«Ес­ли кли­ен­там идея сли­я­ния не по­нра­вит­ся, мы не бу­дем его про­во­дить»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Та­тья­на Лом­ская

Вкон­це 2016 г. со­сто­я­лась круп­ней­шая за по­след­ние го­ды сдел­ка на ре­ги­стра­тор­ском рын­ке: вла­дель­цы Неза­ви­си­мой ре­ги­стра­тор­ской ком­па­нии (НРК) Олег Жиз­нен­ко, Иван Ты­рыш­кин, Алек­сандр Моска­лен­ко и Олег Са­вчен­ко ку­пи­ли у Millhouse Ро­ма­на Аб­ра­мо­ви­ча ре­ги­стра­тор «Р.О.С.Т.». Это бы­ла их вто­рая по­куп­ка на чет­ве­рых, до это­го парт­не­ры на па­ри­тет­ных на­ча­лах при­об­ре­ли дру­го­го ре­ги­стра­то­ра – рос­сий­скую «доч­ку» ав­стра­лий­ской Computershare, ко­то­рую пе­ре­име­но­ва­ли в НРК. Идея при­над­ле­жа­ла Жиз­нен­ко. Ры­нок ре­ги­стра­тор­ских услуг он изу­чил вдоль и по­пе­рек на­чи­ная с 1990х, ко­гда тру­дил­ся в фон­де иму­ще­ства Мос­ков­ской об­ла­сти на­чаль­ни­ком от­де­ла уче­та и хра­не­ния цен­ных бу­маг. С вы­хо­дом в 1996 г. «За­ко­на о рын­ке цен­ных бу­маг» ре­ги­стра­тор­ский биз­нес, пред­став­лен­ный до это­го несколь­ки­ми ком­па­ни­я­ми, офор­мил­ся окон­ча­тель­но, и от­расль на­ча­ла рас­ти. В том го­ду Жиз­нен­ко воз­гла­вил ре­ги­стра­тор «Р.О.С.Т.», при­над­ле­жав­ший струк­ту­рам Ро­ма­на Аб­ра­мо­ви­ча, и по 2015 г. ра­бо­тал на по­сту ген­ди­рек­то­ра. По­че­му по­чти че­рез 20 лет он оста­вил ка­рье­ру топ-ме­не­дже­ра, ре­шил­ся на соб­ствен­ный биз­нес и, в част­но­сти, на по­след­нее, до­ро­гое, по его при­зна­нию, при­об­ре­те­ние? Парт­не­ры ку­пи­ли «Р.О.С.Т.» на соб­ствен­ные сред­ства, а воз­вра­щать ин­ве­сти­ции рас­счи­ты­ва­ют от двух до пя­ти лет. Жиз­нен­ко, по его сло­вам, по­чув­ство­вал, что мо­жет по-сво­е­му устро­ить де­ло – на­ко­пил­ся и опыт, и мно­же­ство идей.

Ре­ги­стра­тор­ский ры­нок был и по­ка оста­ет­ся до­ста­точ­но кэп­тив­ным: за­щи­та прав соб­ствен­но­сти в Рос­сии тра­ди­ци­он­но боль­ной во­прос, по­это­му ком­па­нии при­вык­ли до­ве­рять до­ку­мен­ти­ро­ва­ние этих прав са­мим се­бе. Од­на­ко толь­ко боль­шие кор­по­ра­ции в со­сто­я­нии дер­жать сво­е­го, аф­фи­ли­ро­ван­но­го ре­ги­стра­то­ра. Осталь­ные – по­тен­ци­аль­ные кли­ен­ты Жиз­нен­ко с то­ва­ри­ща­ми. Борь­ба за круп­ных кли­ен­тов то­же про­дол­жа­ет­ся, хо­тя их и так нема­ло у той же НРК. Ко­стяк кли­ен­тов Computershare со­став­ля­ли го­лу­бые фиш­ки, вла­дель­цы ко­то­рых пе­ре­да­ва­ли свои ре­ест­ры неза­ви­си­мо­му иг­ро­ку во из­бе­жа­ние кон­флик­та ин­те­ре­сов.

В ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» Жиз­нен­ко рас­ска­зал, как парт­не­ры по­стро­ят ра­бо­ту све­же­при­об­ре­тен­ных ком­па­ний, со­льют ли их в од­ну, ка­кие но­вые услу­ги го­то­вы пред­ло­жить.

СВОЕ ДЕ­ЛО – По­че­му вы при­ня­ли ре­ше­ние стать соб­ствен­ни­ком ре­ги­стра­тор­ской ком­па­нии, ведь дол­гое вре­мя бы­ли то­п­ме­не­дже­ром?

– На про­тя­же­нии 20 лет си­сте­ма управ­ле­ния в ре­ги­стра­то­ре «Р.О.С.Т.» бы­ла по­стро­е­на та­ким об­ра­зом, что хо­тя я и был на­ем­ным ме­не­дже­ром, но ра­бо­тал и ощу­щал се­бя как соб­ствен­ник, ра­бо­тал как на са­мо­го се­бя. Воз­мож­но, от­ча­сти по­это­му уда­лось вы­ве­сти ре­ги­стра­тор «Р.О.С.Т.» в ли­де­ры рын­ка. И в ка­кой-то мо­мент на рын­ке ста­ли на­блю­дать­ся опре­де­лен­ные тен­ден­ции. Я узнал, что кол­ле­га – ди­рек­тор од­но­го из ли­де­ров рын­ка стал пусть неболь­шим, но ак­ци­о­не­ром. По­том дру­гой мой кол­ле­га из еще бо­лее круп­но­го ре­ги­стра­то­ра стал неболь­шим ак­ци­о­не­ром. А дур­ной при­мер за­ра­зи­те­лен. (Улы­ба­ет­ся.)

– Вы с Ива­ном Ты­рыш­ки­ным, Алек­сан­дром Моска­лен­ко и Оле­гом Са­вчен­ко и в НРК, и в «Р.О.С.Т.» де­ли­те соб­ствен­ность по 25%. По­че­му имен­но по­ров­ну и как вы при­влек­ли их к это­му биз­не­су?

– От­ча­сти это про­ис­хо­ди­ло спон­тан­но. С Ты­рыш­ки­ным, Моска­лен­ко и Са­вчен­ко мы зна­ко­мы дав­но, с на­ча­ла 2000-х. Ты­рыш­кин дол­гое вре­мя был неза­ви­си­мым ди­рек­то­ром в «Р.О.С.Т.», в на­ча­ле 2000-х – пре­зи­ден­том РТС, де­лал сроч­ный ры­нок в Рос­сии, все это ему очень хо­ро­шо зна­ко­мо. По­ка он был неза­ви­си­мым ди­рек­то­ром в «Р.О.С.Т.», мы об­суж­да­ли раз­ные фор­мы раз­ви­тия ре­ги­стра­тор­ско­го биз­не­са, в том чис­ле пе­ре­хо­да или рас­ши­ре­ния в смеж­ные сег­мен­ты. Иван уже дав­но сво­бод­ный пред­при­ни­ма­тель, у него есть свой взгляд на этот биз­нес. Сна­ча­ла я до­го­во­рил­ся с ним. Воз­мож­но, у нас схо­жее ми­ро­воз­зре­ние.

– И за­хо­те­ли ку­пить ком­па­нию или при­об­ре­сти до­лю?

– Имен­но ку­пить ком­па­нию.

– Имен­но Computershare?

– Имен­но Computershare. А по­том был дру­гой эпи­зод. С дву­мя дру­ги­ми мо­и­ми то­ва­ри­ща­ми, Моска­лен­ко и Са­вчен­ко, мы пе­ри­о­ди­че­ски хо­дим по го­рам – не аль­пи­низм, а трек­кинг. Но ино­гда кош­ки на­де­ва­ем и в связ­ке ино­гда идем. И как-то раз в 2015 г. спус­ка­ем­ся мы из по­хо­да – хо­ди­ли семь дней, – и на седь­мой я по­де­лил­ся иде­ей по­куп­ки Computershare. И Моска­лен­ко вдруг то­же за­ин­те­ре­со­вал­ся. А по­том я по­ду­мал, что, ко­гда бу­дет че­ты­ре ак­ци­о­не­ра и у каж­до­го по 25%, нам не нуж­но ид­ти в ФАС – а сдел­ку-то на­до де­лать быст­ро. Но са­мое глав­ное – мне ка­за­лось, что уча­стие Моска­лен­ко и Са­вчен­ко уси­лит на­шу ком­па­нию. Хо­тя в тот мо­мент во­об­ще не ве­рил, что это мо­жет про­изой­ти и я смо­гу стать со­вла­дель­цем од­но­го из ли­де­ров рын­ка. Страш­но­ва­то бы­ло. Сей­час я ни­сколь­ко не жа­лею, что их по­звал.

– Что они при­вно­сят?

– Ес­ли ко­рот­ко, то ор­га­ни­зо­вал сдел­ку по по­куп­ке «Р.О.С.Т.» Моска­лен­ко. А у Са­вчен­ко очень боль­шой пред­при­ни­ма­тель­ский опыт,

есть опыт го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и по­ни­ма­ние спе­ци­фи­ки ра­бо­ты с гос­струк­ту­ра­ми (Са­вчен­ко – де­пу­тат Го­с­ду­мы чет­вер­то­го, пя­то­го и ше­сто­го со­зы­вов – с 2007 по 2016 г. – «Ве­до­мо­сти»). И у нас уже бы­ло несколь­ко слу­ча­ев, ко­гда этот его опыт при­го­дил­ся.

– Кто за что от­ве­ча­ет в ва­шем парт­нер­стве?

– Фор­маль­но­го рас­пре­де­ле­ния обя­зан­но­стей точ­но нет. Из­на­чаль­но пред­по­ла­га­лось, что управ­ля­ю­щим ак­ци­о­не­ром бу­ду я. Это не зна­чит, что у ме­ня есть ка­кие-то осо­бые фор­маль­ные пол­но­мо­чия. В НРК я пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров, здесь (в «Р.О.С.Т.») по­ка ге­не­раль­ный ди­рек­тор. Это вре­мен­ное ре­ше­ние, вы­зван­ное необ­хо­ди­мо­стью, я не стрем­люсь дол­гое вре­мя оста­вать­ся ген­ди­рек­то­ром. Мне очень по­нра­ви­лось быть пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров. Но мно­гие ини­ци­а­ти­вы дей­стви­тель­но идут от ме­ня.

Олег Жиз­нен­ко, ку­пив­ший с тре­мя парт­не­ра­ми две ре­ги­стра­тор­ские ком­па­нии од­ну за дру­гой, рас­ска­зы­ва­ет, ка­кой ожи­да­ет си­нер­гии и бу­дет ли со­здан ме­га­ре­ги­стра­тор, обе­ща­ет кли­ен­там но­вые услу­ги и рас­суж­да­ет о пер­спек­ти­вах рын­ка

– По­куп­ка «Р.О.С.Т.» то­же ва­ша идея?

– Ес­ли чест­но, ко­гда мы по­ку­па­ли Computershare, то по­ни­ма­ли, что ка­кая-то сов­мест­ная исто­рия с «Р.О.С.Т.» точ­но долж­на слу­чить­ся – или объ­еди­не­ние без по­куп­ки, ли­бо по­куп­ка, по­сколь­ку «Р.О.С.Т.» уже дав­но ли­дер рын­ка, мы хо­ро­шо зна­ем ком­па­нию и ее ак­ци­о­не­ров.

– А нет опа­се­ний, что ва­ше па­ри­тет­ное парт­нер­ство мо­жет раз­ру­шить­ся? Ес­ли ин­те­ре­сы разой­дут­ся, как бу­де­те ре­шать этот во­прос, при том что до­лей по­ров­ну?

– Опа­се­ния та­кие, ко­неч­но, есть и долж­ны быть. У неко­то­рых на­ших круп­ней­ших кон­ку­рен­тов то­же несколь­ко ак­ци­о­не­ров. Сей­час мо­гу ска­зать толь­ко то, что мы об этом по­ду­ма­ли. Ес­ли кто-то из нас по­те­ря­ет ин­те­рес к биз­не­су, рис­ка, что ре­ги­стра­тор раз­ру­шит­ся, нет: до­лю мо­гут ку­пить дру­гие парт­не­ры.

– До­лю ку­пит имен­но один из парт­не­ров или вы до­пус­ка­е­те, что кто-то дру­гой?

– Эта про­це­ду­ра ого­во­ре­на на­ми, рез­ких непред­ска­зу­е­мых дви­же­ний не бу­дет.

– Вам лег­ко бы­ло до­го­во­рить­ся с Millhouse о по­куп­ке «Р.О.С.Т.»?

– Millhouse – од­на из са­мых пе­ре­до­вых рос­сий­ских ком­па­ний, праг­ма­тич­ная, де­ло­вая, мо­биль­ная, в этом смыс­ле с ни­ми раз­го­ва­ри­вать лег­ко. Но од­но­вре­мен­но и слож­но в си­лу то­го, что ком­па­ния очень мощ­ная. В ито­ге очень до­ро­го по­лу­чи­лось.

– Ва­ри­ант объ­еди­не­ния ре­ги­стра­то­ров с Millhouse так­же об­суж­дал­ся?

– Да.

– По­че­му ито­го­вое ре­ше­ние дру­гое?

– Со­шлюсь на то, что ра­нее ска­зал Иван: Millhouse не за­хо­те­ла. (См. «Аб­ра­мо­вич про­дал ре­ест­ры», «Ве­до­мо­сти», № 242 от 23.12.2016. – «Ве­до­мо­сти».)

В НО­ВЫХ УСЛО­ВИ­ЯХ – Вы боль­ше не аф­фи­ли­ро­ва­ны с круп­ным соб­ствен­ни­ком, неза­ви­си­мый ста­тус – это пре­иму­ще­ство?

– Мне как на­ем­но­му ме­не­дже­ру ком­па­нии Millhouse бы­ло очень ком­форт­но при­вле­кать но­вых кли­ен­тов: у Millhouse имидж боль­шой, ста­биль­ной и пред­ска­зу­е­мой ком­па­нии, ко­то­рая дер­жит

«Опыт«Р.О.С.Т.» по­ка­зал, что до­ля мел­ких ком­па­ний, при­шед­ших по­сле вве­де­ния тре­бо­ва­ния Граж­дан­ско­го ко­дек­са, до­ста­точ­но су­ще­ствен­на и в вы­руч­ке, и в при­бы­ли»

свое сло­во. Ко­гда мы раз­го­ва­ри­ва­ли с ка­ким-то кли­ен­том и на­зы­ва­ли на­ше­го вла­дель­ца, в боль­шин­стве слу­ча­ев это по­мо­га­ло. Но при этом что мы ви­дим? Круп­ней­шие част­ные ком­па­нии на­хо­дят­ся в НРК. В «Р.О.С.Т.» они то­же есть, но их чуть мень­ше, а по­лу­го­су­дар­ствен­ных ком­па­ний – чуть боль­ше. В Рос­сии есть пол­то­ра де­сят­ка ре­ги­стра­то­ров, при­над­ле­жа­щих круп­ней­шим част­ным фи­нан­со­во-про­мыш­лен­ным груп­пам (ФПГ), на­при­мер, свя­зан­ным с бе­не­фи­ци­а­ра­ми «Ре­но­вы», «Се­вер­ста­ли» и др. Неко­то­рые из них – ре­ги­стра­то­ры од­но­го кли­ен­та. И на­ли­чие че­ты­рех ак­ци­о­не­ров – пусть и не та­ких из­вест­ных, как иные бе­не­фи­ци­а­ры круп­ней­ших ФПГ, – да­ет свои кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства. Я чи­сто юри­ди­че­ски не мо­гу при­нять ре­ше­ние еди­но­лич­но, мы долж­ны друг с дру­гом до­го­ва­ри­вать­ся. Это нас немно­го ско­вы­ва­ет, и, воз­мож­но, мы не очень мо­биль­ны (хо­тя, как по­ка­за­ли две преды­ду­щие сдел­ки, уме­ем при­ни­мать и быст­рые ре­ше­ния). Но все мы – лю­ди, обре­ме­нен­ные опы­том и соб­ствен­но­стью, и долж­ны раз­го­ва­ри­вать друг с дру­гом. Я уже ви­дел на прак­ти­ке, что это на­ше ре­аль­ное кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство. Это по­ни­ма­ет не каж­дый кли­ент и не сра­зу – вро­де бы на пер­вый взгляд [мы] не очень из­вест­ные «фи­зи­ки», но по­том все же по­ни­ма­ет, что это хо­ро­шо.

– Клю­че­вых кли­ен­тов НРК и «Р.О.С.Т.» со­хра­ни­ли по­сле сдел­ки? Бы­ли или нет за­мет­ные ухо­ды или, на­обо­рот, что­бы кто­то при­шел?

– Ко­гда мы по­ку­па­ли Computershare, мы зна­ли, что уй­дет «Лукойл», на тот мо­мент был со­здан ре­ги­стра­тор «Гарант», ко­то­рый свя­зан с ИФД «Ка­пи­талъ». Ко­гда мы по­ку­па­ли «Р.О.С.Т.», зна­ли, что ухо­дит один из круп­ней­ших кли­ен­тов – «Ру­сгид­ро». Она на­ча­ла ухо­дить еще вес­ной про­шло­го го­да. Но это по­те­ри нетра­ги­че­ские.

– «Лукойл» ушел пла­но­во, к соб­ствен­но­му ре­ги­стра­то­ру?

– Да, при­чем не сра­зу, а че­рез во­семь ме­ся­цев по­сле сдел­ки.

– А «Ру­сгид­ро» ушла по при­чине сли­я­ния?

– Нет, «Ру­сгид­ро» еще вес­ной 2016 г. объ­яви­ла кон­курс на вы­бор но­во­го ре­ги­стра­то­ра, НРК в нем участ­во­ва­ла. Но ком­па­ния ухо­дит к кон­ку­рен­ту.

– Computershare пе­ре­име­но­ва­на в НРК. По­ми­мо на­зва­ния что в ней из­ме­ни­лось за пол­то­ра го­да?

– Боль­ших из­ме­не­ний не про­изо­шло. Мы пы­та­ем­ся по­вы­сить эф­фек­тив­ность ра­бо­ты этой ком­па­нии, но ре­ги­стра­тор­ский биз­нес де­ли­кат­ный, и мы точ­но не долж­ны дей­ство­вать как слон в по­суд­ной лав­ке. На­ша ос­нов­ная за­да­ча – мо­ти­ви­ро­вать ме­недж­мент на ра­бо­ту. Ка­кие-то идеи мы мо­жем пред­ла­гать и об­суж­дать с ме­недж­мен­том, у нас за­се­да­ния со­ве­та ди­рек­то­ров в НРК так и про­хо­ди­ли: чле­ны со­ве­та и 4–5 клю­че­вых ме­не­дже­ров, про­из­вод­ствен­ные во­про­сы об­суж­да­ем вме­сте.

– Эта тра­ди­ция со­хра­ни­лась от преды­ду­ще­го вла­дель­ца?

– Нет, это но­во­вве­де­ние. Это бы­ла моя меч­та – что­бы вла­дель­цы вме­сте с ме­недж­мен­том об­суж­да­ли мно­гие во­про­сы. Что­бы у ме­недж­мен­та бы­ла воз­мож­ность ча­сто со­ве­то­вать­ся с ак­ци­о­не­ра­ми не толь­ко по стра­те­ги­че­ским во­про­сам, но и по раз­ра­бот­ке и внед­ре­нию но­вых про­дук­тов.

– В «Р.О.С.Т.» управ­лен­че­ская мо­дель дру­гая?

– Та­кая же, как в НРК. Не­смот­ря на то что я ген­ди­рек­тор, я хо­чу, что­бы у Ва­ди­ма Про­та­сен­ко в «Р.О.С.Т.» бы­ло столь­ко же пол­но­мо­чий, сколь­ко у него есть на по­зи­ции ген­ди­рек­то­ра НРК. По­нят­но, что стра­те­ги­че­ские во­про­сы – у со­ве­та ди­рек­то­ров, ну а вся власть ис­пол­ни­тель­ских функ­ций – у еди­но­лич­но­го ис­пол­ни­тель­но­го ор­га­на, у Ва­ди­ма. К та­кой мо­де­ли мы дви­жем­ся и в «Р.О.С.Т.».

– С ка­ки­ми ре­зуль­та­та­ми «Р.О.С.Т.» и НРК за­вер­ши­ли 2016 г.?

– Вы­руч­ка «Р.О.С.Т.» – око­ло 1,15 млрд руб., НРК – 1 млрд руб., это от всех биз­не­сов – в НРК есть еще бро­кер­ский и де­по­зи­тар­ный, а в «Р.О.С.Т.» то­же есть де­по­зи­тар­ный. Ко­ли­че­ство кли­ен­тов не из­ме­ни­лось: око­ло 8000 ком­па­ний в «Р.О.С.Т.», око­ло 3900 – в НРК.

– Сколь­ко сре­ди них круп­ных, сколь­ко ма­лень­ких?

– Под круп­ны­ми кли­ен­та­ми мы по­ни­ма­ем хол­дин­ги и все их до­чер­ние об­ще­ства. Ду­маю, та­ких в«Р.О.С.Т.» око­ло 700 из 8000. Мел­ких до вве­де­ния тре­бо­ва­ния Граж­дан­ско­го ко­дек­са бы­ло 3500, а ста­ло 8000. То есть при­шло 5500 мел­ких ком­па­ний. У НРК на тот мо­мент не бы­ло стра­те­гии на­би­рать мел­ких кли­ен­тов, по­это­му там со­от­но­ше­ние иное: мел­ких – око­ло 2000, т. е. по­ло­ви­на, осталь­ные – сред­ние и круп­ные.

– Вы ска­за­ли, что идея сов­мест­но­го биз­не­са с «Р.О.С.Т.» бы­ла из­на­чаль­но. А идея со­зда­ния ме­га­ре­ги­стра­то­ра воз­ник­ла то­гда же, при по­куп­ке Computershare?

– Ес­ли при­ме­нить та­кое кра­си­вое сло­во, то да.

– Вы об­суж­да­ли эту идею с ЦБ?

– Ко­гда мы го­то­ви­ли первую сдел­ку, мы кон­суль­ти­ро­ва­лись с ре­гу­ля­то­ром. Но пла­ны по со­зда­нию ме­га­ре­ги­стра­то­ра не об­суж­да­ли.

– Кро­ме «Р.О.С.Т.» дру­гие ком­па­нии рас­смат­ри­ва­ли для по­куп­ки?

– Рас­смат­ри­ва­ли все ком­па­нии и про­дол­жа­ем рас­смат­ри­вать.

– Есть пре­дель­ная до­ля рын­ка, ко­то­рую вы пла­ни­ру­е­те за­нять?

– Нет, кон­крет­ных пла­нов нет. Но их нет преж­де все­го по­то­му, что та­кие круп­ные сдел­ки про­ис­хо­дят раз в жиз­ни.

– Да, но есть же бо­лее мел­кие ре­ги­стра­то­ры – то­гда сдел­ки мо­гут про­ис­хо­дить и не раз в жиз­ни...

– Мел­кие ре­ги­стра­то­ры то­же не очень ча­сто про­да­ют­ся, да и не силь­но ме­ня­ют до­лю на рын­ке.

– А по­че­му? Ма­лень­кие ком­па­нии не про­да­ют­ся, по­то­му что они кэп­тив­ные?

– Есть две мо­де­ли су­ще­ство­ва­ния ком­па­нии на ре­ги­стра­тор­ском рын­ке: од­на – ре­ги­стра­тор-ин­стру­мент, дру­гая – ре­ги­стра­тор-биз­нес. В ос­нов­ном ис­поль­зу­ет­ся пер­вая мо­дель – для хра­не­ния сво­их ак­ти­вов. Но на про­тя­же­нии по­след­них 15 лет ры­нок по­ки­ну­ло око­ло де­сят­ка ре­ги­стра­то­ров-ин­стру­мен­тов – их вла­дель­цы ре­ши­ли, что на­сту­пи­ли но­вые вре­ме­на и мож­но об­слу­жи­вать­ся в неза­ви­си­мом ре­ги­стра­то­ре.

– И сколь­ко ком­па­ний су­ще­ству­ет на рын­ке как биз­нес, а не как ин­стру­мент?

– Все­го на рын­ке 37 ре­ги­стра­то­ров. Ду­маю не боль­ше пя­ти из них биз­не­сы. – За счет че­го они су­ще­ству­ют, ма­лень­кие ре­ги­стра­то­ры? – За счет ма­лень­ких из­дер­жек.

– Вы пла­ни­ру­е­те сли­вать две ком­па­нии или ре­ше­ние по­ка не при­ня­то?

– Мы со­льем их юри­ди­че­ски, ес­ли нам раз­ре­шат ре­гу­ля­то­ры – преж­де все­го ФАС. Но во­прос под­ни­мем при­мер­но че­рез пол­го­да-год.

– По­че­му не сей­час?

– Все-та­ки ком­па­нии раз­ные. Не­смот­ря на то что за год вла­де­ния НРК мы изу­чи­ли ее до­ста­точ­но хо­ро­шо, а мо­жет быть, имен­но по­то­му, что хо­ро­шо изу­чи­ли, мы счи­та­ем, что нам нуж­но вре­мя, что­бы луч­ше по­чув­ство­вать, как бу­дет про­ис­хо­дить сли­я­ние, ес­ли мы ре­шим это юри­ди­че­ски офор­мить. Но объ­еди­нять IT-плат­фор­мы, про­из­вод­ство, фи­нан­сы мы мо­жем уже сей­час и на­ча­ли это де­лать.

– Ведь не толь­ко НРК и «Р.О.С.Т.» раз­ные, но и кли­ен­ты у них раз­ные, со сво­ей спе­ци­фи­кой.

– Да, у НРК это пре­иму­ще­ствен­но круп­ней­шие част­ные пуб­лич­ные рос­сий­ские ком­па­нии, у «Р.О.С.Т.» го­раз­до боль­ше по­лу­го­су­дар­ствен­ных ком­па­ний.

– На ваш лич­ный взгляд, ес­ли ис­хо­дить из ва­ше­го опы­та, как луч­ше – еди­ная ком­па­ния или два юр­ли­ца?

– Юри­ди­че­ское сли­я­ние поз­во­лит сде­лать еди­ный, сла­жен­ный ме­ха­низм с еди­ны­ми стан­дар­та­ми и бо­лее вы­со­ким ка­че­ством об­слу­жи­ва­ния. Это поз­во­лит по­лу­чить еще боль­шую си­нер­гию. У от­дель­но­го су­ще­ство­ва­ния, на­вер­ное, есть свои пре­иму­ще­ства – мо­жет быть, свя­зан­ные с тем, что ФАС точ­но бу­дет этим удо­вле­тво­ре­на.

– Ка­кую си­нер­гию вы пла­ни­ру­е­те по­лу­чить в слу­чае сли­я­ния ре­ги­стра­то­ров?

– Сей­час за этой сте­ной со­труд­ни­ки НРК пре­зен­ту­ют про­дук­ты ком­па­нии со­труд­ни­кам «Р.О.С.Т.», па­ру недель на­зад про­хо­ди­ла об­рат­ная пре­зен­та­ция. По­сколь­ку я и тут и там, то пред­став­ляю се­бе силь­ные сто­ро­ны и про­дук­ты НРК и «Р.О.С.Т.». От­ли­чия есть и в про­дук­тах, и в ор­га­ни­за­ции биз­нес-про­цес­сов. НРК из­на­чаль­но бы­ла ком­па­ни­ей, ко­то­рая при­вно­си­ла сю­да меж­ду­на­род­ный опыт, это ее уни­каль­ное кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство. Она дол­го при­над­ле­жа­ла Computershare, ее кли­ен­ты – круп­ней­шие част­ные ком­па­нии, у них дру­гие по­треб­но­сти. На­при­мер, им нуж­на иден­ти­фи­ка­ция ак­ци­о­не­ров, ко­то­рые на­хо­дят­ся за ру­бе­жом, и НРК с по­мо­щью сво­их за­ру­беж­ных парт­не­ров уме­ет эту иден­ти­фи­ка­цию про­во­дить.

Или, на­при­мер, гло­баль­ные бай­б­эки. В та­ком ко­ли­че­стве, та­ких боль­ших и та­ки­ми боль­ши­ми ком­па­ни­я­ми – я знаю, что ни­кто из кон­ку­рен­тов не де­лал. В НРК свои ре­ест­ры дер­жат боль­шие пуб­лич­ные ком­па­нии, их ак­ци­о­не­ры раз­бро­са­ны по раз­ным ре­ги­о­нам, и эти ком­па­нии ча­сто про­во­дят та­кие сдел­ки. Мы ока­зы­ва­ем ши­ро­кий ком­плекс услуг по со­про­вож­де­нию бай­б­э­ков. В «Р.О.С.Т.», хо­тя он и круп­ней­ший ре­ги­стра­тор по фи­нан­со­вым по­ка­за­те­лям, та­ких ком­па­ний нет. Со­от­вет­ствен­но, нет и та­ких услуг. Зато в «Р.О.С.Т.» го­раз­до чет­че ор­га­ни­зо­ва­ны биз­нес-про­цес­сы – ра­бо­та­ют как ма­ши­на.

– А ре­ги­о­наль­ные се­ти со­лье­те или они про­дол­жат ра­бо­тать ав­то­ном­но? Как вы рас­ши­ри­ли ко­ли­че­ство ре­ги­о­нов при­сут­ствия с по­куп­кой «Р.О.С.Т.»?

– 22 фи­ли­а­ла есть у НРК, 36 – у «Р.О.С.Т.», пе­ре­се­че­ний – 10. То есть ста­ло 45–48.

– Ес­ли бу­де­те сли­вать ком­па­нии, ка­кой бренд бу­дет об­щим – ре­ши­ли?

– Ра­бо­чее на­зва­ние – Не­за­ви­си­мая ре­ги­стра­тор­ская ком­па­ния «Р.О.С.Т.»

– Вы рань­ше го­во­ри­ли, что на воз­врат вло­же­ний в «Р.О.С.Т.» уй­дет до пя­ти лет. А есть бо­лее оп­ти­ми­стич­ный сце­на­рий?

– За­ви­сит от то­го, на­сколь­ко хо­ро­шо мы бу­дем ра­бо­тать. Сей­час глав­ная за­да­ча – удер­жать кли­ен­тов и раз­вить от­но­ше­ния с ни­ми. Есте­ствен­но, но­вых ис­кать бу­дем то­же.

– Ка­ких имен­но? Го­су­дар­ствен­ные ком­па­нии? Круп­ные част­ные?

– Сей­час мы счи­та­ем, что у нас есть воз­мож­ность смот­реть во все сто­ро­ны – и на го­су­дар­ствен­ные, и на част­ные, и, как это ни стран­но, нам нра­вят­ся мел­кие ком­па­нии. Опыт «Р.О.С.Т.» по­ка­зал, что до­ля мел­ких ком­па­ний, при­шед­ших по­сле вве­де­ния тре­бо­ва­ния Граж­дан­ско­го ко­дек­са, до­ста­точ­но су­ще­ствен­на и в вы­руч­ке, и в при­бы­ли. Она до­хо­дит чуть ли не до по­ло­ви­ны.

Важ­но, что мы бу­дем пред­ла­гать но­вые услу­ги. Мы да­дим кли­ен­там и од­но­го и вто­ро­го на­ше­го ре­ги­стра­то­ра услу­ги и воз­мож­но­сти обо­их ре­ги­стра­то­ров.

На­при­мер, НРК уже име­ет опыт про­ве­де­ния об­щих со­бра­ний ак­ци­о­не­ров с элек­трон­ным он­лайн­го­ло­со­ва­ни­ем («Аэро­флот» и МТС про­ве­ли та­кие со­бра­ния с на­ми). «Р.О.С.Т.» име­ет сер­вис элек­трон­ной за­пи­си на по­лу­че­ние услу­ги от ре­ги­стра­то­ра по про­ве­де­нию со­бра­ния. Мы сей­час со­еди­ним два этих про­дук­та. На­ше­му кли­ен­ту, эми­тен­ту, и его ак­ци­о­не­рам мож­но не сни­мать зал для со­бра­ния. Эми­тент про­во­дит со­бра­ние у се­бя в ка­би­не­те, ак­ци­о­не­ры мо­гут го­ло­со­вать пря­мо че­рез ин­тер­нет. Та­кая мо­дель про­ве­де­ния со­бра­ния ак­ту­аль­на, ко­неч­но, в ос­нов­ном для мел­ких об­ществ.

– Око­ло 62 000 ак­ци­о­нер­ных об­ществ пе­ре­да­ли свои ре­ест­ры ре­ги­стра­то­рам. Остав­ши­е­ся 38 000 при­дут или уже нет?

– Ско­рее все­го не при­дут. Посмот­ри­те ста­ти­сти­ку: в на­ча­ле 2014 г. бы­ло око­ло 160 000 ак­ци­о­нер­ных об­ществ, в на­ча­ле 2015 г. – око­ло 140 000, в на­ча­ле 2016 г. – 124 000, сей­час их 100 000. За три го­да ушло 60 000 ком­па­ний. Ско­рее все­го, ес­ли и бу­дет ка­кой-то при­ток, его ком­пен­си­ру­ет есте­ствен­ный от­ток.

– Есть ли воз­мож­но­сти раз­ви­тия рын­ка по­ми­мо по­гло­ще­ний?

– До 2013 г., ко­гда Граж­дан­ский ко­декс стал тре­бо­вать от ак­ци­о­нер­ных об­ществ пе­ре­да­вать ре­ест­ры ре­ги­стра­то­рам неза­ви­си­мо от чис­ла ак­ци­о­не­ров, та­кие во­про­сы то­же зву­ча­ли. Бы­ло неко­то­рое уны­ние, ка­за­лось, что ры­нок не рас­тет, что он чах­нет, мно­гие ак­ци­о­нер­ные об­ще­ства про­во­дят squeeze-out – вы­дав­ли­ва­ют ак­ци­о­не­ров, что­бы остал­ся толь­ко один. Сей­час то­же мо­жет по­ка­зать­ся, что даль­ше дви­гать­ся неку­да. Но пе­ри­о­ди­че­ски зву­чат идеи: на­при­мер, пе­ре­дать ве­де­ние ре­ест­ров об­ществ с огра­ни­чен­ной от­вет­ствен­но­стью (ООО) но­та­ри­усам или ре­ги­стра­то­рам. По­треб­ность в этом мо­жет быть и у го­су­дар­ства, и у биз­не­са.-

ЕВ­ГЕ­НИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.