте­ме). В Рес­пуб­ли­ке Та­тар­стан, в ко­то­рой од­на из луч­ших ре­ги­о­наль­ных си­стем здра­во­охра­не­ния, бюд­жет от­рас­ли на 2017 г. мень­ше $300 млн, за ко­то­рые при­мер­но 17 000 вра­чей ле­чат око­ло 4 млн че­ло­век. Бюд­жет толь­ко од­но­го Гар­вар­да – по­чти $40 млрд в год, бюд­жет Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции на об­ра­зо­ва­ние – $10 млрд.

В-тре­тьих, субъ­ек­та­ми рын­ка ин­сти­ту­тов долж­ны быть ре­ги­о­ны и да­же круп­ные му­ни­ци­па­ли­те­ты. Для каж­до­го ре­ги­о­на ну­жен свой про­ект, свои ин­ве­сто­ры и своя ко­ман­да. Пред­ста­ви­те­ли ре­ги­о­наль­ных элит, точ­нее, де­ти ста­ре­ю­щих во­ждей по­лу­чат воз­мож­ность стать бе­не­фи­ци­а­ра­ми но­вых ин­сти­ту­тов, но не как по­ли­ти­ки, а как биз­нес-парт­не­ры, так же как они ста­ли бе­не­фи­ци­а­ра­ми IT-ин­ду­стрии, со­вре­мен­но­го ри­тей­ла и вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных кли­ник с им­пор­ти­ро­ван­ным обо­ру­до­ва­ни­ем. При усло­вии, что не бу­дут ме­шать управ­лять.

В-чет­вер­тых, по­сколь­ку мы име­ем де­ло с част­ны­ми ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся биз­не­сом, а не по­ли­ти­кой, то и ка­д­ры – это во­прос управ­ле­ния, а не по­ли­ти­ки. Так, в на­ча­ле 1990-х в Рос­сию при­шли та­кие ауди­тор­ские ком­па­нии, как KPMG, со сво­ей де­ло­вой куль­ту­рой и со сво­и­ми кад­ра­ми. Так что мест­ные эли­ты мо­гут быть толь­ко ак­ци­о­не­ра­ми. И ни­ка­ко­го вме­ша­тель­ства в управ­ле­ние.

Ко­неч­но, де­таль­но­го биз­не­спла­на та­ко­го про­дви­же­ния де­мо­кра­тии и good governance по­ка нет. Но кро­ме со­раз­мер­но­сти по мас­шта­бам и луч­ше­го ка­че­ства управ­ле­ния у биз­не­са есть еще два силь­ных пре­иму­ще­ства. Рас­хо­ды на ре­фор­мы за­ме­ня­ют­ся до­хо­да­ми think tanks юри­ди­че­ских, стра­хо­вых, ме­ди­цин­ских, об­ра­зо­ва­тель­ных, security и фи­нан­со­вых ком­па­ний на но­вых рын­ках с мас­шта­ба­ми в сот­ни трил­ли­о­нов дол­ла­ров. А зна­чит, пред­при­ни­ма­те­ли и ин­ве­сто­ры мо­гут го­во­рить с во­ждя­ми не о смене элит, а об их пе­ре­хо­де из рис­ку­ю­щих жиз­нью топ-ме­не­дже­ров в ре­спек­та­бель­ные ак­ци­о­не­ры.

Все это бы­ло бы фан­та­сти­кой, ес­ли бы не огром­ные день­ги, меж­ду­на­род­ная без­опас­ность и, мо­жет быть, судь­ба глав­но­го до­сти­же­ния по­ли­ти­че­ско­го твор­че­ства че­ло­ве­ка – пра­во­во­го го­су­дар­ства с от­кры­той эко­но­ми­кой.

У де­ве­ло­пе­ров есть тер­мин, обо­зна­ча­ю­щий ре­кон­струк­цию фа­вел в без­опас­ные до­ро­гие квар­та­лы, – gentrification. Опи­сы­ва­е­мый про­цесс мож­но на­зы­вать institutional gentrification (ин­сти­ту­ци­о­наль­ная джен­три­фи­ка­ция). Доб­ро по­жа­ло­вать в но­вый мир.-

/ JEFF CHIU / AP

Гло­баль­ные ком­па­нии мо­гут за­ме­нить часть необ­хо­ди­мых ин­сти­ту­тов. На фото: сту­ден­ты-ме­ди­ки в ком­па­нии Kaiser Permanente тре­ни­ру­ют­ся на ро­бо­те, ими­ти­ру­ю­щем бе­ре­мен­ность

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.