Все ме­ня­лось не по­нят­но к че­му

«Аль­тер­на­тив­ная куль­ту­ра 80-х» Иго­ря Му­хи­на за­ря­жа­ет энер­ги­ей. Ге­рои его фо­то­гра­фий оста­ют­ся ку­ми­ра­ми по­ко­ле­ний

Vedomosti - - Культура - Оль­га Ка­ба­но­ва

Вы­став­ка Иго­ря Му­хи­на «Аль­тер­на­тив­ная куль­ту­ра 80-х» смот­рит­ся с эн­ту­зи­аз­мом, ко­то­ро­му, ка­за­лось бы, неот­ку­да взять­ся. Мно­гие фо­то­гра­фии, ес­ли не боль­шин­ство, ста­ли клас­си­кой, во­шли в кни­ги и аль­бо­мы (пре­жде все­го са­мо­го Му­хи­на), регулярно де­мон­стри­ру­ют­ся на раз­ных вы­став­ках о вре­ме­ни боль­ших пе­ре­мен и важ­ных для него лю­дях. Ге­рои же по­ка­зан­ных сним­ков с го­да­ми – а про­шло уже три де­ся­ти­ле­тия – усту­пи­ли ме­сто клю­че­вым лю­дям дру­го­го вре­ме­ни, отя­же­ле­ли, по­блек­ли, ста­ли не так ин­те­рес­ны, как рань­ше. Ну а Цой умер, хо­тя и жив.

Не толь­ко он жив, ко­неч­но. Жи­вут и из­ме­ни­лись, к сча­стью, дру­гие пер­со­на­жи чер­но-бе­лых, рез­ких во всех от­но­ше­ни­ях фо­то­гра­фий Му­хи­на: с Цо­ем, еще не ка­но­ни­зи­ро­ван­ным фа­на­та­ми, с чу­до­вищ­но на­кра­шен­ным де­мо­ни­че­ским Кин­че­вым, со свет­ло­ли­ким ан­ге­ли­че­ским Гре­бен­щи­ко­вым, фри­ко­ва­той юной Агу­за­ро­вой и еще не впав­шим в пра­во­сла­вие, но уже стро­гим, ко­гда не на сцене, Ма­мо­но­вым.

От­дель­но от об­ще­го ря­да сним­ков ка­би­нет­но­го фор­ма­та по­став­лен ма­я­ком в мо­ре вос­по­ми­на­ний уве­ли­чен­ный порт­рет в пол­ный рост сто­я­ще­го на уг­лу ули­цы Оль­мин­ско­го и про­спек­та Обу­хов­ской Обо­ро­ны Оле­га Гар­ку­ши. Из­ло­ман­ный, как пря­мой по­то­мок всех Пье­ро дав­но ушед­ше­го пе­тер­бург­ско­го ве­ка.

Во­круг ку­ми­ров со­бра­ны фо­то­гра­фии той сре­ды, ко­то­рую они ма­ни­фе­сти­ро­ва­ли. Силь­но кра­шен­ные – по мо­де и вслед­ствие ка­че­ства до­ступ­ной кос­ме­ти­ки – ре­бя­та и де­вуш­ки в курт­ках с из­бы­точ­ны­ми пле­ча­ми. Не­ко­то­рые ку­рят, и мож­но пред­по­ло­жить, что это не глав­ный их по­рок. В мо­ло­дых то­го вре­ме­ни по­ра­зи­тель­но мно­го энер­гии и ма­ло на­дежд. Ка­кие бы ни про­хо­ди­ли в кон­це 80-х пе­ре­ме­ны, ма­ло кто ве­рил, что они пе­ре­вер­нут все и ни­ко­му не бу­дет скуч­но.

Со­вер­шен­но от­дель­но, пря­мо неумест­но сто­ит в этом ря­ду фо­то­гра­фия ску­ча­ю­щей раз­ва­лив­шись на ди­ване Ал­лы Пу­га­че­вой. Поль­зу­ет­ся осо­бым вни­ма­ни­ем зри­те­лей.

Игорь Мухин на от­кры­тии вы­став­ки ска­зал, что был он в те вре­ме­на, ко­гда по­яви­лись сним­ки, мо­лод, без свя­зей и зна­комств, про­сто взял ка­ме­ру (оте­че­ствен­ную, до сих пор ра­бо­та­ет) и по­шел сни­мать. И до­ба­вил для сво­их уче­ни­ков из Шко­лы Род­чен­ко, что­бы то­же сни­ма­ли и хра­ни­ли – мо­жет при­го­дить­ся. Что сни­мать, не ска­зал, и как не уто­нуть в са­мо­де­я­тель­ном фо­то­му­со­ре, за­по­ло­нив­шем все ви­ди­мое про­стран­ство, – то­же.

Ку­ра­тор Ан­на Зай­це­ва сде­ла­ла вы­став­ку Му­хи­на так чет­ко и по­ум­но­му, что на ней ни ми­ну­ты не скуч­но и не вста­ет во­прос, за­чем на это опять смот­реть. К сним­кам с ку­ми­ра­ми и их по­клон­ни­ка­ми она до­ба­ви­ла несколь­ко фо­то­гра­фий из се­рии «Мо­ну­мен­ты» с раз­ру­шен­ны­ми вре­ме­нем со­вет­ски­ми сим­во­ла­ми. Так ста­ло по­нят­нее, на­сколь­ко ве­ли­ка бы­ла энер­гия рас­па­да стра­ны, где вы­рос­ли та­кие мо­ло­дые.-

ДО 9 АП­РЕ­ЛЯ

/ МАММ

Игорь Мухин «Па­ук, Во­ро­бей и Ко». Москва, 1985

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.