Мо­ло­дая позд­няя опера

В Боль­шом те­ат­ре иг­ра­ют пре­мье­ру опе­ры Мо­и­сея Вайн­бер­га «Идиот» по ро­ма­ну До­сто­ев­ско­го. У спек­так­ля мно­го до­сто­инств, глав­ное из ко­то­рых – отличный ан­самбль мо­ло­дых ар­ти­стов

Vedomosti - - Культура - Петр Поспе­лов

Вайн­бер­ги­ан­цы ли­ку­ют: не успел театр «Но­вая опера» отыг­рать первую опе­ру Вайн­бер­га «Пас­са­жир­ка» (1968), как Боль­шой театр дал пре­мье­ру его же по­след­ней опе­ры «Идиот» (1986). На днях в Боль­шом те­ат­ре и Го­су­дар­ствен­ном ин­сти­ту­те ис­кус­ство­зна­ния прой­дет меж­ду­на­род­ный фо­рум «Ме­чи­слав Вайн­берг (1919–1996). Воз­вра­ще­ние». Ско­ро в Моск­ву въедет еще од­на «Пас­са­жир­ка», по­став­лен­ная в про­шлом се­зоне в Ека­те­рин­бур­ге, а во­об­ще эта опера шла во мно­гих го­ро­дах Ев­ро­пы и Аме­ри­ки. В Ма­ри­ин­ском те­ат­ре вы­пу­щен «Идиот», ко­то­ро­го так­же иг­ра­ют в Гер­ма­нии. Как вид­но, Вайн­берг-идил­лия – не рос­сий­ское и не за­пад­ное, а крос­скуль­тур­ное на­чи­на­ние. Это­го ком­по­зи­то­ра, ока­зы­ва­ет­ся, не хва­та­ло всем.

При­чи­на, ви­ди­мо, в том, что ми­ро­вой опер­ный театр ис­пы­ты­ва­ет де­фи­цит ком­по­зи­то­ров вто­рой по­ло­ви­ны XX ве­ка, ко­то­рые, с од­ной сто­ро­ны, при­над­ле­жа­ли бы сво­е­му вре­ме­ни, с дру­гой – не пи­са­ли бы аван­гард, т. е. та­ких, ко­го мож­но бы­ло бы вклю­чать в ре­пер­ту­ар, ко­го мог­ли бы вос­при­ни­мать обыч­ные, не слиш­ком изощ­рен­ные уши и петь ти­по­вые, а не осо­бые опер­ные го­ло­са. Та­ки­ми ком­по­зи­то­ра­ми, к при­ме­ру, бы­ли Бен­джа­мин Брит­тен и Ханс Вер­нер Хен­це, оба они на­пи­са­ли по мно­гу опер, боль­шин­ство из ко­то­рых ис­прав­но ста­вит­ся в те­ат­рах. Мо­и­сей Вайн­берг то­же на­пи­сал, по раз­ным под­сче­там, семь или во­семь опер. У него есть да­же пре­иму­ще­ство – те­мы его про­из­ве­де­ний ли­ше­ны вся­кой дву­смыс­лен­но­сти, что яв­ля­ет­ся, к при­ме­ру, и в «Пас­са­жир­ке», и в «Идио­те». Ос­вен­цим и До­сто­ев­ский – сим­во­лы об­щезна­чи­мые, из­вест­ные вез­де.

За­мы­сел «Пас­са­жир­ки» ори­ги­наль­нее, то­гда как в «Идио­те» ком­по­зи­тор всту­пил на осво­ен­ную тер­ри­то­рию опер по ве­ли­кой рус­ской ли­те­ра­ту­ре. Осо­бен­но бьет по ней ко­ле­со про­ко­фьев­ско­го «Иг­ро­ка» – по­хо­жая дра­ма­тур­гия, про­за­и­че­ский текст, вздор­ная ге­ро­и­ня, ге­не­рал и мо­ло­жа­вая ста­ру­ха в ка­тал­ке. Толь­ко «Идиот» длин­нее – че­ты­ре ча­са: в Москве опе­ру со­кра­ти­ли до трех ча­сов, и об­ра­зо­вав­ши­е­ся швы мо­гут ме­шать связ­но­сти со­бы­тий. Меж­ду тем в опе­ре все рав­но мно­го слов – диа­ло­ги До­сто­ев­ско­го пе­ре­да­ны до­слов­но и по­дроб­но. Но все же это не ро­ман «Идиот», по­ло­жен­ный на му­зы­ку, а несколь­ко дру­гое со­чи­не­ние, в ко­то­ром фи­ло­соф­ские

смыс­лы лишь об­рам­ля­ют ли­ри­че­скую ин­три­гу. Та­кая транс­фор­ма­ция ор­га­нич­на для опер­но­го жан­ра – ведь и в дру­гих опе­рах, со­чи­нен­ных по ве­ли­ким кни­гам, та­ким как «Фа­уст» или «Ев­ге­ний Оне­гин», чувств боль­ше, неже­ли рас­суж­де­ний. По­чти как в клас­си­че­ской опе­ре, дей­ствие скла­ды­ва­ет­ся во­круг лю­бов­но­го тре­уголь­ни­ка, ко­то­рый об­ра­зу­ют Князь Мыш­кин, Ро­го­жин и Нас­та­сья Фи­лип­пов­на. По­след­няя тем са­мым вста­ет в ряд опер­ных ге­ро­инь неод­но­знач­но­го мо­раль­но­го об­ли­ка, та­ких как Кар­мен, Ви­о­лет­та Ва­ле­ри, Ма­нон, Лу­лу и да­же Ка­те­ри­на Из­май­ло­ва, но и от­ли­ча­ет­ся – у Вайн­бер­га это жен­щи­на, ор­га­ни­че­ски не спо­соб­ная быть счаст­ли­вой и со­ста­вить счастье хоть од­но­го из лю­бя­щих ее муж­чин. Фи­нал за­ко­но­ме­рен: один из них уби­ва­ет ее но­жом, у дру­го­го же та­кой по­сту­пок на­хо­дит ис­крен­нее по­ни­ма­ние.

Спи­сок пер­со­на­жей До­сто­ев­ско­го тех­нич­но со­кра­щен либ­рет­ти­стом Алек­сан­дром Мед­ве­де­вым, но все рав­но их оста­ет­ся мно­го­ва­то для ка­мер­ной дра­мы. Не­ма­лень­кий ор­кестр, ко­то­рый ве­дет поль­ский ди­ри­жер Ми­хал Кла­у­за, ста­вит эмо­ци­о­наль­ную план­ку вы­со­ко, слов­но речь идет не о сва­дьбах, день­гах, за­пис­ках и ост­рых пред­ме­тах, а о судь­бах ми­ра. В позд­нем «Идио­те» вли­я­ний Шо­ста­ко­ви­ча уже не слыш­но: гар­мо­ни­че­ский стиль сгу­ща­ет­ся к терп­ким дис­со­нан­сам и раз­ре­жа­ет­ся до при­ят­ных опер­ных кра­сот. Ин­то­на­ци­он­но «Идиот» бо­га­че «Пас­са­жир­ки» – хо­тя си­ло­во­го на­по­ра и здесь до­ста­точ­но, осо­бен­но в жен­ских пар­ти­ях, ком­по­зи­тор подыс­ки­ва­ет пер­со­на­жам ин­ди­ви­ду­аль­ные во­каль­ные ха­рак­те­ри­сти­ки. Пре­иму­ще­ство спек­так­ля Боль­шо­го те­ат­ра пе­ред ра­бо­той «Но­вой опе­ры» – пев­цы мо­ло­же, го­ло­са све­жее. Тре­уголь­ник ге­ро­ев один луч­ше дру­го­го стро­ят Бо­г­дан Вол­ков (Князь Мыш­кин), Ека­те­ри­на Мо­ро­зо­ва (Нас­та­сья Фи­лип­пов­на) и со­вер­шен­но неузна­ва­е­мый Петр Ми­гу­нов (Ро­го­жин). Им не усту­па­ют Юлия Ма­зу­ро­ва (Аг­лая), Кон­стан­тин Шу­ша­ков (кра­са­вец ба­ри­тон неожи­дан­но сыг­рал гро­теск­но­го крив­ля­ку Лебедева), Иван Мак­си­мей­ко (Га­ня). Опыт Ев­ге­нии Се­ге­нюк, Ва­ле­рия Гиль­ма­но­ва и дру­гих ар­ти­стов по­мо­га­ет де­лу.

Ре­жис­сер дра­мы из Из­ра­и­ля Ев­ге­ний Арье по­ста­вил дей­ствие креп­ко и по­дроб­но, по­чти без от­се­бя­ти­ны, раз­ве что од­но­го То­чиль­щи­ка пре­вра­тил в трех зло­ве­щих бе­рен­де­ев, сим­во­ли­че­ских по­слан­цев смер­ти. Пер­со­на­жей оде­ла Га­ли­на Со­ло­вье­ва, услов­ную мрач­ную сце­но­граф-иче­скую кон­струк­цию с хо­дя­чей сте­ной и тем­ны­ми зер­ка­ла­ми со­здал Се­мен Пас­тух, до­ба­вил зло­ве­ще­го све­та Да­мир Ис­ма­ги­лов. Ми­манс, гну­щий спи­ны и вы­де­лы­ва­ю­щий ко­лен­ца, на­пра­вил Игорь Ка­ча­ев, немно­го­чис­лен­ный муж­ской хор на­тас­кал Ва­ле­рий Бо­ри­сов. Ша­лов­ли­вую нот­ку внес­ла ви­деосце­но­граф Ася Му­хи­на: на ее экра­нах мно­жи­лись и сме­ня­лись ли­ца ге­ро­ев, сня­тые так круп­но, что они пре­вра­ща­лись в са­мих ак­те­ров. На по­след­них скорб­ных так­тах Нас­та­сья Фи­лип­пов­на (или, вер­нее, Ека­те­ри­на Мо­ро­зо­ва) по­ка­за­ла язык, что по­мог­ло со­хра­нить необ­хо­ди­мую ди­стан­цию по от­но­ше­нию к столь се­рьез­но­му про­из­ве­де­нию.

/ ДА­МИР ЮСУПОВ / БОЛЬ­ШОЙ ТЕАТР

В цен­тре опе­ры по по­ли­фо­ни­че­ско­му ро­ма­ну – лю­бов­ный тре­уголь­ник

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.