21%

Vedomosti - - Комментарии - *Оль­га Кув­ши­но­ва

Минэко­но­мраз­ви­тия и Мин­фин пред­ла­га­ют пра­ви­тель­ству сни­зить став­ку стра­хо­вых взно­сов до 21% и по­вы­сить НДС до 21% (есть и ва­ри­ант 20/22, и др.). В экс­перт­ных кру­гах идею окре­сти­ли «ма­нев­ром Ореш­ки­на», по фа­ми­лии ее ав­то­ра – зам­ми­ни­стра фи­нан­сов, а ныне ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. При­во­ди­мые ар­гу­мен­ты: ма­невр по­вы­сит кон­ку­рен­то­спо­соб­ность экс­пор­та, обе­лит эко­но­ми­ку и тем са­мым под­толк­нет ее рост.

У «ма­нев­ра Ореш­ки­на» есть бо­лее ака­де­ми­че­ское на­зва­ние: фис­каль­ная де­валь­ва­ция, ее суть – в сме­ще­нии на­ло­го­вой на­груз­ки с тру­да на по­треб­ле­ние. Это ре­ко­мен­да­ция, пред­ло­жен­ная в на­ча­ле 2010-х гг. Ев­ро­пей­ским ЦБ, Ев­ро­ко­мис­си­ей и МВФ ока­зав­шим­ся в тя­же­лом кри­зи­се стра­нам ЕС. Де­фи­цит внеш­не­тор­го­вой вы­руч­ки ря­да ев­ро­пей­ских стран до по­ры по­кры­вал­ся при­то­ком ка­пи­та­ла, но на фоне ми­ро­во­го кри­зи­са эта кон­струк­ция рух­ну­ла. Обыч­но в та­ких слу­ча­ях в стране про­ис­хо­дит де­валь­ва­ция, вы­рав­ни­вая дис­ба­ланс; но при еди­ной ва­лю­те это невоз­мож­но. Эф­фект де­валь­ва­ции мож­но вос­про­из­ве­сти пе­ре­кла­ды­ва­ни­ем на­ло­го­вой на­груз­ки с про­из­во­ди­те­лей и экс­пор­те­ров на им­пор­те­ров и на­се­ле­ние: сни­же­ние стра­хо­вых взно­сов де­ла­ет труд срав­ни­тель­но де­шев­ле, а по­вы­ше­ние НДС де­ла­ет им­порт до­ро­же.

Ни од­на страна фис­каль­ную де­валь­ва­цию в пол­ной ме­ре так и не при­ме­ни­ла. Ито­го­вые за­клю­че­ния МВФ и Ев­ро­ко­мис­сии сво­дят­ся к то­му, что фис­каль­ная де­валь­ва­ция спо­соб­на по­вы­сить вы­пуск про­из­вод­ства, но по­чти ни­как не вли­я­ет ни на ре­аль­ный курс, ни на внеш­не­тор­го­вый ба­ланс, ни на кон­ку­рен­то­спо­соб­ность и ни­че­го не при­но­сит бюд­же­ту. Она не мо­жет стать аль­тер­на­ти­вой глу­бо­ким струк­тур­ным ре­фор­мам.

В Рос­сии нет про­блем с еди­ным ва­лют­ным кур­сом, но де­валь­ва­ция руб­ля 2014–2015 гг. раз­ви­тию несы­рье­во­го экс­пор­та прак­ти­че­ски не по­мог­ла. Ес­ли да­же бо­лее чем дву­крат­ное сни­же­ние срав­ни­тель­ных из­дер­жек не спо­соб­ство­ва­ло ро­сту кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти про­из­водств, то крайне со­мни­тель­но, что это­му по­мо­жет на­мно­го ме­нее зна­чи­тель­ное сни­же­ние на­ло­го­вой на­груз­ки. Бо­лее то­го, как сле­ду­ет из ма­те­ри­а­лов Минэко­но­мраз­ви­тия, глав­ный бе­не­фи­ци­ар «ма­нев­ра Ореш­ки­на» – не про­мыш­лен­ность, а гос­сек­тор, го­сти­ни­цы и ре­сто­ра­ны и сель­ское хо­зяй­ство. Как та­кой ма­невр по­вы­ша­ет кон­ку­рен­то­спо­соб­ность экс­пор­та, не очень по­нят­но. Как он мо­жет обе­лить эко­но­ми­ку, то­же не яс­но: ес­ли ком­па­ния не пла­тит со­ц­взнос, в чем ее мо­тив на­чать платить 20%? Бюд­жет же, по рас­че­там, при лю­бой кон­фи­гу­ра­ции ма­нев­ра остается в ми­ну­се.

Рис­ки оче­вид­ны: рост инфляции из-за по­вы­ше­ния НДС, до­прас­хо­ды на воз­ме­ще­ние НДС и помощь ма­ло­иму­щим, а также лик­ви­да­ция си­сте­мы пен­си­он­но­го стра­хо­ва­ния и пол­ное под­са­жи­ва­ние Пен­си­он­но­го фон­да на транс­фер­ты из фе­де­раль­но­го бюд­же­та. Ес­ли «ма­невр Ореш­ки­на» бу­дет при­нят, у Рос­сии по­явит­ся воз­мож­ность ис­пы­тать на се­бе ле­кар­ство, про­пи­сан­ное дру­гим и от дру­гих бо­лез­ней. Хо­тя за­клю­че­ние ев­ро­пей­ской трой­ки вполне при­ме­ни­мо и к Рос­сии. Не­кон­ку­рен­то­спо­соб­ность про­из­вод­ства, укло­не­ние от упла­ты со­ц­взно­сов – на­сущ­ные про­бле­мы, но при­чи­ны их во­все не на­ло­го­вой при­ро­ды.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.