По­лез­ное ис­кус­ство

В нор­веж­ском Кир­ке­не­се за­вер­шил­ся фе­сти­валь Barents Spektakel. Сре­ди его участ­ни­ков мно­го ис­пол­ни­те­лей из Рос­сии, в том чис­ле Петр Ай­ду с про­ек­том «Зву­ко­вые ланд­шаф­ты»

Vedomosti - - Культура - Алек­сей Мо­к­ро­усов

Фе­сти­валь Barents Spektakel про­во­дил­ся в 13-й раз, его те­му в этом го­ду обо­зна­чи­ли как «Про­мыш­лен­ный бу­ме­ранг». Но фе­сти­ва­ли хо­ро­ши тем, что не в со­сто­я­нии во всем сле­до­вать сво­им де­ви­зам, вот и бу­ме­ранг воз­вра­щал­ся не все­гда точ­но. Да, вер­ти­каль­ный пер­фор­манс ка­ли­фор­ний­ских арт­ска­ло­ла­зов из Bandaloop, ис­поль­зо­вав­ших в ка­че­стве сце­ны огром­ный пор­то­вый кран, – это по те­ме, но ку­да при­ткнуть концерты рос­сий­ских и нор­веж­ских групп? Из Моск­вы при­е­ха­ла Glintshake, со всей Ев­ро­пы со­бра­лись для от­лич­но­го фолк-рок­кон­цер­та участ­ни­ки Ljodahatt под ру­ко­вод­ством ак­те­ра Ма­гне Хо­вар­да Брек­ке, да и Петр Ай­ду с ко­ман­дой еди­но­мыш­лен­ни­ков из «Пер­сиф­ман­са», сыг­рав­ший «Зву­ко­вые ланд­шаф­ты», с про­мыш­лен­но­стью яв­но не свя­зан. Играл­ся спек­такль внут­ри ска­лы, в огром­ном бом­бо­убе­жи­ще вре­мен хо­лод­ной вой­ны, где те­перь спор­тив­ный, а за­од­но и кон­церт­ный зал. Аку­сти­ка здесь от­лич­ная, а звук па­да­ю­щих с по­тол­ка на бре­зент ка­пель вли­вал­ся в пар­ти­ту­ру сим­фо­нии-ми­сте­рии.

Хо­тя боль­шин­ство про­ек­тов фе­сти­ва­ля объ­еди­ня­ет про­стран­ство Ба­рен­це­ва мо­ря, здесь мно­го го­стей­со­се­дей: так, из Пе­тер­бур­га при­е­ха­ли Billy’s Band и груп­па «Се­вер7», от­крыв­шая в быв­шем Клу­бе мо­ря­ка, глав­ном при­ста­ни­ще со­вет­ских мо­ря­ков в Кир­ке­не­се, «Ле­ту­чий бар».

Фе­сти­валь ор­га­ни­зу­ет груп­па «Де­вуш­ки на мо­сту», ее назва­ние от­сы­ла­ет к кар­тине Эд­вар­да Мун­ка, прав­да, сре­ди се­ми ак­ци­о­не­ров се­го­дня трое муж­чин. В 2017 г. ко­ман­да Лю­бы Ку­зов­ни­ко­вой (му­зы­кан­ты утвер­жда­ют, что она луч­ший се­го­дня фе­сти­валь­ный ме­не­джер) сде­ла­ла упор на об­суж­де­ние про­блем, ка­са­ю­щих­ся всех, – ми­гра­ции, за­кры­тия уголь­ных шахт, от­но­ше­ний с Рос­си­ей. Те­атр «Са­мо­вар» по­ка­зал спек­такль-балет о шах­те­рах с обя­за­тель­ным для это­го те­ат­ра кол­лек­тив­ным по­еда­ни­ем су­па в фи­на­ле. А в цен­тре Кир­ке­не­са по­стро­и­ли ле­дя­ной дво­рец, в нем три дня шел ин­сце­ни­ро­ван­ный суд, про­лог к ре­аль­но­му су­ду в Ос­ло, где бу­дут ре­шать кон­сти­ту­ци­он­ность до­бы­чи неф­ти в мо­ре. Эко­ло­ги про­тив, их по­зи­цию раз­де­ля­ет и боль­шин­ство жи­те­лей го­род­ка. Те­атр те­ат­ром, а ре­зуль­тат от­лич­но сов­ме­ща­ет куль­ту­ру и по­ли­ти­ку; ис­кус­ство втор­га­ет­ся в жизнь, ми­нуя про­стран­ство про­па­ган­ды и на­по­ми­ная, как важ­на ни­зо­вая де­мо­кра­тия, при­част­ность граж­дан к жиз­ни сво­е­го го­су­дар­ства. Мо­жет по­ка­зать­ся, что это да­ле­кие от его за­дач сфе­ры, но и в раз­вле­ка­тель­ных шоу по­рой бы­ва­ет глу­бо­кий смысл.-

/ BERT NILSEN

На фе­сти­ва­ле сли­лись се­вер­ный и ин­ду­стри­аль­ный сти­ли

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.