«Не­бла­го­ра­зум­но го­то­вить поч­ву для ста­рой кон­фрон­та­ции»

Но­во­му пре­зи­ден­ту ФРГ Франк-Валь­те­ру Штай­н­май­е­ру при­го­дит­ся вось­ми­лет­ний стаж во гла­ве МИДа. При­шли вре­ме­на, ко­гда уси­ли­ва­ет­ся пред­ста­ви­тель­ская роль пре­зи­ден­та на меж­ду­на­род­ной арене

Vedomosti - - Первая Страница - Ан­тон Оси­пов

Да­ле­ко не все зна­ют, что кро­ме канц­ле­ра у Гер­ма­нии есть и пре­зи­дент. Его функ­ция ско­рее быть мо­раль­ным ав­то­ри­те­том для на­ции. Пять лет этот пост за­ни­мал пас­тор Йо­ахим Га­ук. Ему на сме­ну при­шел Франк-Валь­тер Штай­н­май­ер, за пле­ча­ми ко­то­ро­го во­семь лет ра­бо­ты ми­ни­стром ино­стран­ных дел. Та­кой вы­бор оправ­дан: на­сту­па­ют вре­ме­на, ко­гда пре­зи­ден­ту все ча­ще при­хо­дит­ся дей­ство­вать на меж­ду­на­род­ной арене.

Как ни стран­но это зву­чит, но у Штай­н­май­е­ра мо­жет ока­зать­ся мень­ше пол­но­мо­чий, чем во вре­ме­на, ко­гда он воз­глав­лял МИД. Пре­зи­дент – долж­ность ско­рее це­ре­мо­ни­аль­ная. По­чти все его ре­ше­ния долж­ны быть контр­ас­сиг­но­ва­ны канц­ле­ром или про­филь­ным ми­ни­стром, или же он дей­ству­ет по пред­став­ле­нию ка­ко­го-ли­бо ин­сти­ту­та вла­сти. Он мо­жет на­кла­ды­вать ве­то на за­ко­ны по­чти за 100 лет су­ще­ство­ва­ния Гер­ма­нии как пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ки, пре­зи­дент вос­поль­зо­вал­ся этим пра­вом ед­ва ли де­ся­ток раз, утвер­жда­ет The Wall Street Journal (WSJ). Он вы­дви­нет кан­ди­да­ту­ру сле­ду­ю­ще­го канц­ле­ра, но вы­бе­рет ее са­мо­сто­я­тель­но лишь в том слу­чае, ес­ли ни у од­ной из пар­тий не на­бе­рет­ся боль­шин­ства и они не смо­гут за 21 день до­го­во­рить­ся, кто же воз­гла­вит стра­ну.

Од­на­ко пре­зи­дент Гер­ма­нии пред­став­ля­ет стра­ну за ру­бе­жом, об­ла­да­ет мо­раль­ным ве­сом внут­ри стра­ны и сле­дит за со­блю­де­ни­ем за­кон­но­сти, рас­ска­зы­ва­ет ВВС. Пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та на­столь­ко огра­ни­че­ны, что его власть за­ви­сит от его ре­чей, от уме­ния воз­дей­ство­вать на лю­дей сло­вом, от­ме­ча­ет га­зе­та Die Zeit. Его за­да­ча – «на­ла­дить диа­лог с со­граж­да­на­ми, что­бы по­мочь сгла­дить тре­ния в об­ще­стве и умень­шить про­пасть меж­ду по­ли­ти­ка­ми и на­се­ле­ни­ем». Но вре­ме­на ме­ня­ют­ся, про­дол­жа­ет из­да­ние. Те­перь недо­ста­точ­но «за­щи­щать иде­а­лы сво­бо­ды внут­ри стра­ны», те­перь пре­зи­дент «дол­жен и на меж­ду­на­род­ной арене <...> вы­сту­пать за эти де­мо­кра­ти­че­ские цен­но­сти <...> т. е. пре­зи­дент дол­жен быть в боль­шей сте­пе­ни по­ли­ти­ком».

Пред­ше­ствен­ник Штай­н­май­е­ра Га­ук не стро­ил ка­рье­ру про­фес­си­о­наль­но­го по­ли­ти­ка. Он – пас­тор, ко­то­ро­го дис­си­дент­ская де­я­тель­ность воз­ве­ла на по­ли­ти­че­ский олимп, хо­тя он не вхо­дит ни в од­ну пар­тию. Он мог по­про­бо­вать пе­ре­из­брать­ся на вто­рой пре­зи­дент­ский срок, но из-за воз­рас­та (в ян­ва­ре Га­у­ку ис­пол­ни­лось 77 лет) ре­шил от­ка­зать­ся.

Блок Хри­сти­ан­ско-де­мо­кра­ти­че­ский со­юз / Хри­сти­ан­ско-со­ци­аль­ный со­юз (ХДС/ХСС) и Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии Гер­ма­нии (СДПГ) дол­гое вре­мя не мог со­гла­со­вать кан­ди­да­та, ко­то­рый устро­ил бы все сто­ро­ны. Ан­ге­ла Мер­кель по­на­ча­лу про­ти­ви­лась кан­ди­да­ту­ре Штай­н­май­е­ра, пи­шет жур­нал Politico. Она хо­те­ла най­ти че­ло­ве­ка без яв­но­го пар­тий­но­го укло­на. Ко­гда ста­ло яс­но, что СДПГ в лю­бом слу­чае вы­дви­нет Штай­н­май­е­ра – хоть са­мо­сто­я­тель­но, хоть в со­ста­ве бло­ка, у Мер­кель оста­лось два ва­ри­ан­та: ли­бо про­ти­во­по­ста­вить ему че­ло­ве­ка от ХДС/ХСС и, ско­рее все­го, про­иг­рать, ли­бо объ­еди­нить­ся. Учи­ты­вая, что в сен­тяб­ре это­го го­да в Гер­ма­нии долж­ны прой­ти вы­бо­ры в бун­дес­таг, Мер­кель пред­по­чла вто­рой ва­ри­ант.

В ито­ге 61-лет­не­го Штай­н­май­е­ра из­бра­ли уже в пер­вом ту­ре 12 фев­ра­ля.

У дру­гих кан­ди­да­тов про­сто не бы­ло шан­сов. Все­го го­ло­со­ва­ло 1239 че­ло­век, Штай­н­май­ер на­брал 931 го­лос. Его бли­жай­ший со­пер­ник, вы­дви­ну­тый Ле­вой пар­ти­ей по­ли­то­лог и со­цио­лог Кри­стоф Бут­тер­ве­ге, – 128. Тре­тье ме­сто у ви­це­пред­се­да­те­ля по­пу­лист­ской пар­тии «Аль­тер­на­ти­ва для Гер­ма­нии» Аль­брех­та Гла­зе­ра – 42 го­ло­са. Ина­у­гу­ра­ция но­во­го пре­зи­ден­та со­сто­ит­ся че­рез ме­сяц, 19 мар­та.

ЗА ШРЕДЕРОМ ВДОГОНКУ

Штай­н­май­ер ро­дил­ся 5 ян­ва­ря 1956 г. в г. Дет­моль­де (зем­ля Се­вер­ный Рейн – Вест­фа­лия). Он вы­хо­дец из ра­бо­чей се­мьи, сын плот­ни­ка. В 19 лет всту­пил в ря­ды СДПГ, но о по­ли­ти­че­ской ка­рье­ре не по­мыш­лял, вы­брав ака­де­ми­че­скую. От­слу­жив в ар­мии, Штай­н­май­ер по­сту­пил в Уни­вер­си­тет име­ни Юсту­са Ли­би­ха в Ги­сене (зем­ля Гес­сен) изу­чать юрис­пру­ден­цию и по­ли­то­ло­гию, за­щи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию, стал на­уч­ным со­труд­ни­ком.

Его при­ход в ре­аль­ную по­ли­ти­ку свя­зан с Гер­хар­дом Шредером. В 1991 г. Штай­н­май­ер стал юрис­кон­суль­том кан­це­ля­рии Ниж­ней

Сак­со­нии. Его за­ме­тил пре­мьер-ми­нистр этой зем­ли Шре­дер и в 1993 г. по­ста­вил ру­ко­во­дить сво­им ап­па­ра­том. В 1998 г. СДПГ вы­иг­ра­ла вы­бо­ры, Шре­дер стал канц­ле­ром, а Штай­н­май­ер пе­ре­ехал вслед за ним в Бер­лин. Там он мень­ше го­да про­ра­бо­тал статс-сек­ре­та­рем фе­де­раль­но­го пра­ви­тель­ства и воз­гла­вил ве­дом­ство канц­ле­ра – в этой долж­но­сти он пре­бы­вал до вы­бо­ров 2005 г.

Штай­н­май­ер стал од­ним из раз­ра­бот­чи­ков про­грам­мы ли­бе­раль­ных эко­но­ми­че­ских ре­форм 2003–2013 гг. «По­вест­ка 2010». Она из­ме­ня­ла си­сте­му со­ци­аль­ных вы­плат и тру­до­вое за­ко­но­да­тель­ство, сти­му­ли­руя нем­цев ис­кать ра­бо­ту, а ком­па­нии – со­зда­вать но­вые ра­бо­чие ме­ста. Это мо­жет стать для Штай­н­май­е­ра про­бле­мой, рас­суж­да­ет Die Zeit: от­но­ше­ние к ре­фор­ме в Гер­ма­нии неод­но­знач­ное. Од­ни счи­та­ют ее при­чи­ной эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и сни­же­ния без­ра­бо­ти­цы, дру­гие об­ви­ня­ют в рас­ту­щем в стране со­ци­аль­ном нера­вен­стве.

КОН­КУ­РЕНТ ДЛЯ МЕР­КЕЛЬ

На вы­бо­рах 2005 г. СДПГ неожи­дан­но по­лу­чи­ла при­мер­но столь­ко же го­ло­сов, сколь­ко и ХДС/ХСС. Пар­ти­ям при­шлось со­здать ко­а­ли­ци­он­ное пра­ви­тель­ство. Воз­гла­ви­ла его Ан­ге­ла Мер­кель, а Штай­н­май­ер стал ми­ни­стром ино­стран­ных дел. К то­му же вре­ме­ни от­но­сит­ся его пер­вый опыт во внут­рен­ней по­ли­ти­ке – неудач­ный.

В ок­тяб­ре 2007 г. Штай­н­май­ер впер­вые за­нял пар­тий­ный пост – был на­зна­чен сра­зу за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля пар­тии. А по­сле от­став­ки в сен­тяб­ре 2008 г. пред­се­да­те­ля СДПГ Кур­та Бе­ка Штай­н­май­ер боль­ше ме­ся­ца ис­пол­нял его обя­зан­но­сти, по­ка не из­бра­ли но­во­го пред­се­да­те­ля. К то­му вре­ме­ни ми­нистр ино­стран­ных дел успел стать од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных по­ли­ти­ков стра­ны. По­это­му пар­тия вы­дви­ну­ла его кан­ди­да­том в канц­ле­ры Гер­ма­нии на вы­бо­рах 2009 г.

На те­ле­де­ба­тах ми­нистр ино­стран­ных дел со­пер­ни­чал с канц­ле­ром Мер­кель. Хо­тя по боль­шин­ству во­про­сов их мне­ние сов­па­ло, от­ме­ча­ет WSJ. Ос­нов­ной спор раз­го­рел­ся во­круг про­бле­мы со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. Штай­н­май­ер при­зы­вал сни­зить нера­вен­ство в об­ще­стве, об­ло­жив че­рес­чур раз­ду­тые за­ра­бот­ки топ-ме­не­дже­ров на­ло­гом и вве­дя ми­ни­маль­ную зар­пла­ту (она по­яви­лась в Гер­ма­нии толь­ко в 2015 г.). Мер­кель не нра­ви­лась эта идея – она обе­ща­ла до­бить­ся то­го же, сти­му­ли­ро­вав эко­но­ми­че­ский рост. Во внеш­ней по­ли­ти­ке глав­ным рас­хож­де­ни­ем бы­ло же­ла­ние Штай­н­май­е­ра при­нять Тур­цию в ЕС. Еще Штай­н­май­ер на­ста­и­вал на вы­во­де немец­ких войск из Аф­га­ни­ста­на, Мер­кель же об этой идее не го­во­ри­ла ни да ни нет.

СДПГ про­иг­ра­ла вы­бо­ры, по­лу­чив 23%. Про­вал объ­яс­ня­ет­ся в том чис­ле недо­ста­точ­ной бли­зо­стью Штай­н­май­е­ра к об­ще­ствен­но­сти, счи­та­ет Deutsche Welle. Но хо­тя он не при­над­ле­жит к ти­пу лю­дей, ко­то­рые лег­ко на­хо­дят со все­ми об­щий язык, в хит­ро­ум­ных иг­рах меж­ду­на­род­ной ди­пло­ма­тии его упор­ство и ши­ро­кий кру­го­зор поз­во­ля­ют со­вер­шать от­лич­ные хо­ды.

В 2009 г. Мер­кель от­ка­за­лась от со­ю­за с СДПГ и всту­пи­ла в ко­а­ли­цию со Сво­бод­ной де­мо­кра­ти­че­ской пар­ти­ей Гер­ма­нии (СвДП). Так Штай­н­май­ер ли­шил­ся по­ста ми­ни­стра ино­стран­ных дел и ока­зал­ся од­ним из ли­де­ров оп­по­зи­ции, воз­глав­ляя пар­ла­мент­скую фрак­цию СДПГ. И в этот важ­ный мо­мент он на несколь­ко ме­ся­цев доб­ро­воль­но уда­лил­ся от ак­тив­ной по­ли­ти­че­ской борь­бы, пи­шет The Guardian. Де­ло в том, что его жене, су­дье по ад­ми­ни­стра­тив­ным де­лам Эль­ке Бю­ден­бен­дер, по­на­до­би­лась опе­ра­ция по пе­ре­сад­ке поч­ки и Штай­н­май­ер стал до­но­ром. Сво­им по­ступ­ком он за­слу­жил ува­же­ние, что при­нес­ло ему и нема­лые ди­ви­ден­ды в по­ли­ти­че­ском плане, пи­шет Deutsche Welle.

ОПЯТЬ В МИ­НИ­СТРЫ

Вы­бо­ры 2013 г. сно­ва при­ве­ли к то­му, что ХДС/ХСС сфор­ми­ро­ва­ла ко­а­ли­цию с СДПГ, а Штай­н­май­ер вновь стал ми­ни­стром ино­стран­ных дел. Он оста­ет­ся од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных по­ли­ти­ков стра­ны, пи­шет Deutsche Welle, – в но­яб­ре 2016 г. опрос ARD-Deutschlandtrend по­ка­зал, что ра­бо­той МИДа до­воль­ны 72% граж­дан. В по­ли­ти­ке Штай­н­май­ер про­дол­жа­ет при­дер­жи­вать­ся од­на­жды вы­бран­ной ли­нии. Пол­то­ра го­да на­зад се­на­тор Джон Мак­кейн на­звал его по­сле­до­ва­те­лем «шко­лы ди­пло­ма­тии Не­вил­ла Чем­бер­ле­на», т. е. по­ли­ти­ки уми­ро­тво­ре­ния (цитата по WSJ), он счи­та­ет, что луч­ше до­го­ва­ри­вать­ся, неже­ли вы­сту­пать с по­зи­ции си­лы.

В 2008 г. Штай­н­май­ер пред­ло­жил план уре­гу­ли­ро­ва­ния

гру­зи­но-аб­хаз­ско­го кон­флик­та. Прав­да, его не при­ня­ли, и в ав­гу­сте то­го же го­да он по­сред­ни­чал в пе­ре­го­во­рах меж­ду Гру­зи­ей и Рос­си­ей о вос­ста­нов­ле­нии ми­ра. Три го­да на­зад он вме­сте с кол­ле­га­ми из Поль­ши и Фран­ции пы­тал­ся по­мочь в уре­гу­ли­ро­ва­нии кри­зи­са на Укра­ине, но под­пи­сан­ное 21 фев­ра­ля 2014 г. пре­зи­ден­том Укра­и­ны Вик­то­ром Яну­ко­ви­чем и ли­де­ра­ми пар­ла­мент­ской оп­по­зи­ции со­гла­ше­ние не бы­ло вы­пол­не­но.

В том же го­ду Штай­н­май­ер вы­сту­пал за со­хра­не­ние Рос­сии в G8: «В боль­шой вось­мер­ке За­пад мо­жет на­пря­мую раз­го­ва­ри­вать с Рос­си­ей, – рас­ска­зы­вал он в эфи­ре те­ле­ком­па­нии ARD. – Сле­ду­ет ли нам от­ка­зать­ся от это­го уни­каль­но­го фор­ма­та?»

Не один год Штай­н­май­ер пы­тал­ся пре­кра­тить бо­е­вые дей­ствия в Си­рии, ча­сто вы­сту­пая по­сред­ни­ком меж­ду Рос­си­ей и США, пи­шет Politico. Как пра­ви­ло, его уси­лия бы­ли тщет­ны.

В 2016 г. Штай­н­май­ер рас­кри­ти­ко­вал уче­ния НАТО в Поль­ше «Ана­кон­да-16». Он объ­яс­нял га­зе­те Bild am Sonntag: «Ес­ли кто-то и ве­рит, что сим­во­ли­че­ский па­рад тан­ков на во­сточ­ной гра­ни­це аль­ян­са обес­пе­чит без­опас­ность, он оши­ба­ет­ся <...> С на­шей сто­ро­ны бы­ло бы бла­го­ра­зум­но не со­зда­вать поч­ву для воз­об­нов­ле­ния ста­рой кон­фрон­та­ции». Вме­сте с быв­шим ви­це-канц­ле­ром, а те­перь но­вым ми­ни­стром ино­стран­ных дел Зиг­ма­ром Га­б­ри­элем Штай­н­май­ер вы­сту­пил за то, что­бы ЕС на­чал ослаб­лять санк­ции, на­ло­жен­ные на Моск­ву, со­об­ща­ет WSJ.

Си­ло­вое ре­ше­ние – од­но из са­мых непри­ем­ле­мых для Штай­н­май­е­ра. Он пло­хо от­но­сит­ся к До­наль­ду Трам­пу, и глав­ное его об­ви­не­ние – что аме­ри­кан­ский пре­зи­дент «за­ни­ма­ет­ся по­ли­ти­кой стра­ха». А ру­гая пар­тию ев­рос­кеп­ти­ков «Аль­тер­на­ти­ва для Гер­ма­нии», Штай­н­май­ер на­звал ее «про­по­вед­ни­ком нена­ви­сти, как До­нальд Трамп», пи­шет The Independent. Ко­неч­но, од­но­вре­мен­но ди­пло­мат за­яв­ля­ет, что Бер­лин от­крыт к диа­ло­гу с ад­ми­ни­стра­ци­ей Трам­па, а лич­но он, Штай­н­май­ер, уве­рен, что «най­дет в Ва­шинг­тоне слу­ша­те­лей, зна­ю­щих, что ве­ли­ким стра­нам то­же нуж­ны парт­не­ры», от­ме­ча­ет International Business Times.

ОТ­ВЕТ ТРАМ­ПУ

Га­зе­та Nordwest-Zeitung хва­лит но­во­го пре­зи­ден­та Гер­ма­нии за уме­рен­ность и за то, что он при­слу­ши­ва­ет­ся к го­ло­су ра­зу­ма: «Это­му ми­ру не ну­жен оче­ред­ной кри­кун. Ему ну­жен кто-то, вдум­чи­во под­хо­дя­щий к труд­ным те­мам. Ему ну­жен по­ли­тик, ко­то­рый не ду­ма­ет о том, как бы уго­дить [из­би­ра­те­лям], че­ло­век, ко­то­рый зна­ет, как важ­но бо­роть­ся с ан­ти­ев­ро­пей­ски­ми тен­ден­ци­я­ми, бла­го­да­ря опы­ту ми­ни­стра ино­стран­ных дел. Ми­ру ну­жен кто­то, кто ре­ши­тель­но встре­тит всех нездеш­них по­пу­ли­стов, хоть ле­вых, хоть пра­вых».

Штай­н­май­ер при­дер­жи­ва­ет­ся та­ко­го же мне­ния. В ре­чи по­сле сво­е­го из­бра­ния он за­ме­тил, что мы «жи­вем в бур­ные вре­ме­на», ко­гда нуж­но раз­ли­чать ми­фы и фак­ты и иметь му­же­ство, что­бы де­лать это во все­услы­ша­ние. Он да­же про­ци­ти­ро­вал Гам­ле­та: «Рас­па­лась связь вре­мен». До это­го он при­зна­вал­ся Bild am Sonntag: «Как обыч­но, ко­гда власть пе­ре­хо­дит из рук в ру­ки, воз­ни­ка­ет неко­то­рая неопре­де­лен­ность, со­мне­ния и во­про­сы о кур­се но­во­го ли­де­ра. Но в эти вре­ме­на но­вой ми­ро­вой неопре­де­лен­но­сти речь о боль­шем, на кар­ту по­став­ле­но мно­гое – по­сле вы­бо­ра До­наль­да Трам­па ста­рый мир ХХ ве­ка на­ве­ки сги­нул».

В этом но­вом ми­ре у Гер­ма­нии осо­бая роль. «Не­уди­ви­тель­но, что эта Гер­ма­ния (пе­ре­жив­шая вой­ны и то­та­ли­та­ризм. – «Ведомости») – на­ше непро­стое оте­че­ство, что эта страна для мно­гих ста­ла яко­рем на­деж­ды в ми­ре, – го­во­рил Штай­н­май­ер по­сле из­бра­ния. – Мы все­ля­ем в дру­гих от­ва­гу не по­то­му, что все хо­ро­шо, а по­то­му, что мы по­ка­за­ли, что мо­жет быть луч­ше».

Га­зе­та Mittelbayerische Zeitung счи­та­ет: «В труд­ные вре­ме­на хо­ро­шо иметь пре­зи­ден­та, об­ла­да­ю­ще­го да­ром крас­но­ре­чия, че­ло­ве­ка, ко­то­рый уме­ет вы­слу­ши­вать, рав­но как и го­во­рить прав­ду и обод­рять.

[Штай­н­май­ер] утвер­дил се­бя, управ­ля­ясь с меж­ду­на­род­ны­ми кри­зи­са­ми. Те­перь ему нуж­но убе­дить­ся, что Гер­ма­ния еди­на и не отрав­ле­на по­пу­лист­ским на­ци­о­на­лиз­мом <...> В неко­то­ром смыс­ле Штай­н­май­ер – немец­кий от­вет До­наль­ду Трам­пу».

А га­зе­та Süddeutsche Zeitung пи­шет: «Лю­ди ча­сто от­зы­ва­ют­ся о Штай­н­май­е­ре как о за­нуд­ли­вом че­ло­ве­ке, но это от­нюдь не та­кой сквер­ный яр­лык, как несколь­ко лет на­зад. Бы­ва­ют вре­ме­на, ко­гда нето­роп­ли­вость ста­но­вит­ся доб­ро­де­те­лью, и в та­кие вре­ме­на по­ли­ти­кам нуж­но де­лать па­у­зу, ре­шая во­про­сы, вме­сто гро­мо­по­доб­ных по­спеш­ных по­ли­ти­че­ских ша­гов».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.