Во­пре­ки днев­ни­ку

В кни­ге «Яко­по да Пон­тор­мо. Ху­дож­ник извне и из­нут­ри» Ар­ка­дий Ип­по­ли­тов рас­ска­зы­ва­ет о фло­рен­тий­ском ма­сте­ре, те­ма его от­но­ше­ний с вла­стью – по­боч­ная

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва АР­КА­ДИЙ ИП­ПО­ЛИ­ТОВ. ЯКО­ПО ДА ПОН­ТОР­МО. ХУ­ДОЖ­НИК ИЗВНЕ И ИЗ­НУТ­РИ. СПБ: ИЗ­ДА­ТЕЛЬ­СТВО ЕВРОПЕЙСКОГО УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТА В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ, 2016

Всво­ей кни­ге о Яко­по да Пон­тор­мо Ар­ка­дий Ип­по­ли­тов вы­сту­па­ет ком­мен­та­то­ром двух тек­стов. Пер­вый из­ве­стен – это гла­ва о Пон­тор­мо из по­пу­ляр­но­го уже 550 лет «Жиз­не­опи­са­ния про­слав­лен­ных жи­во­пис­цев, скуль­пто­ров и ар­хи­тек­то­ров» бле­стя­ще­го Джор­джо Ва­за­ри. О су­ще­ство­ва­нии вто­ро­го непро­фес­си­о­наль­ные по­клон­ни­ки ис­кус­ства мог­ли не по­до­зре­вать – это ко­рот­кие днев­ни­ко­вые за­пи­си, на­ча­тые в 1554 г. 60-лет­ним ху­дож­ни­ком, че­рез три го­да он умер.

Две ча­сти кни­ги – пол­ные по всем ста­тьям про­ти­во­по­лож­но­сти: пер­вая пред­став­ля­ет со­бой при­ят­ное и по­зна­ва­тель­ное чте­ние с ин­те­рес­ны­ми за­ме­ча­ни­я­ми и уточ­не­ни­я­ми. Вто­рую, ко­ря­во на­пи­сан­ную при­жи­ми­стым ста­ри­ком, ка­за­лось, луч­ше бы и не чи­тать, не знать ви­да из­нут­ри од­но­го из ве­ли­чай­ших ху­дож­ни­ков, пер­во­го из ма­нье­ри­стов. В ос­нов­ном в «Мо­ей кни­ге» за­пи­са­но, что съел ху­дож­ник. На­при­мер, 1 ян­ва­ря 1555 г. на ужине с Брон­зи­но – 10 ун­ций хле­ба, а в по­не­дель­ник ве­че­ром, 17 фев­ра­ля 1556 г., – «немно­го го­вя­ди­ны, ко­то­рую мне ку­пил Ба­сти­а­но – та­кой да­же со­бак не кор­мят». Со­тра­пез­ни­ков – по­мощ­ни­ка в ра­бо­те и быв­ше­го уче­ни­ка, став­ше­го успеш­ным ху­дож­ни­ком, но остав­ше­го­ся вер­ным дру­гом, – небла­го­дар­ный ста­рик не жа­лу­ет.

Един­ствен­ное, что от­ли­ча­ет про­тив­но­го вор­чу­на от ему по­доб­ных, что на по­лях ру­ко­пи­си есть ма­лень­кие ри­сун­ки, объ­яс­ня­ю­щие, над ка­ки­ми фи­гу­ра­ми он ра­бо­тал, рас­пи­сы­вая хо­ры ба­зи­ли­ки СанЛо­рен­цо во Фло­рен­ции. Один­на­дцать лет Пон­тор­мо был со­сре­до­то­чен на этих фрес­ках, «во­об­ра­зив се­бе, что ему в этом про­из­ве­де­нии суж­де­но пре­взой­ти всех жи­во­пис­цев, а мо­жет быть, как го­во­ри­ли, са­мо­го Ми­ке­лан­дже­ло» – так пи­шет Ва­за­ри. Ему рос­пись не по­нра­ви­лась. Про­ве­рить его право­ту невоз­мож­но, фрес­ки уте­ря­ны, но тра­ге­дия ве­ли­ко­го ху­дож­ни­ка, бро­сив­ше­го вы­зов «бо­же­ствен­но­му», из этих за­пи­сей от­чет­ли­во про­сту­па­ет.

Гран­ди­оз­но­му и неожи­дан­но­му фи­на­лу пред­ше­ству­ет по­дроб­но про­ком­мен­ти­ро­ван­ный Ип­по­ли­то­вым рас­сказ Ва­за­ри о жиз­ни и ра­бо­те Пон­тор­мо. Вы­со­ко це­ни­мо­го и био­гра­фом, и ком­мен­та­то­ром ху­дож­ни­ка, ин­тел­лек­ту­а­ла и че­ло­ве­ка твер­дых убеж­де­ний, не же­ла­ю­ще­го при­слу­жи­вать вла­сти Ме­ди­чи, укло­ня­ю­ще­го­ся от за­ка­зов се­мей­ства. «О том, как от­но­сил­ся Пон­тор­мо к смене ре­жи­ма, мы мо­жем толь­ко до­га­ды­вать­ся. Как го­во­рил Ва­за­ри, к рос­пи­сям Пон­тор­мо так и не при­сту­пил, со­здав лишь кар­то­ны», – по­яс­ня­ет Ип­по­ли­тов. Ху­дож­ник от­ка­зы­вал­ся да­же от боль­ших го­но­ра­ров власт­но­го се­мей­ства, что­бы не быть за­ви­си­мым от него. Но все рав­но его ра­бо­ты ока­зы­ва­лись у власть иму­щих.

«Искус­ство­ве­де­ние бес­прин­цип­но», го­во­рит Ип­по­ли­тов, ему все рав­но, кто ку­пил кар­ти­ну. Но и кто на ней изоб­ра­жен – не важ­но, и что Пон­тор­мо был рес­пуб­ли­кан­цем и ел на ужин. Ху­дож­ни­ка су­дят толь­ко с точ­ки зре­ния ис­кус­ства, а что он был пра­виль­ных убеж­де­ний и сквер­ным из­нут­ри – не име­ет зна­че­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.