Боль­шое фин­ское серд­це

Со­бы­ти­ем Бер­лин­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля ста­ла но­вая тра­ги­ко­ме­дия клас­си­ка Аки Ка­у­ри­смя­ки «По ту сто­ро­ну на­деж­ды», в ко­то­рой про­стые фин­ны при­ни­ма­ют си­рий­ско­го бе­жен­ца как бра­та

Vedomosti - - Культура - Ве­ро­ни­ка Хлеб­ни­ко­ва

По ту сто­ро­ну на­деж­ды» на­чи­на­ет­ся в мо­ре, как и по­до­ба­ет филь­му «пор­то­вой» три­ло­гии. Аки Ка­у­ри­смя­ки от­крыл ее в 2011 г. кар­ти­ной «Гавр» о со­ли­дар­но­сти про­стых душ, где чи­стиль­щик обу­ви пря­тал от вла­стей ма­лень­ко­го аф­ри­кан­ско­го бе­жен­ца и со­би­рал день­ги, что­бы от­пра­вить его к ма­ме. И вот дол­го­ждан­ная вто­рая часть. Два гла­за бле­стят из уголь­ной ку­чи, от нее от­де­ля­ет­ся че­ло­ве­че­ская фи­гу­ра. Это си­рий­ский ме­ха­ник Ха­лед. Он неле­галь­но, к то­му же со­вер­шен­но слу­чай­но прибыл в Фин­лян­дию на бор­ту суд­на и бу­дет про­сить ста­тус бе­жен­ца. Мест­ные бю­ро­кра­ты ему веж­ли­во от­ка­жут, мест­ные на­ци­сты по­пы­та­ют­ся ве­се­ло под­жечь. И вот то­гда на­сто­я­щая Фин­лян­дия, стра­на по­жи­лых ро­ке­ров и блюз­ме­нов, иг­ро­ков в по­кер и вис­ло­усых мар­ги­на­лов, от­кро­ет ему свои за­стен­чи­вые, но креп­кие объ­я­тия.

На­сто­я­щая со­ли­дар­ность немно­го­слов­на: об­мен ку­лач­ны­ми уда­ра­ми в нос вме­сто со­бе­се­до­ва­ния, и Ха­лед при­нят на ра­бо­ту в ре­сто­ран «Зо­ло­тая пин­та». Так же ас­ке­тич­но и устрой­ство филь­ма, ла­ко­нич­ные ми­зан­сце­ны ко­то­ро­го по­хо­жи на пик­то­грам­мы. Аки Ка­у­ри­смя­ки и его по­сто­ян­ный опе­ра­тор Ти­мо Сал­ми­нен бе­рут но­вые вы­со­ты ми­ни­ма­лиз­ма и анек­до­та. Его ар­ти­сты, вклю­чая неиз­мен­ных Са­ка­ри Ку­осма­не­на и Ка­ти Оу­ти­нен, за­став­ля­ют зал уми­рать от сме­ха од­ним дви­же­ни­ем

бро­вей и да­же са­мой сво­ей непо­движ­но­стью.

Сре­ди мно­же­ства уже по­ка­зан­ных в Бер­лине «ко­ме­дий тра­ги­че­ских про­пор­ций» – так опре­де­лен, к при­ме­ру, жанр яз­ви­тель­но­го кон­курс­но­го филь­ма «Ве­че­рин­ка» Сал­ли Пот­тер – од­но­му Ка­у­ри­смя­ки уда­ет­ся до­стичь силь­но­го эмо­ци­о­наль­но­го эф­фек­та, со­хра­няя пол­ней­шую невоз­му­ти­мость.

В его филь­мах до­жи­ва­ют свой век по­след­ние ры­ца­ри пла­не­ты, ис­че­за­ю­щий вид. Те­перь ря­ды это­го свя­то­го ор­де­на со­вер­шен­но ор­га­нич­но по­пол­ня­ет си­рий­ский со­брат, родственная ду­ша фин­ских от­ще­пен­цев. Ха­лед, сыг­ран­ный Шер­ва­ном Ха­джи по­чти в ма­не­ре Басте­ра Ки­то­на, при­зна­ет­ся, что не по­ни­ма­ет юмо­ра, и это при всей раз­ни­це куль­тур еще и сти­ли­сти­че­ски сбли­жа­ет его с оби­та­те­ля­ми хель­синк­ских окра­ин.

Ха­лед яв­ля­ет­ся в Хель­син­ки на судне Eira. Это назва­ние бла­го­по­луч­но­го го­род­ско­го квар­та­ла од­на­жды уже зву­ча­ло в ран­нем филь­ме Ка­у­ри­смя­ки «Со­юз Ка­ла­ма­ри». Но это та­к­же и ча­стич­ный па­лин­дром на­зва­ния теп­ло­хо­да Ariel – «Ари­эль», на ко­то­ром смы­ва­ет­ся в Мек­си­ку па­роч­ка из од­но­имен­но­го филь­ма Ка­у­ри­смя­ки 1988 г. Лю­бов­ни­ки с «Ари­э­ля» бе­гут из Фин­лян­дии от за­ко­на и от об­рыд­лой ма­ши­не­рии ка­пи­та­лиз­ма. Спу­стя по­чти 30 лет в ки­не­ма­то­гра­фе Ка­у­ри­смя­ки, на­ко­нец, воз­ни­ка­ют по­вод для ин­вер­сии и вес­кая при­чи­на бе­жать в Фин­лян­дию. Си­ри­ец Ха­лед свя­зы­ва­ет свои на­деж­ды со стра­ной, где нет вой­ны. В од­ном из эпи­зо­дов по­яв­ля­ет­ся Ка­ти Оу­ти­нен, ко­то­рая по-преж­не­му со­би­ра­ет­ся в Мек­си­ку – на пенсию, пить кок­тей­ли и тан­це­вать. От­зву­ки этой ста­рин­ной мек­си­кан­ской уто­пии лишь под­чер­ки­ва­ют но­во­яв­лен­ную ев­ро­пей­скую уто­пию бег­ле­цов от войн и ре­прес­сий. Им­ми­гран­ту Ха­ле­ду, как и дру­гим бед­ня­кам, оты­щет­ся ме­сто в раю, ко­то­рый по­хож на неболь­шой ре­сто­ран, тер­пя­щий боль­шие убыт­ки, пред­ла­га­ю­щий ка­та­стро­фи­че­ские су­ши и сар­ди­ны в кон­серв­ных бан­ках, но та­к­же – и боль­шое, щед­рое, хо­тя и за­мет­но устав­шее серд­це. В ки­не­ма­то­гра­фе Аки Ка­у­ри­смя­ки оно по-преж­не­му от­кры­то из­го­ям всех ма­стей, как неко­гда ин­тер­на­ци­о­нал доб­рых душ в филь­мах Бо­ри­са Бар­не­та. «По ту сто­ро­ну на­деж­ды», воз­мож­но, вой­дет в ис­то­рию не как са­мый луч­ший фильм Аки Ка­у­ри­смя­ки, но как са­мый смеш­ной. И он со­блю­да­ет зо­ло­той эта­лон ве­ли­ко­го фин­ско­го ав­то­ра: все тот же ак­ку­рат­ный и ще­пе­тиль­ный, без кос­мо­са и сим­во­лиз­ма, под­ход к изоб­ра­же­нию тер­пя­ще­го бед­ствие че­ло­ве­ка.-

/ OUTNOW.CH

На ли­цах ге­ро­ев Ка­у­ри­смя­ки, как все­гда, от­ра­жа­ет­ся пол­ней­шая невоз­му­ти­мость

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.