Чу­ди­ща вы­ду­ман­ные, сте­на на­сто­я­щая

В гол­ли­вуд­ско-ки­тай­ском блок­ба­сте­ре «Ве­ли­кая сте­на» Во­сток и За­пад объ­еди­ня­ют­ся про­тив об­ще­го вра­га, а ре­жис­сер Чжан Имоу ра­бо­та­ет на кас­су, со­хра­няя ав­тор­ский по­черк

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Але­на Солн­це­ва

Вдет­стве мне рас­ска­за­ли, что Ве­ли­кая Ки­тай­ская сте­на – един­ствен­ная по­строй­ка че­ло­ве­че­ства, ко­то­рую мож­но уви­деть из кос­мо­са, и я это за­пом­нил», – го­во­рит То­мас Тулл, про­дю­сер филь­ма и быв­ший ди­рек­тор зна­ме­ни­той Legendary Pictures, в про­шлом го­ду про­дан­ной ки­тай­ской ком­па­нии Wanda Group. Имен­но ему при­шло в го­ло­ву снять ис­то­рию о чу­до­вищ­ных мон­страх, ра­ди борь­бы с ко­то­ры­ми ки­тай­цы бы­ли вы­нуж­де­ны по­стро­ить столь гран­ди­оз­ное со­ору­же­ние.

Раз­мах про­ек­та по­тре­бо­вал уча­стия неве­ро­ят­но­го ко­ли­че­ства спе­ци­а­ли­стов и по-на­сто­я­ще­му се­рьез­но­го бюд­же­та, хо­тя все съем­ки про­хо­ди­ли в Ки­тае – стране де­ше­во­го тру­да и ду­шев­но­го подъ­ема. Ре­жис­се­ром столь гран­ди­оз­но­го по за­мыс­лу зре­ли­ща, есте­ствен­но, стал Чжан Имоу – ве­ли­кий ви­зи­о­нер, гу­ру ки­тай­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа, его глав­ный меж­ду­на­род­ный бренд.

Ро­див­ший­ся ма­жо­ром Чжан Имоу ока­зал­ся жерт­вой куль­тур­ной ре­во­лю­ции: его со­сла­ли в сель­скую ком­му­ну на пе­ре­вос­пи­та­ние. Ра­бо­тать в кино на­чал как опе­ра­тор. Став ре­жис­се­ром, участ­во­вал в со­зда­нии ки­тай­ской «но­вой вол­ны», со­еди­няя ви­зу­аль­ную изоб­ре­та­тель­ность с до­ку­мен­таль­ной прав­дой. За свои пер­вые филь­мы стал лю­бим­цем ев­ро­пей­ских фе­сти­ва­лей и ла­у­ре­а­том «Оска­ра», но от­но­ше­ние на ро­дине к нему дол­гое вре­мя бы­ло слож­ным. По­сте­пен­но его по­лю­би­ла и ки­тай­ская пуб­ли­ка, а по­сле филь­ма «Ге­рой» (2002) – и аме­ри­кан­ская: этот кра­соч­ный ба­лет в стиле кун-фу про­из­вел сен­са­цию – вы­шел в ши­ро­кий аме­ри­кан­ский про­кат, че­го по­чти не слу­ча­ет­ся с ино­стран­ным кино.

«Ве­ли­кая сте­на» – пер­вый фильм Чжа­на Имоу, сня­тый на ан­глий­ском язы­ке (при том что ре­жис­сер не го­во­рит и не чи­та­ет по-ан­глий­ски). Это на­сто­я­щий «суб­бот­ний фильм под поп­корн» с гол­ли­вуд­ской звез­дой Мэт­том Дей­мо­ном в глав­ной ро­ли, ком­пью­тер­ны­ми чу­до­ви­ща­ми и спе­ц­эф­фек­та­ми. Но в то же вре­мя в нем есть и все то, что от­ли­ча­ет фир­мен­ный стиль Чжа­на Имоу: цве­то­вое шоу, ак­ро­ба­ти­че­ская пла­сти­ка, узна­ва­е­мая де­ко­ра­тив­ная «ки­тай­с­кость», а так­же кон­фликт меж­ду го­су­дар­ствен­ным дол­гом и лич­ным чув­ством. Ко­неч­но, в кино та­ко­го жан­ра сю­жет неиз­беж­но упро­ща­ет­ся, но и в нем ге­роя, бе­ло­го че­ло­ве­ка с За­па­да (аме­ри­кан­цев в XII в. еще не бы­ло, так что при­шлось Дей­мо­ну сыг­рать неко­е­го обоб­щен­но­го ев­ро­пей­ца), удив­ля­ет кон­фу­ци­ан­ская стой­кость сво­их ки­тай­ских то­ва­ри­щей, го­то­вых до­ве­рять и под­чи­нять­ся.

В меж­ду­на­род­ной ко­про­дук­ции, ко­то­рой про­дю­се­ры «Ве­ли­кой сте­ны» со­би­ра­ют­ся по­ко­рять мир, за­пад­ные ры­ца­ри уда­чи, став­шие со­юз­ни­ка­ми во­сточ­ных во­и­нов, ко­неч­но же, не мо­гут уда­рить в грязь ли­цом. Сна­ча­ла на­ем­ни­ки из Ев­ро­пы мо­лод­це­ва­то про­де­мон­стри­ру­ют свои бо­е­вые ка­че­ства, по­сле че­го все вме­сте сра­зят­ся с мерз­ки­ми тва­ря­ми, оли­це­тво­ря­ю­щи­ми жад­ность и чре­во­уго­дие (очень по­лит­кор­рект­ный по­во­рот те­мы). И хо­тя эти охот­ни­ки за по­ро­хом по­на­ча­лу ка­жут­ся ази­а­там бес­прин­цип­ны­ми эго­и­ста­ми, по хо­ду де­ла, уж будь­те уве­ре­ны, в них от­кро­ет­ся и спо­соб­ность к са­мо­по­жерт­во­ва­нию, и чув­ство че­сти, и со­ли­дар­ность, ко­то­рые так це­нят их но­вые со­юз­ни­ки.

Что до ки­тай­цев, то им то­же есть чем по­хва­стать­ся: тут и са­ма Сте­на, на­чи­нен­ная во­ен­ной тех­ни­кой, и ору­жие, и неве­ро­ят­ные при­е­мы боя вро­де кор­пу­са ла­зо­ре­вых Жу­рав­лей, ко­то­рые на ле­ту прон­за­ют про­тив­ни­ка ко­пья­ми. Кор­де­ба­лет раз­но­цвет­ных во­и­нов – од­но из са­мых вы­иг­рыш­ных свойств Чжа­на Имоу. Но, ко­неч­но, глав­ное в ки­тай­ской мо­ра­ли – уме­ние под­чи­нить част­ное об­ще­му, дис­ци­пли­на и са­мо­от­вер­жен­ность.

В этом весь­ма це­ре­мон­ном об­мене лю­без­но­стя­ми со­зда­те­лям филь­ма все же уда­лось со­хра­нить некую ди­на­ми­ку и да­же по­до­бие ин­три­ги, хо­тя, ко­неч­но, это ско­рей ви­до­вой фильм о бо­е­вых ис­кус­ствах, чем пол­но­цен­ная дра­ма. На­ри­со­ван­ные чу­ди­ща лов­ко впи­са­ны в ре­аль­ные пей­за­жи на­ци­о­наль­но­го гео­пар­ка Дань­ся и ор­га­нич­но смот­рят­ся на фоне ко­пии сте­ны, сло­жен­ной из на­сто­я­щих кир­пи­чей.

Гол­ли­вуд охот­но сни­ма­ет филь­мы в Ки­тае не толь­ко по­то­му, что та­ким об­ра­зом мож­но обой­ти кво­ту в 34 филь­ма, су­ще­ству­ю­щую для ино­стран­но­го кино, но и по­то­му, что в США про­кат па­да­ет, а в Ки­тае – стре­ми­тель­но рас­тет. А для то­го что­бы стать сво­им в ки­тай­ском про­ка­те, нуж­но очень немно­го: иметь ки­тай­ско­го ар­ти­ста, снять хоть од­ну сце­ну в Ки­тае, иметь треть ки­тай­ских де­нег в бюд­же­те – и глав­ное: по­ка­зать Ки­тай с по­ло­жи­тель­ной сто­ро­ны. Це­на во­про­са: сей­час в Ки­тае уже око­ло 40 000 ки­но­за­лов, но, по про­гно­зам, в бли­жай­шее вре­мя их чис­ло мо­жет удво­ить­ся.-

/ OUTNOW.CH

Для че­го же по­стро­и­ли эту сте­ну? В филь­ме есть от­вет

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.