«Цель пре­зи­дент­ства – вер­нуть Фран­ции сво­бо­ду, а на­ро­ду – го­лос»

Vedomosti - - Первая Страница - Ан­тон Оси­пов ВЕДОМОСТИ

На вы­бо­рах пре­зи­ден­та Фран­ции Ма­рин Ле Пен – сре­ди глав­ных пре­тен­ден­тов на по­бе­ду. Ес­ли она вы­иг­ра­ет, то вслед за ан­гли­ча­на­ми мо­жет про­дол­жить раз­ру­ше­ние ЕС: ре­фе­рен­дум о вы­хо­де из со­ю­за – пер­вый пункт ее пред­вы­бор­ной про­грам­мы «Я бы на­зы­ва­ла ЕС Со­вет­ским ев­ро­пей­ским со­ю­зом, ведь эту си­сте­му нель­зя улуч­шить и она со­зда­на на за­ве­до­мо па­губ­ной идео­ло­гии гло­ба­ли­за­ции»

Второе но­яб­ря 1976 г. Вось­ми­лет­няя де­воч­ка и две ее стар­шие сест­ры, 12 и 16 лет, спо­кой­но спят на ше­стом эта­же до­ма в 15-м окру­ге Па­ри­жа. Их ро­ди­те­ли дрем­лют эта­жом ни­же. Двух­этаж­ные квар­ти­ры еще не во­шли в мо­ду – про­сто под­вер­ну­лась ока­зия и отец, что­бы не тес­нить­ся, ку­пил для до­че­рей от­дель­ную квар­ти­ру. На ча­сах без чет­вер­ти че­ты­ре утра. В этот мо­мент взры­ва­ет­ся за­ло­жен­ная в зда­нии бом­ба – 20 кг ди­на­ми­та.

Две­на­дцать раз­во­ро­чен­ных квар­тир – это ста­ло са­мым се­рьез­ным по­ку­ше­ни­ем во Фран­ции со вре­мен Вто­рой ми­ро­вой. И ни од­но­го по­гиб­ше­го. Го­до­ва­ло­го сы­на со­се­дей взрыв­ная вол­на вы­бро­си­ла с ше­сто­го эта­жа, но ком­би­не­зон, за­це­пив­ший­ся за де­ре­во, и мат­рас кро­ват­ки смяг­чи­ли па­де­ние. Он от­де­лал­ся сло­ман­ной ру­кой. Двух ма­лень­ких де­во­чек с чет­вер­то­го эта­жа спас­ла сталь­ная бал­ка, вы­дер­жав­шая тон­ны об­ру­шив­ших­ся кон­струк­ций. «Чу­до на День всех свя­тых» – с та­ким за­го­лов­ком вы­шла на­зав­тра Le Parisien.

Ор­га­ни­за­то­ры и за­каз­чи­ки по­ку­ше­ния остались неиз­вест­ны. Но в жиз­ни млад­шей до­че­ри с тех пор все ста­ло ина­че. Зва­ли ее Ма­рин Ле Пен. До той но­чи «за­ни­мать­ся по­ли­ти­кой» бы­ло «аб­со­лют­но аб­стракт­ным для ме­ня по­ня­ти­ем», вспо­ми­на­ла она в ав­то­био­гра­фии: «По­тре­бо­ва­лась та страш­ная ночь, что­бы я осо­зна­ла, что мой отец то­же за­ни­ма­ет­ся по­ли­ти­кой <...> Я от­чет­ли­во по­ня­ла, что мой отец был из­вест­ной лич­но­стью и что его лю­то нена­ви­де­ли».

УВИ­ДЕТЬ МА­МУ В PLAYBOY

Ма­рин Ле Пен стар­ше, чем воз­глав­ля­е­мая ею пар­тия. Она ро­ди­лась 5 ав­гу­ста 1968 г. непо­да­ле­ку от Бу­лон­ско­го ле­са, в ком­муне Нeйи-сюрСен. На са­мом де­ле ее имя – Ма­ри­он Анн Пер­рин. Но ее все­гда зва­ли «Ма­рин», бук­валь­но – «мо­ряч­ка», но та­к­же пе­ре­во­дит­ся как «мор­ская», «мор­ской флот», «ма­ри­на». Имя от­ра­жа­ло страсть от­ца к мо­рю и ко­раб­лям – у него был уна­сле­до­ван­ный от от­ца дом в Бре­та­ни в г. Ла-Три­ни­те­сюр-Мер, пи­шет ин­тер­нет-издание Linternaute.com.

Ко­гда млад­шей до­че­ри бы­ло че­ты­ре го­да, Жан-Ма­ри ос­но­вал пар­тию «На­ци­о­наль­ный фронт». Из-за это­го до­че­рям при­шлось неслад­ко, пи­шет жур­нал L’Obs. Ма­ло кто во Фран­ции то­го вре­ме­ни под­дер­жи­вал ра­ди­каль­ные идеи Ле Пе­на. До­че­рей драз­ни­ли в шко­ле и об­зы­ва­ли в уни­вер­си­те­те, к ним при­ди­ра­лись учи­те­ля, сверст­ни­кам ро­ди­те­ли за­пре­ща­ли дру­жить с де­воч­ка­ми.

В 1984 г. раз­ра­зи­лась се­мей­ная тра­ге­дия. Ма­ма де­во­чек, Пье­ретт, бро­си­ла се­мью ра­ди дру­го­го муж­чи­ны. Ро­ди­те­ли так и не смог­ли по­ми­рить­ся. Отец по­ста­рал­ся не дать ма­те­ри ни сан­ти­ма из на­жи­то­го иму­ще­ства, Пье­ретт в от­вет об­ви­ня­ла его в из­ме­нах, дес­по­тиз­ме, же­сто­ком об­ра­ще­нии и да­же укло­не­нии от на­ло­гов. В 1987 г. кон­фликт до­стиг апо­гея: 52-лет­няя Пье­ретт сня­лась об­на­жен­ной для Playboy, жур­нал по­ме­стил ее фо­то на об­лож­ку. В этом кон­флик­те до­че­ри за­ня­ли сто­ро­ну от­ца с са­мо­го на­ча­ла, остав­шись с ним жить. Но че­рез три де­сят­ка лет Ма­рин рассо­рит­ся с от­цом из-за по­ли­ти­ки.

КРА­ЖА У ЛЕ ПЕ­НА

В 1986 г., ко­гда Ма­рин ис­пол­ни­лось 18 лет, она всту­пи­ла в «На­ци­о­наль­ный фронт» (в ито­ге в нем со­сто­я­ли все три сест­ры). Но вме­сто по­ли­ти­ки вы­бра­ла ка­рье­ру ад­во­ка­та и в 1992 г. ста­ла ма­ги­стром уго­лов­но­го пра­ва в Уни­вер­си­те­те Па­риж II Пан­те­он-Ас­сас. Она за­щи­ща­ла и чле­нов «На­ци­о­наль­но­го фрон­та», и ми­гран­тов. В част­но­сти, окон­ча­тель­но из­ба­ви­ла ал­жир­ца Нур­ре­ди­на Ха­ми­ди от угрозы вы­сыл­ки из Фран­ции, ко­то­рая ви­се­ла над ним уже 24-й год, пи­шет Linternaute.com и за­ме­ча­ет: это яв­но всту­па­ло в про­ти­во­ре­чие с ли­ни­ей пар­тии. На это Ле Пен от­ве­ти­ла, что она вы­сту­па­ла об­ще­ствен­ным за­щит­ни­ком по раз­на­ряд­ке, к то­му же Ха­ми­ди – «от­важ­ный па­рень», а «На­ци­о­наль­ный фронт» не про­па­ган­ди­ру­ет агрес­сию по от­но­ше­нию к от­дель­ным лю­дям».

Но доч­ке оди­оз­но­го по­ли­ти­ка бы­ло весь­ма непро­сто ра­бо­тать ад­во­ка­том, так что в 1998 г. она ста­ла ди­рек­то­ром юри­ди­че­ско­го де­пар­та­мен­та пар­тии от­ца, пи­шет Linternaute.com.

К то­му вре­ме­ни у нее за пле­ча­ми был и по­ли­ти­че­ский опыт. В 1993 г. 24-лет­няя Ле Пен впер­вые участвовала в вы­бо­рах в 16-м из­би­ра­тель­ном окру­ге Па­ри­жа. Вы­иг­рал их про­дле­ва­ю­щий свои пол­но­мо­чия де­пу­тат с 63,1%, 2-е ме­сто за­нял кан­ди­дат от со­ци­а­ли­стов с 11,8%, а Ле Пен по­лу­чи­ла 11,1%, что бы­ло от­лич­ным ре­зуль­та­том для пар­тии крайнего спек­тра.

По­пу­ляр­ность «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» рос­ла. В 1974 г. Жан-Ма­ри Ле Пен участ­во­вал в пре­зи­дент­ских вы­бо­рах и по­лу­чил 0,74%. В 1988 г. – 14,38%, в 1995 г. – 15%, а в 2002 г. не­ожи­дан­но для всех вы­шел во вто­рой тур с 16,86%. В ито­ге бо­лее уме­рен­ные по­ли­ти­ки объ­еди­ни­лись и при­зва­ли го­ло­со­вать во вто­ром ту­ре за дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та, Жа­ка Ши­ра­ка.

Вклад в успех от­ца внес­ла и Ма­рин, пред­став­ляя в те­ле­де­ба­тах свою пар­тию и ее кан­ди­да­та. Жур­нал Le Point пи­шет, что по­на­ча­лу она ка­те­го­ри­че­ски отказалась ид­ти на те­ле­ви­де­ние, хо­тя опыт у нее уже был бла­го­да­ря вы­бо­рам 1993 г. Но ее все же уго­во­ри­ли 5 мая 2002 г. по­явить­ся в про­грам­ме Mots croises. Вы­яс­ни­лось, что она ве­ли­ко­леп­но дер­жит­ся пе­ред ка­ме­рой, на­ход­чи­ва и крас­но­ре­чи­ва. Уже че­рез несколь­ко дней она сно­ва по­яви­лась на экра­нах в про­грам­ме Vive la politique.

Во вто­ром ту­ре Жан-Ма­ри на­брал 17,8% го­ло­сов, про­иг­рав Ши­ра­ку. Но о до­че­ри не за­был – в 2003 г. Ма­рин ста­ла ви­це-пре­зи­ден­том «На­ци­о­наль­но­го фрон­та». В сле­ду­ю­щем го­ду она бы­ла из­бра­на в Ев­ро­пар­ла­мент, где за­се­да­ет до сих пор. А к пре­зи­дент­ским вы­бо­рам 2007 г. Жан-Ма­ри на­зна­чил дочь ди­рек­то­ром по стра­те­гии. На кам­па­нию воз­ла­га­лись боль­шие на­деж­ды, а она про­шла неудач­но. Ле Пен ока­зал­ся на 4-м ме­сте с 10,44%. Со­пер­ни­ки сде­ла­ли вы­во­ды и за­им­ство­ва­ли у «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» его жест­кую ан­ти­им­миг-ра­ци­он­ную ри­то­ри­ку. По­бе­ди­тель вы­бо­ров Ни­ко­ля Сар­ко­зи су­мел та­ким об­ра­зом пе­ре­тя­нуть на се­бя часть элек­то­ра­та Ле Пе­на, пи­шет The Guardian. «Он в 2007 г. в точ­но­сти по­вто­рял то, что го­во­ри­ли ли­де­ры «На­ци­о­наль­но­го фрон­та», – воз­му­ща­лась в 2012 г. в ин­тер­вью «Ком­со­моль­ской прав­де» Ма­рин Ле Пен. – Это по­ли­ти­че­ское мо­шен­ни­че­ство!» Пар­ла­мент­ские вы­бо­ры то­же разо­ча­ро­ва­ли – ни од­но­го ме­ста в на­ци­о­наль­ном со­бра­нии, как, впро­чем, и на преды­ду­щих вы­бо­рах.

ПО­БЕ­ДИТЬ И ПРАВИТЬ

Но на вы­бо­рах 2012 г. в на­ци­о­наль­ное со­бра­ние «На­ци­о­наль­ный фронт» по­лу­чил уже два крес­ла. А ито­гом пре­зи­дент­ской кам­па­нии то­го же го­да стал ре­корд – 17,9% го­ло­сов за кан­ди­да­та «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» (прав­да, 3-е ме­сто). На вы­бо­ры в этот раз шел не Жан-Ма­ри Ле Пен, а Ма­рин. 82-лет­ний по­ли­тик от­ка­зал­ся от опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния пар­ти­ей, но­вым пре­зи­ден­том «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» в ян­ва­ре 2011 г. бы­ла из­бра­на его дочь.

К то­му вре­ме­ни она уже дав­но ве­ла ра­бо­ту по из­ме­не­нию об­ра­за пар­тии. За­да­чей бы­ло смяг­чить ри­то­ри­ку, что­бы при­влечь но­вых избирателей, но при этом удер­жать ста­рый элек­то­рат. Не ра­си­сты, а про­тив­ни­ки бес­кон­троль­ной им­ми­гра­ции, не ан­ти­ев­ро­пей­цы, а оп­по­нен­ты ЕС, не от­ри­ца­ние ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, а борь­ба с гло­ба­ли­за­ци­ей – так от­зы­ва­лась о тон­ко­стях об­нов­лен­ной по­ли­ти­че­ской плат­фор­мы Ма­рин Ле Пен The Independent.

Сме­на ли­де­ра по­шла на поль­зу пар­тии. «Ее отец лег­ко пре­вра­ща­ет­ся в пу­га­ло для де­тей, она же пред­по­чи­та­ет об­раз доб­рой ма­мы», – кон­ста­ти­ро­ва­ла Le Monde. «Дол­гое вре­мя мно­же­ство лю­дей, раз­де­ля­ю­щих на­ши взгля­ды, от­пу­ги­вал об­раз Жан-Ма­ри Ле Пе­на, – го­во­ри­ла са­ма Ма­рин The Guardian. – Те­перь я гла­ва пар­тии, это пре­пят­ствие ис­чез­ло». «Ма­рин та­кой же де­ма­гог, как ее отец, и да­же еще опас­нее, – пре­ду­пре­ждал по­ли­ти­че­ский обо­зре­ва­тель Le Monde Ален Дю­а­мель. – ЖанМа­ри Ле Пен хо­тел все­го лишь быть од­ним из иг­ро­ков, что­бы его за­ме­ча­ли. Ма­рин Ле Пен хо­чет по­бе­дить и править».

Чис­лен­ность «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» на ко­нец 2015 г. со­став­ля­ла 85 000 че­ло­век. На вы­бо­рах в Ев­ро­пар­ла­мент в 2014 г. пар­тия по­лу­чи­ла 23 ме­ста (во Фран­ции она за­ня­ла 1-е ме­сто, на­брав 24,86%). На ре­ги­о­наль­ных вы­бо­рах во Фран­ции в 2015 г. «На­ци­о­наль­ный фронт» за­нял 3-е ме­сто, по­лу­чив 27,1% го­ло­сов во вто­ром ту­ре (в пер­вом ту­ре пар­тия ли­ди­ро­ва­ла с 27,73% го­ло­сов).

РАЗРЫВ С ОТ­ЦОМ

Преж­де все­го Ма­рин по­пы­та­лась очи­стить­ся от об­ви­не­ний в от­ри­ца­нии хо­ло­ко­ста и ан­ти­се­ми­тиз­ме. Конц­ла­ге­ря она на­зва­ла вар­вар­ством, а на сте­ну в сво­ем ка­би­не­те по­ве­си­ла аб­стракт­ную кар­ти­ну из­ра­иль­ско­го ху­дож­ни­ка, сво­е­го дру­га, пи­са­ла The Guardian. «Два­дцать лет во Фран­ции лю­бо­го вы­ска­зав­ше­го­ся про­тив им­ми­гра­ции на­зы­ва­ли ра­си­стом», – го­во­ри­ла Ма­рин это­му из­да­нию и про­дол­жа­ла, что те­перь им­ми­гра­ция ста­ла круп­ней­шей про­бле­мой XXI в., при­чем она «ни­че­го об­ще­го не име­ет с ра­сиз­мом – это эко­но­ми­че­ская про­бле­ма».

Она го­во­ри­ла о фа­шиз­ме, но уже под дру­гим уг­лом. Му­суль­ман, за­по­ло­нив­ших ули­цы для мо­лит­вы, так как в ме­че­ти все не по­ме­ща­ют­ся, она срав­ни­ва­ла в бе­се­де с The Guardian с фа­шист­ской ок­ку­па­ци­ей. Прав­да, ни­ка­кой ис­ла­мо­фо­бии нет, тут же ого­ва­ри­ва­лась Ле Пен: «Лю­ди про­сто пы­та­ют­ся вос­со­здать усло­вия ла­тент­но­го кон­флик­та, что­бы фран­цуз­ский на­род чув­ство­вал се­бя ви­но­ва­тым. Ес­ли вы на­стро­е­ны со­блю­дать за­кон – вы ис­ла­мо­фоб!» Ле Пен го­во­ри­ла о слу­ча­ях вро­де тех, ко­гда бас­сей­ны вво­дят за­кры­тые для муж­чин се­ан­сы для му­суль­ма­нок, а из ра­ци­о­на школ ис­клю­ча­ют сви­ни­ну, объ­яс­ня­ла The Independent.

На этом фоне раз­ра­зи­лась еще од­на се­мей­ная драма. Жан-Ма­ри Ле Пен сла­вит­ся сво­и­ми рез­ки­ми вы­ска­зы­ва­ни­я­ми. То он на­зо­вет га­зо­вые ка­ме­ры «эпи­зо­дом» ис­то­рии, а фа­шист­скую ок­ку­па­цию Фран­ции «не та­кой уж бес­че­ло­веч­ной», то под­дер­жит кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов. Ко­ли­че­ство су­деб­ных при­го­во­ров, в том чис­ле за на­ци­о­на­ли­сти­че­ские за­яв­ле­ния, у него пе­ре­ва­ли­ло за два де­сят­ка. В ян­ва­ре 2005 г., по­сле ин­тер­вью от­ца крайне пра­во­му фран­цуз­ско­му жур­на­лу – Rivarol, Ма­рин да­же за­бра­ла де­тей и на несколь­ко дней уеха­ла с вил­лы, где жи­ла с от­цом, пи­шет Linternaute.com.

В 2015 г. тер­пе­ние Ма­рин лоп­ну­ло. По­сле оче­ред­но­го скан­да­ла в мае она ре­ши­ла вре­мен­но ис­клю­чить от­ца из пар­тии, в ко­то­рой он был по­чет­ным пред­се­да­те­лем. В от­вет тот пуб­лич­но от­рек­ся от до­че­ри. В ав­гу­сте то­го же го­да ис­пол­ни­тель­ный ко­ми­тет «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» окон­ча­тель­но вы­черк­нул имя основателя пар­тии из сво­е­го спис­ка. Че­рез ме­сяц Жан-Ма­ри со­здал но­вую пар­тию, Rassemblement bleublanc-rouge («Сине-бе­ло-крас­ное объ­еди­не­ние» – в честь цве­тов фран­цуз­ско­го фла­га). Про­шло

боль­ше го­да, швед­ская га­зе­та Dagens Nyheter спро­си­ла, как у Ма­рин от­но­ше­ния с от­цом. «Я с ним не об­ща­юсь, – един­ствен­ный раз за весь раз­го­вор Ма­рин опу­сти­ла гла­за. – Он жаж­дет бро­сить мне по­ли­ти­че­ский вы­зов, и я ска­за­ла, что в по­ли­ти­ке от­ныне не хо­чу иметь с ним ни­ка­ких дел <...> Ко­неч­но, это за­тра­ги­ва­ет и на­шу част­ную жизнь, с этим ни­че­го не по­де­ла­ешь. Вот так. Вся­кое бы­ва­ет» (ци­та­та по Inosmi). Толь­ко в этом го­ду – 31 ян­ва­ря – отец и дочь встре­ти­лись впер­вые с ав­гу­ста 2015 г., да и то на рас­смот­ре­нии де­ла о на­ло­гах, со­об­щи­ла га­зе­та Le Journal du dimanche.

144 ОБЕ­ЩА­НИЯ МА­РИН ЛЕ ПЕН

К пре­зи­дент­ским вы­бо­рам 2012 г. Ле Пен со­ста­ви­ла спи­сок из 12 обе­ща­ний по главным те­мам: от эко­но­ми­ки до им­ми­гра­ции, от се­мьи до ар­мии. В этом го­ду 4 фев­ра­ля она об­на­ро­до­ва­ла но­вый спи­сок – что она сде­ла­ет, став пре­зи­ден­том. В нем семь глав по раз­ным сфе­рам, раз­би­тые на под­глав­ки, и 144 обе­ща­ния.

«Цель это­го про­ек­та преж­де все­го – вер­нуть Фран­ции сво­бо­ду, а ее на­ро­ду – го­лос, – пи­шет Ле Пен во вступ­ле­нии. – Я та­к­же хо­чу вер­нуть фран­цу­зам их день­ги, по­то­му что слиш­ком мно­го лет наша со­ци­аль­ная и фис­каль­ная по­ли­ти­ка обед­ня­ет сред­ний класс и про­стой на­род, в то же вре­мя обо­га­щая меж­ду­на­род­ные ком­па­нии и рас­тра­чи­вая день­ги го­су­дар­ства на со­вер­шен­но некон­тро­ли­ру­е­мую ми­гра­цию».

Ее ны­неш­няя про­грам­ма очень на­по­ми­на­ет ту, что бы­ла на­пи­са­на в 2012 г., ана­ли­зи­ру­ет Le Point. Из­ме­не­ния ско­рее сти­ли­сти­че­ские, неже­ли про­грамм­ные. Вме­сто «от­ка­за от ев­ро» те­перь «вос­ста­нов­ле­ние на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты». Вме­сто «от­ме­ны од­но­по­лых бра­ков» – при­зыв по­кон­чить с су­деб­ной все­доз­во­лен­но­стью вро­де за­ко­на То­би­ра́ (ко­то­рый и раз­ре­ша­ет эти бра­ки). Язык 144 обе­ща­ний бо­лее сгла­жен и ме­нее ре­зок, чем в 2012 г., вто­рит жур­нал Politico. Так, вме­сто «на­ци­о­наль­но­го пред­по­чте­ния» при вы­бо­ре, граж­да­ни­на ка­кой стра­ны на­нять на ра­бо­ту, речь идет о «на­ци­о­наль­ном при­о­ри­те­те». Вме­сто смерт­ной каз­ни те­перь «по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние без воз­мож­но­сти со­кра­ще­ния сро­ка для са­мых тяж­ких пре­ступ­ле­ний». Лов­кий ма­невр, что­бы при­влечь но­вых избирателей, не те­ряя свой тра­ди­ци­он­ный крайне пра­вый элек­то­рат, под­во­дит итог Le Point.

Пер­вым пунк­том в про­грам­ме Ле Пен идет воз­вра­ще­ние су­ве­ре­ни­те­та – про­ве­де­ние ре­фе­рен­ду­ма о вы­хо­де из ЕС. Пе­ре­трях­нет она и по­ли­ти­че­скую си­сте­му стра­ны. Вто­рой идет под­глав­ка «вер­нуть на­ро­ду пра­во го­ло­са и сде­лать де­мо­кра­тию бли­же». Ес­ли Ле Пен бу­дет со­пут­ство­вать успех, то важ­ные во­про­сы во Фран­ции мож­но бу­дет ре­шать на ре­фе­рен­ду­мах, со­брав для их про­ве­де­ния 500 000 под­пи­сей. Так же – все­на­род­ным го­ло­со­ва­ни­ем – бу­дут вно­сить­ся по­прав­ки в кон­сти­ту­цию. А вы­бо­ры ста­нут про­пор­ци­о­наль­ны­ми. «Я воз­глав­ляю дви­же­ние, ко­то­рое с 20% го­ло­сов [на вы­бо­рах 2007 г.] пред­став­ле­но все­го дву­мя де­пу­та­та­ми из 577 чле­нов пар­ла­мен­та, – объ­яс­ня­ла Ле Пен на встре­че со сту­ден­та­ми МГИМО в 2013 г. – Ес­ли бы у нас бы­ла про­пор­ци­о­наль­ная си­сте­ма, мы име­ли бы в пар­ла­мен­те 100 мест». Впро­чем, ко­ли­че­ство де­пу­та­тов Ле Пен хо­чет со­кра­тить по­чти вдвое, с 577 до 300, а се­на­то­ров – с 348 до 200. Из ше­сти уров­ней вла­сти (ком­му­ны – кан­то­ны – окру­га – де­пар­та­мен­ты – ре­ги­о­ны – го­су­дар­ство) она оста­вит три (ком­му­ны, де­пар­та­мен­ты и го­су­дар­ство). Власть ста­нет бли­же к на­ро­ду, из­ба­вит­ся от дуб­ли­ру­ю­щих функ­ций, а бюд­жет сэко­но­мит, да и мест­ные на­ло­ги сни­зят­ся.

РЕ­АЛЬ­НАЯ РЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

Свою эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку Ле Пен на­зы­ва­ет в сво­ей про­грам­ме из 144 пунк­тов «но­вой пат­ри­о­ти­че­ской мо­де­лью». Ее за­да­ча – обес­пе­чить при­о­ри­тет «ре­аль­ной эко­но­ми­ки пе­ред спе­ку­ля­тив­ны­ми фи­нан­са­ми» и под­дер­жать все, что «сде­ла­но во Фран­ции», на фоне «недоб­ро­со­вест­ной меж­ду­на­род­ной кон­ку­рен­ции». Она на­ме­ре­на до­го­во­рить­ся с про­мыш­лен­ни­ка­ми и при под­держ­ке го­су­дар­ства за­пу­стить «план ре­ин­ду­стри­а­ли­за­ции». Сво­им за­во­дам – «гра­мот­ный про­тек­ци­о­низм», пе­ре­ход на на­ци­о­наль­ную ва­лю­ту вме­сто ев­ро, пре­иму­ще­ство при гос­за­куп­ках «при ра­зум­ной раз­ни­це в цене». Часть гос­за­ка­за от­да­вать толь­ко ма­ло­му и сред­не­му биз­не­су. Обя­за­тель­но упо­ми­нать стра­ну – про­из­во­ди­те­ля то­ва­ра так, что­бы над­пись бро­са­лась в гла­за.

Для ино­стран­цев го­то­вит­ся це­лый на­бор огра­ни­че­ний. Не­ко­то­рые нор­ма­ти­вы, обя­за­тель­ные для про­из­во­ди­мых во Фран­ции то­ва­ров, не со­блю­да­ют­ся при их про­из­вод­стве в дру­гих стра­нах. Та­кие за­ру­беж­ные то­ва­ры бу­дут за­пре­ще­ны к им­пор­ту. На им­порт бу­дет введен на­лог в 3%, ко­то­рый пой­дет на по­вы­ше­ние до­хо­дов ма­ло­иму­щих. Ино­стран­ная ра­бо­чая си­ла то­же ста­нет ред­ко­стью. Уже два де­сят­ка лет во Фран­ции дей­ству­ет об­ще­ев­ро­пей­ское пра­ви­ло о сво­бод­ном най­ме со­труд­ни­ков из ЕС, но Ма­рин Ле Пен пред­ла­га­ет вве­сти на­лог на ис­поль­зо­ва­ние ино­стран­ных ра­бот­ни­ков. Ин­ве­сто­рам то­же не ви­дать при Ле Пен преж­них сво­бод. В стра­те­ги­че­ски важ­ных от­рас­лях го­су­дар­ство бу­дет кон­тро­ли­ро­вать ино­стран­ные ин­ве­сти­ции. А спе­ци­аль­ный го­су­дар­ствен­ный фонд дол­жен спа­сать фран­цуз­ские ком­па­нии от враж­деб­но­го по­гло­ще­ния и фон­дов-стер­вят­ни­ков – он при­об­ре­тет па­ке­ты ком­па­ний, ра­бо­та­ю­щих в пер­спек­тив­ных сек­то­рах эко­но­ми­ки.

На­у­ка долж­на оста­вать­ся в стране, пи­шет Ле Пен. Ес­ли инновации раз­ра­ба­ты­ва­лись ка­кой-ли­бо струк­ту­рой с при­вле­че­ни­ем гос­суб­си­дий, то 10 лет эту струк­ту­ру нель­зя про­да­вать или пе­ре­да­вать ино­стран­цам. Пред­при­я­тия из стра­те­ги­че­ски важ­ных от­рас­лей по­лу­чат на­ло­го­вые вы­че­ты на НИОКР. За пять лет го­су­дар­ство на треть уве­ли­чит суб­си­дии на на­у­ку, до­ве­дя их до 1% ВВП.

Фран­ция ста­нет мор­ской дер­жа­вой. Для это­го спе­ци­аль­но со­здан­ное ми­ни­стер­ство за­мор­ских тер­ри­то­рий и мо­ря раз­ра­бо­та­ет стра­те­ги­че­ский план ин­ве­сти­ций в свя­зан­ный с мо­рем биз­нес (до­слов­но ска­за­но весь­ма по­э­тич­но – «в эко­но­ми­ку го­лу­бо­го зо­ло­та») и зай­мет­ся раз­ра­бот­кой мор­ских бо­гатств стра­ны.

День­ги на это най­дут­ся бла­го­да­ря «от­ка­зу от неэф­фек­тив­ных го­срас­хо­дов (осо­бен­но свя­зан­ных с им­ми­гра­ци­ей и ЕС) и борь­бе с со­ци­аль­ным и на­ло­го­вым мо­шен­ни­че­ством». В пунк­те 71, на­при­мер, Ле Пен пред­ла­га­ет от­ка­зать­ся от бес­плат­ной ме­ди­цин­ской по­мо­щи неле­галь­ным ми­гран­там и сэко­но­мить на этом сред­ства для ме­доб­слу­жи­ва­ния граж­дан.

В луч­ших тра­ди­ци­ях бел­ле­три­сти­ки эта под­глав­ка кон­ча­ет­ся тем же, с че­го на­чи­на­лась: Ле Пен обе­ща­ет из­ба­вить Фран­цию от за­ви­си­мо­сти от фи­нан­со­вых рын­ков, вер­нув воз­мож­ность пря­мо­го фи­нан­си­ро­ва­ния каз­на­чей­ства Бан­ком Фран­ции.

МЕНЬ­ШЕ РА­БО­ТАТЬ И МЕНЬ­ШЕ ПЛА­ТИТЬ

Этим эко­но­ми­че­ские пре­об­ра­зо­ва­ния не огра­ни­чи­ва­ют­ся. В сле­ду­ю­щей под­глав­ке пе­ре­чис­ля­ют­ся дру­гие ме­ры под­держ­ки пред­при­я­тий. Сно­ва уточ­ня­ет­ся, что речь в первую оче­редь о ре­аль­ной эко­но­ми­ке. Ле Пен обе­ща­ет упро­стить на­ло­го­вую си­сте­му и умень­шить бу­маж­ную во­ло­ки­ту для ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, сде­лать еди­ное ок­но для та­ких фирм. Сни­зить со­ци­аль­ные от­чис­ле­ния. Со­хра­нить на­лог на при­быль для ма­ло­го биз­не­са в 15%, а для сред­не­го вве­сти про­ме­жу­точ­ный – 24% вме­сто 33%. Это за­ман­чи­вое пред­ло­же­ние: в про­шлом го­ду фран­цуз­ское пра­ви­тель­ство об­суж­да­ло сни­же­ние до 28%.

Сно­ва до­ста­лось фи­нан­со­во­му сек­то­ру: в пунк­те про по­вы­ше­ние до­ступ­но­сти кре­ди­тов Ле Пен пи­шет, что нуж­но «вер­нуть финансы на служ­бу ре­аль­ной эко­но­ми­ке». Сле­дить за этим бу­дет Банк Фран­ции. Ви­ди­мо, он же бу­дет от­ве­чать за то, что­бы мак­си­маль­ная про­цент­ная став­ка по кре­ди­там ком­па­ни­ям и до­мо­хо­зяй­ствам сни­зи­лась вдвое.

На­ко­нец, Фран­ция ста­нет еще бо­лее ин­но­ва­ци­он­ной дер­жа­вой. На­ло­го­вые вы­че­ты на НИОКР бу­дут спро­ек­ти­ро­ва­ны та­ким об­ра­зом, что­бы по­мочь стар­та­пам, ма­ло­му и сред­не­му биз­не­су. 2% от взно­сов на стра­хо­ва­ние жиз­ни долж­но ин­ве­сти­ро­вать­ся в стар­та­пы и раз­ви­тие но­вых на­прав­ле­ний на­у­ки и тех­ни­ки (ка­пи­тал-риск). А круп­ные ком­па­нии власть бу­дет по­буж­дать к со­зда­нию соб­ствен­ных вен­чур­ных фон­дов.

Ле Пен обе­ща­ет вер­нуть воз­раст вы­хо­да на пенсию об­рат­но к 60 го­дам (с это­го го­да он по­вы­шен до 62 лет). Ре­фор­ма бы­ла за­те­я­на еще в 2010 г. и вы­зва­ла мас­со­вые про­те­сты.

Даст она зад­ний ход и так на­зы­ва­е­мо­му за­ко­ну эль-Хом­ри. Речь о ре­фор­мах тру­до­во­го за­ко­но­да­тель­ства при Фран­с­уа Ол­лан­де, в пра­ви­тель­стве ко­то­ро­го ми­ни­стра тру­да зо­вут Ми­ри­ам эль-Хом­ри. Его важ­ней­шие пунк­ты – уве­ли­че­ние ра­бо­чей неде­ли, со­кра­ще­ние до­плат за пе­ре­ра­бот­ку и об­лег­чен­ный про­цесс уволь­не­ния. Нуж­но ли го­во­рить, что по это­му по­во­ду в про­шлом го­ду всю Фран­цию со­тря­са­ли мас­со­вые про­те­сты?

Еще один пункт – по­вы­сить по­ку­па­тель­ную спо­соб­ность. Это и уве­ли­че­ние пен­сий, и суб­си­дии для ма­ло­обес­пе­чен­ных, и немед­лен­ное со­кра­ще­ние на 5% та­ри­фов на газ и свет. Кста­ти, сбе­ре­же­ния фран­цу­зов Ле Пен то­же обе­ща­ет за­щи­тить, от­ме­нив дей­ствие ев­ро­пей­ских за­ко­нов о за­мо­ра­жи­ва­нии или изъ­я­тии бан­ков­ских на­коп­ле­ний и средств в рам­ках стра­хо­ва­ния жиз­ни, ес­ли воз­ник­нет угро­за бан­ков­ско­го кри­зи­са.

В на­ло­го­вой сфе­ре Ле Пен обе­ща­ет не по­вы­шать НДС, ЕСН и на­лог на со­сто­я­ние, по ря­ду ка­те­го­рий умень­шить по­до­ход­ный на­лог и упро­стить на­ло­го­вую си­сте­му, от­ме­нив на­ло­ги, ко­то­рые при­но­сят го­су­дар­ству ма­ло до­хо­да.

Сре­ди мер под­держ­ки сель­ско­го хо­зяй­ства – от­каз от до­го­во­ров о сво­бод­ной тор­гов­ле. В ви­де при­ме­ра при­ве­де­ны транс­ат­лан­ти­че­ская зо­на сво­бод­ной тор­гов­ли (TAFTA), Все­объ­ем­лю­щее эко­но­ми­че­ское и тор­го­вое со­гла­ше­ние (CETA), до­го­во­ры с Ав­стра­ли­ей и Но­вой Зе­лан­ди­ей.

СЮР­ПРИЗ ДЛЯ ЕС

Вы­бо­ры пре­зи­ден­та Фран­ции долж­ны прой­ти в два ту­ра – 23 ап­ре­ля и 7 мая. Со­цио­ло­ги пред­ре­ка­ют, что во вто­ром ту­ре Ле Пен бу­дет бо­роть­ся ли­бо с неза­ви­си­мым кан­ди­да­том, быв­шим ми­ни­стром эко­но­ми­ки Эм­ма­ну­элем Ма­кро­ном, ли­бо с еди­ным кан­ди­да­том от пра­во­цен­три­стов, быв­шим пре­мьер-ми­ни­стром Фран­с­уа Фий­о­ном. Есть еще вре­мя во­рвать­ся в трой­ку ли­де­ров и у со­ци­а­ли­ста Бе­нуа Амо­на.

Но кто бы ни стал но­вым пре­зи­ден­том, в первую оче­редь ему при­дет­ся за­нять­ся про­бле­мой несо­от­вет­ствия це­ле­вым по­ка­за­те­лям ЕС, Фран­ция рис­ку­ет сно­ва пре­вы­сить раз­ре­шен­ный в ЕС ли­мит бюд­жет­но­го де­фи­ци­та (3% ВВП) – по­хо­же, но­во­му ли­де­ру го­су­дар­ства пер­вым де­лом при­дет­ся вво­дить ме­ры эко­но­мии, пи­шет FT.

Впро­чем, Ле Пен мо­жет ре­шить эту пробле­му кар­ди­наль­но. В ин­тер­вью бель­гий­ско­му те­ле­ка­на­лу Jewish News One (JN1) в де­каб­ре 2012 г. она от­ве­ти­ла на во­прос, что она сде­ла­ет преж­де все­го, ес­ли в 2017 г. ее из­бе­рут пре­зи­ден­том. «Вос­ста­нов­лю на­ши гра­ни­цы, ведь я убеж­де­на: мы не мо­жем быть пол­но­прав­ны­ми хо­зя­е­ва­ми в соб­ствен­ном до­ме, ко­гда у нас нет клю­чей от вход­ной две­ри. По­то­му что мы раз­да­ли их все­му ми­ру».

А в раз­го­во­ре с «Из­ве­сти­я­ми» в 2013 г. Ле Пен до­ба­ви­ла: «Я бы на­зы­ва­ла ЕС Со­вет­ским ев­ро­пей­ским со­ю­зом, ведь эту си­сте­му нель­зя улуч­шить и она со­зда­на на за­ве­до­мо па­губ­ной идео­ло­гии гло­ба­ли­за­ции. Ее на­до раз­ру­шить и со­здать сво­бод­ную Ев­ро­пу, чле­на­ми ко­то­рой яв­ля­ют­ся дей­стви­тель­но су­ве­рен­ные го­су­дар­ства, ко­то­рые ре­ша­ют са­ми, ка­кие вы­би­рать на­прав­ле­ния для со­труд­ни­че­ства и ка­кие под­пи­сы­вать со­гла­ше­ния».-

JACKY NAEGELEN / REUTERS

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.