Цен­но­сти бу­ду­ще­го

Vedomosti - - Комментарии - *Да­рья Хлев­нюк

Са­мые гром­кие бит­вы в рос­сий­ской «войне па­мя­ти» раз­го­ра­ют­ся во­круг сю­же­тов, свя­зан­ных с Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Мож­но вспом­нить и во­прос про бло­ка­ду Ле­нин­гра­да на те­ле­ка­на­ле «Дождь», и недав­нюю пуб­лич­ную дис­кус­сию Сер­гея Ми­ро­нен­ко и Вла­ди­ми­ра Ме­дин­ско­го о 28 пан­фи­лов­цах. Бо­лез­нен­ная ре­ак­ция обыч­но свя­за­на с тем, что в по­след­ние годы го­су­дар­ствен­ная ис­то­ри­че­ская по­ли­ти­ка бы­ла на­прав­ле­на на раз­ви­тие куль­та по­бе­ды в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Он укре­пил­ся на­столь­ко, что мно­гие уже и за­бы­ли, что 9 мая очень дол­го не бы­ло об­ще­на­ци­о­наль­ным празд­ни­ком.

По­ли­ти­ка па­мя­ти по­яв­ля­ет­ся при­мер­но то­гда же, ко­гда за­рож­да­ют­ся на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства. Об­щее про­шлое слу­жит для на­ций «со­ци­аль­ным кле­ем». Та ис­то­рия, ко­то­рая ото­бра­на как зна­чи­мая, объ­яс­ня­ет воз­ник­но­ве­ние на­ции, ка­кие цен­но­сти для нее важ­ны и ка­кие це­ли пе­ред ней сто­ят. По­это­му для ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки важ­на не столь­ко до­сто­вер­ность фак­тов, на ко­то­рых она стро­ит­ся, сколь­ко си­ла вли­я­ния на те­ку­щее со­сто­я­ние дел.

Ны­неш­няя го­су­дар­ствен­ная ис­то­ри­че­ская по­ли­ти­ка, во-пер­вых, успеш­но объединяет лю­дей каж­дое 9 мая. Во-вто­рых, по­мо­га­ет ин­тер­пре­ти­ро­вать со­вре­мен­ную по­ли­ти­ку: кон­фликт на во­сто­ке Укра­и­ны с экра­нов те­ле­ви­зо­ра объ­яс­ня­ет­ся как новый ви­ток борь­бы с на­циз­мом. В-тре­тьих, она да­ет по­вод для гор­до­сти: не­смот­ря на про­бле­мы, жить в Рос­сии – зна­чит быть на­след­ни­ком на­ро­да-по­бе­ди­те­ля. По­это­му ис­то­ри­че­ская по­ли­ти­ка до­воль­но ак­тив­но под­дер­жи­ва­ет­ся на­се­ле­ни­ем. С дру­гой сто­ро­ны, она не мо­жет со­ли­да­ри­зи­ро­вать всех. На­вер­ное, у та­ко­го огром­но­го и раз­но­об­раз­но­го го­су­дар­ства во­об­ще не мо­жет быть од­ной объ­еди­ня­ю­щей всех ис­то­рии.

Еще важ­нее то, ка­кую кар­ти­ну на­сто­я­ще­го она ри­су­ет и ка­кие це­ли на бу­ду­щее ста­вит. Три­ум­фаль­ная ис­то­рия о войне ста­вит цен­ность го­су­дар­ства вы­ше цен­но­сти че­ло­ве­че­ской жиз­ни. В том чис­ле по­это­му нель­зя об­суж­дать, мож­но ли бы­ло из­бе­жать та­ко­го ко­ли­че­ства смер­тей во вре­мя бло­ка­ды Ле­нин­гра­да: ведь по­гиб­шие – му­че­ни­ки, а не жерт­вы, их смерть при­нес­ла по­бе­ду. На­ко­нец, та­кой об­раз на­ции ма­ло по­мо­га­ет в опре­де­ле­нии це­лей. Ка­кое бу­ду­щее мо­жет быть у на­ции-по­бе­ди­те­ля? Над­пи­си «Ес­ли на­до, по­вто­рим» – од­на из немно­гих тра­ек­то­рий, ко­то­рую на­ме­ча­ет ны­неш­няя го­су­дар­ствен­ная по­ли­ти­ка.

В экс­перт­ных со­об­ще­ствах об­суж­да­ет­ся и кри­зис об­ра­зов бу­ду­ще­го, и воз­мож­ность дру­гой ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки. На са­мом де­ле ни­че­го при­ду­мы­вать не на­до, сле­ду­ет об­ра­тить вни­ма­ние на «вто­рую па­мять», аль­тер­на­тив­ную го­су­дар­ствен­ной (см. до­клад Воль­но­го ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ства при под­держ­ке Ко­ми­те­та граж­дан­ских ини­ци­а­тив «Ка­кое про­шлое нуж­но бу­ду­ще­му Рос­сии?»). Тер­мин «вто­рая па­мять» опи­сы­ва­ет мно­же­ство раз­ных сю­же­тов о про­шлом, ко­то­ры­ми за­ни­ма­ют­ся в пуб­лич­ной сфе­ре так на­зы­ва­е­мые ак­то­ры па­мя­ти. Они пуб­ли­ку­ют кни­ги па­мя­ти, со­зда­ют вир­ту­аль­ные 3D-ре­кон­струк­ции сво­их го­ро­дов, во­дят экс­кур­сии для ту­ри­стов и школь­ни­ков, ра­бо­та­ют над экс­по­зи­ци­я­ми и т. д. Их ауди­то­рия ши­ре ауди­то­рии про­фес­си­о­наль­ных ис­то­ри­ков, для них сбор фак­тов о про­шлом ме­нее ва­жен, чем транс­ля­ция ис­то­рии сво­е­му со­об­ще­ству.

Мно­гие кри­ти­че­ски на­стро­е­ны по от­но­ше­нию к про­ек­там ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки вла­стей, тем бо­лее что те пе­ри­о­ди­че­ски под­ми­на­ют под се­бя мест­ные ини­ци­а­ти­вы. На­при­мер, в Вол­го­гра­де 23 ав­гу­ста – день па­мя­ти и скор­би по по­гиб­шим в Ста­лин­град­ской бит­ве, но в 2013 г. в этот день враз­рез с тра­ди­ци­ей про­ве­ли байк-шоу с фей­ер­вер­ком и кон­цер­том. Ак­ти­вист по­ис­ко­во­го дви­же­ния удив­лен ре­зуль­та­та­ми го­су­дар­ствен­ной ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки: «Мо­жем по­вто­рить!», «На Бер­лин!» Вот эта вся пе­на. Это очень раз­дра­жа­ет, я по­ни­маю, что лю­ди не от­да­ют се­бе от­чет в том, что это бы­ла за мя­со­руб­ка, ка­кой це­ной это да­лось. Что мы мо­жем по­вто­рить? Мил­ли­о­ны смер­тей?»

Вни­ма­ние «вто­рой па­мя­ти» на­прав­ле­но на дру­гие сю­же­ты: эко­но­ми­ка, на­у­ка и куль­ту­ра. В ку­пе­че­ских го­ро­дах гор­дят­ся со­оте­че­ствен­ни­ка­ми, ко­то­рые в пе­ри­од эко­но­ми­че­ско­го рас­цве­та стро­и­ли церк­ви, гим­на­зии и боль­ни­цы. В од­ном ураль­ском го­ро­де пре­по­да­ва­тель ис­то­рии про­во­дит экс­кур­сии по ста­ро­му про­мыш­лен­но­му рай­о­ну, на­зван­но­му в честь изоб­ре­та­те­ля XIX в., от­кры­тия ко­то­ро­го из­ме­ни­ли си­сте­му про­из­вод­ства на мест­ных за­во­дах и удо­сто­и­лись на­гра­ды на меж­ду­на­род­ной вы­став­ке в Чи­ка­го. Ис­то­рия по­ко­ре­ния кос­мо­са – еще один сю­жет, объ­еди­ня­ю­щий по­чти всю стра­ну, ведь в кос­ми­че­ской ин­ду­стрии бы­ло за­ня­то огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей. На­ко­нец, куль­тур­ная ис­то­рия «вто­рой па­мя­ти» со­че­та­ет, ка­за­лось бы, несо­че­та­е­мое: в ней язы­че­ство со­су­ще­ству­ет с пра­во­сла­ви­ем, Пуш­кин – с Се­реб­ря­ным ве­ком и аван­гар­дом.

Все эти ис­то­рии – «ми­фы о зо­ло­том ве­ке», ис­то­рии о вре­ме­ни, которым лю­ди гор­дят­ся. Этот тип па­мя­ти – один из са­мых бо­га­тых ре­сур­сов для цен­но­стей и об­ра­зов бу­ду­ще­го. «Мо­жем по­вто­рить» по от­но­ше­нию к ис­то­рии эко­но­ми­че­ско­го и на­уч­но­го рас­цве­та пред­по­ла­га­ет со­всем дру­гие це­ли, неже­ли по от­но­ше­нию к во­ен­ной ис­то­рии. Как и па­мять о по­бе­де, эти ис­то­рии вну­ша­ют гор­дость со­вре­мен­но­му об­ще­ству. Но на их ос­но­ве вы­стра­и­ва­ет­ся дру­гая иден­тич­ность: на­при­мер, по­том­ков та­лант­ли­вых уче­ных и успеш­ных про­мыш­лен­ни­ков.

Из Моск­вы, к со­жа­ле­нию, ис­то­рии «вто­рой па­мя­ти» по­чти не за­мет­ны, од­на­ко это не озна­ча­ет, что они незна­чи­тель­ны. Ауди­то­рия «вто­рой па­мя­ти» – мест­ное со­об­ще­ство, ко­то­ро­му ис­то­рия края и го­ро­да бли­же и по­нят­нее. И хо­тя, ко­неч­но, со слож­но­со­чи­нен­ной па­мя­тью ра­бо­тать труд­нее, ее без­услов­ное пре­иму­ще­ство от­но­си­тель­но лю­бой го­су­дар­ствен­ной ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки в том, что она уже ра­бо­та­ет са­ма.-

Для ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки важ­на не столь­ко до­сто­вер­ность фак­тов, на ко­то­рых она стро­ит­ся, сколь­ко си­ла вли­я­ния на те­ку­щее со­сто­я­ние дел

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.