До­ход­ный па­тер­на­лизм

Vedomosti - - Власть & деньги - Оль­га Кув­ши­но­ва ВЕДОМОСТИ

По ито­гам 2016 г. за­ви­си­мость до­хо­дов на­се­ле­ния от вы­плат из бюд­же­та до­стиг­ла ре­корд­но­го уров­ня. До­ля зар­плат в струк­ту­ре до­хо­дов со­кра­ща­ет­ся, а со­ци­аль­ных вы­плат – рас­тет

До­хо­ды рос­си­ян все боль­ше за­ви­сят от со­ци­аль­ных вы­плат. В 2016 г. из каж­дых 100 руб. сво­е­го до­хо­да сред­не­ста­ти­сти­че­ский рос­си­я­нин 19 руб. по­лу­чил от го­су­дар­ства – это ис­то­ри­че­ский ре­корд. И это не счи­тая то­го, что го­су­дар­ство яв­ля­ет­ся круп­ней­шим ра­бо­то­да­те­лем – в гос­сек­то­ре за­ня­то бо­лее чет­вер­ти ра­бо­та­ю­ще­го на­се­ле­ния (без уче­та гос­ком­па­ний).

В 2000–2008 гг. удель­ный вес со­ци­аль­ных вы­плат в до­хо­дах на­се­ле­ния ко­ле­бал­ся в пре­де­лах 11–15%, в сред­нем со­ста­вив 13,4%; в 2010 г. эта до­ля рез­ко вы­рос­ла из-за мас­штаб­но­го по­вы­ше­ния пен­сий и с тех пор лишь уве­ли­чи­ва­лась (за ис­клю­че­ни­ем 2014 г.). Ис­хо­дя из дан­ных Рос­ста­та, с то­го же 2010 го­да она устой­чи­во пре­вы­ша­ет ана­ло­гич­ный по­ка­за­тель СССР: при со­ци­а­лиз­ме эта до­ля со­став­ля­ла по­ряд­ка 15%.

ДЕ­НЕГ НЕТ

Рост до­ли бюд­жет­ных средств в до­хо­дах граж­дан про­ис­хо­дил в ос­нов­ном за счет вы­тес­не­ния дру­го­го ис­точ­ни­ка до­хо­дов – от пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти (см. гра­фик). За 17 лет, с 2000 г., до­ля до­хо­дов от пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти со­кра­ти­лась вдвое при ро­сте на 40% до­ли со­ци­аль­ных вы­плат. В 2016 г. вли­я­ние пред­при­ни­ма­тель­ских до­хо­дов про­дол­жи­ло со­кра­щать­ся. Вклад ос­нов­но­го ис­точ­ни­ка до­хо­дов – зар­плат, вклю­чая скры­тые, – в 2016 г. со­кра­тил­ся тре­тий год под­ряд, хо­тя и нена­мно­го по срав­не­нию со сред­ни­ми за по­след­ние 10 лет 66%.

Ре­аль­ные до­хо­ды на­се­ле­ния сни­жа­ют­ся три го­да под­ряд, за этот пе­ри­од бюд­жет­ные вы­пла­ты, несмот­ря на рост их до­ли в струк­ту­ре до­хо­дов, под­держ­ки уров­ню жиз­ни рос­си­ян не ока­за­ли. Да­же на­обо­рот, спо­соб­ство­ва­ли его сни­же­нию из-за от­ме­ны или огра­ни­че­ния ин­дек­са­ций по при­чине кри­зи­са и вы­зван­ных им бюд­жет­ных про­блем. Так, ре­аль­ный рост пен­сий по ито­гам 2014 г. за­мед­лил­ся по­чти до ну­ля, в 2015–2016 гг. пен­сии в ре­аль­ном вы­ра­же­нии па­да­ли на 3,8 и 3,4% со­от­вет­ствен­но. Со­кра­ще­ние пен­сий по­чти ни­ве­ли­ро­ва­ло ре­зуль­та­ты ва­ло­ри­за­ции – раз­мер пен­сий в со­по­став­ле­нии с про­жи­точ­ным ми­ни­му­мом пен­си­о­не­ра сни­зил­ся до 1,5, при­бли­зив­шись к уров­ню, пред­ше­ство­вав­ше­му мас­штаб­но­му по­вы­ше­нию пен­си­он­ных вы­плат в 2010 г. (1,4; пик 2012 г. – 1,7). По рас­че­там Все­мир­но­го бан­ка, спад ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния 2014 г. (на 0,5%) пол­но­стью обу­слов­лен по­со­би­я­ми и зар­пла­та­ми гос­сек­то­ра (зар­пла­ты в ры­ноч­ном сек­то­ре в тот год по­мог­ли до­хо­дам не упасть еще силь­нее), в 2015 г. нега­тив­ный вклад гос­бюд­же­та в до­хо­ды обу­сло­вил при­мер­но треть от их сни­же­ния на 4,1%. В 2012–2013 гг., на­про­тив, рост ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния при­мер­но на­по­ло­ви­ну был под­дер­жан рас­ту­щи­ми зар­пла­та­ми в гос­сек­то­ре и по­со­би­я­ми.

В срав­не­нии с 2013 г. ре­аль­ные рас­по­ла­га­е­мые де­неж­ные до­хо­ды на­се­ле­ния со­кра­ти­лись, по рас­че­там РАНХиГС, на 9,5%, пен­сии в ре­аль­ном вы­ра­же­нии – на 7,2%, ре­аль­ные зар­пла­ты – на 7,4%.

Ре­корд­ная до­ля бюд­жет­ных вы­плат в до­хо­дах 2016 г. не со­про­вож­да­лась сни­же­ни­ем нера­вен­ства, оно, по дан­ным Рос­ста­та, оста­лось на уровне 2015 г. Чис­ло жи­ву­щих за чер­той бед­но­сти (име­ю­щих до­ход ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма) воз­рос­ло с 15,5 млн че­ло­век (10,8% на­се­ле­ния) в 2013 г. до 20,3 млн (13,9% на­се­ле­ния) в ян­ва­ре – сен­тяб­ре 2016 г. Уро­вень субъ­ек­тив­ной бед­но­сти вы­ше: са­ми се­бя бед­ны­ми счи­та­ют 21% рос­сий­ских се­мей – столь­ко до­мо­хо­зяйств, от­ме­ча­ют в об­зо­ре экс­пер­ты РАНХиГС, со­об­щи­ли о том, что де­нег им хва­та­ет толь­ко на еду или не хва­та­ет да­же на нее, бо­лее чем в по­ло­вине ре­ги­о­нов та­ких се­мей еще боль­ше.

БЕДНЫЕ ЛЮ­ДИ

В пе­ри­од эко­но­ми­че­ско­го ро­ста 2000–2008 гг. ос­нов­ным фак­то­ром со­кра­ще­ния бед­но­сти в Рос­сии бы­ли тру­до­вые до­хо­ды: по оцен­кам Все­мир­но­го бан­ка, по­чти 60% лю­дей, пе­ре­шед­ших за этот пе­ри­од в ка­те­го­рию эко­но­ми­че­ски за­щи­щен­но­го на­се­ле­ния (с до­хо­дом не ме­нее $10 в день по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти; в Рос­сии чис­ло та­ких лю­дей к 2008 г. воз­рос­ло с 25 до 60% на­се­ле­ния), сде­ла­ли это бла­го­да­ря ро­сту зар­плат и за­ня­то­сти и толь­ко 25% – за счет по­вы­ше­ния пен­сий и со­ци­аль­ных вы­плат. По­сле 2008 г., на­обо­рот, по­чти две тре­ти та­ких пе­ре­хо­дов опи­ра­лись на со­ци­аль­ные по­со­бия.

Ес­ли в сред­нем в до­хо­дах рос­си­ян до­ля го­свы­плат по­чти до­стиг­ла 20%, то до­хо­ды 40% на­се­ле­ния за­ви­сят от них на 50–60%, по­счи­тал Все­мир­ный банк. Его экс­пер­ты са­му со­ци­аль­ную по­мощь счи­та­ют крайне ма­ло­эф­фек­тив­ной: толь­ко 15% рас­хо­дов на соц­под­держ­ку пред­по­ла­га­ют ка­кую-ли­бо про­вер­ку уров­ня нуж­да­е­мо­сти, бед­ней­шие 20% на­се­ле­ния по­лу­ча­ют лишь чет­верть всех на­прав­лен­ных на со­ци­аль­ную под­держ­ку ре­сур­сов.

Сре­ди 40% рос­си­ян с наи­мень­ши­ми до­хо­да­ми наи­боль­шую до­лю – бо­лее чет­вер­ти – за­ни­ма­ют жен­щи­ны стар­ше 55 лет, по­счи­тал Все­мир­ный банк (см. гра­фик). Как пра­ви­ло, они эко­но­ми­че­ски неак­тив­ны и жи­вут на пенсию. В то же вре­мя сре­ди 40% рос­си­ян с наи­мень­ши­ми до­хо­да­ми у жен­щин-пен­си­о­не­рок до­хо­ды са­мые вы­со­кие: за­ко­но­да­тель­ство за­щи­ща­ет пен­си­о­не­ров, раз­мер их пен­сий не мо­жет быть ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма. Од­на из са­мых со­ци­аль­но неза­щи­щен­ных групп с вы­со­ким риском бед­но­сти – лю­ди 29–44 лет с детьми, сре­ди 40% наи­ме­нее до­ход­ных рос­си­ян они со­став­ля­ют по­чти чет­верть. Обыч­но это лю­ди со сред­ним про­фес­си­о­наль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, за­ня­тые в про­мыш­лен­но­сти, стро­и­тель­стве, транс­пор­те, сфе­ре тор­гов­ли и услуг. В этой груп­пе вы­со­ка са­мо­за­ня­тость и нефор­маль­ная за­ня­тость. Еще од­на груп­па рис­ка – низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные ра­бо­чие 40–59 лет, это по­чти каж­дый пя­тый сре­ди 40% рос­си­ян с наи­мень­ши­ми до­хо­да­ми. У этой груп­пы по­вы­шен­ный риск без­ра­бо­ти­цы или нефор­маль­ной за­ня­то­сти, а зна­чит, и пе­ре­хо­да за чер­ту бед­но­сти, счи­та­ет Все­мир­ный банк.

Рос­си­яне от­во­дят го­су­дар­ству клю­че­вую роль в за­щи­те на­се­ле­ния от эко­но­ми­че­ских про­блем и обес­пе­че­ния даль­ней­ше­го ро­ста до­хо­дов, но те­перь го­су­дар­ству вряд ли удаст­ся эти ожи­да­ния оправ­ды­вать, за­клю­ча­ют экс­пер­ты Все­мир­но­го бан­ка: вли­я­ние фак­то­ров, вы­нуж­да­ю­щих со­кра­щать или ре­струк­ту­ри­ро­вать го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды, на­рас­та­ет, а воз­мож­но­сти по­лу­че­ния бо­лее вы­со­ких до­хо­дов в част­ном сек­то­ре со­кра­ща­ют­ся. В 2008–2014 гг. на каж­дые де­вять со­здан­ных в эко­но­ми­ке ра­бо­чих мест при­хо­ди­лось 10 лик­ви­ди­ро­ван­ных; по от­рас­лям чи­стый при­рост ра­бо­чих мест по­ка­за­ли толь­ко тор­гов­ля, фи­нан­со­вые услу­ги и сек­тор го­су­прав­ле­ния (вклю­чая обо­ро­ну). Ис­точ­ни­ком за­ня­то­сти для лю­дей ста­но­вит­ся нефор­маль­ный сек­тор. Но из-за ро­ста нефор­маль­ной за­ня­то­сти сни­зит­ся охват си­сте­мой пен­си­он­но­го стра­хо­ва­ния: бу­дет рас­ти чис­ло граж­дан, не со­от­вет­ству­ю­щих тре­бо­ва­ни­ям для на­зна­че­ния пол­ной пен­сии по ста­ро­сти, ко­то­рым при­дет­ся рас­счи­ты­вать лишь на со­ци­аль­ную пенсию, по­ла­га­ют во Все­мир­ном бан­ке.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.