От корм­ле­ния к по­дви­гу

Vedomosti - - Комментарии - *Мак­сим Тру­до­лю­бов

Рань­ше я уди­вил­ся бы, услы­шав от рос­сий­ско­го по­ли­ти­ка сло­во «под­ви­зать­ся», а те­перь не так уж и удив­лен. «Мно­гие ин­ве­сто­ры, ко­то­рые под­ви­за­лись, про­сто ра­зо­ри­лись на этих про­ек­тах», – го­во­рил Сер­гей Со­бя­нин, об­суж­дая с пре­зи­ден­том Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным судь­бу вет­хо­го жи­лья в Москве.

«По­двиг», «по­движ­ни­че­ство» и «под­ви­зать­ся» – род­ствен­ные сло­ва. Ко­неч­но, сло­во – все­го лишь сло­во. Но ес­ли оно зву­чит без иро­нии в раз­го­во­ре двух неэмо­ци­о­наль­ных лю­дей, на­де­лен­ных боль­шой вла­стью, то оно что-то го­во­рит нам об их са­мо­ощу­ще­нии. Речь дей­стви­тель­но, воз­мож­но, идет о по­при­ще, слу­же­нии и по­дви­ге. По­то­му что сне­сти ты­ся­чи до­мов на 25 млн кв. м об­щей жи­лой пло­ща­ди, на ко­то­рой жи­вет 1,6 млн лю­дей, и дать этим лю­дям но­вые до­ма – это за­да­ча, рав­ной ко­то­рой по мас­шта­бу мы в пост­со­вет­ское вре­мя про­сто не най­дем.

Этот про­ект – а он, ес­ли ве­рить объ­яв­лен­ным циф­рам, охва­тит бо­лее 10% все­го жилищного фон­да Моск­вы (225 млн кв. м) – бу­дет ги­гант­ским да­же по мос­ков­ским мер­кам. Раз­мах стро­ек оста­вит да­ле­ко по­за­ди и преж­нюю про­грам­му сно­са, ко­то­рая рас­про­стра­ня­лась на 1800 зда­ний жи­лой пло­ща­дью чуть боль­ше 6 млн кв. м, и ны­неш­нюю ур­ба­ни­сти­че­скую «Мою ули­цу». Бли­жай­шее срав­не­ние, ко­то­рое при­хо­дит в го­ло­ву, – это соб­ствен­но то вре­мя, ко­гда ныне об­вет­шав­шие, но при этом дав­но и теп­ло об­жи­тые пя­ти­этаж­ки толь­ко стро­и­лись. В кон­це 1950-х и в 1960-е гг. ги­гант­ские мас­шта­бы стро­и­тель­ства ста­ли в СССР нор­мой.

Раз­мах жилищного стро­и­тель­ства хру­щев­ско­го и бреж­нев­ско­го вре­ме­ни – ре­корд­ный для все­го ми­ра, а не толь­ко для Рос­сии – был свя­зан с тем, что, во-пер­вых, лю­дям бы­ло со­всем негде жить и, во-вто­рых, со­вет­ское го­су­дар­ство в си­лу сво­е­го устрой­ства мог­ло за ко­рот­кий срок скон­цен­три­ро­вать ре­сур­сы и бро­сить их на ре­ше­ние од­ной по­нят­ной и на­сущ­ной про­бле­мы. Со­вет­ская ин­ду­стрия уме­ла про­из­во­дить «вал».

Мас­со­вое жи­лищ­ное стро­и­тель­ство по всем из­на­чаль­ным про­ек­там, в огром­ном мно­же­стве со­зда­вав­шим­ся с пер­вых ре­во­лю­ци­он­ных лет, долж­но бы­ло быть при­о­ри­те­том мо­ло­до­го со­вет­ско­го го­су­дар­ства. Ар­хи­тек­то­ры-ин­но­ва­то­ры пер­вых лет со­вет­ской вла­сти меч­та­ли об от­ка­зе от ги­гант­ских ме­га­по­ли­сов, по­рож­ден­ных бес­че­ло­веч­ной ло­ги­кой ка­пи­та­лиз­ма, о но­вых ти­пах рас­се­ле­ния и го­ро­дах-са­дах.

Но в пер­вом в ми­ре го­су­дар­стве ра­бо­чих и кре­стьян жи­ли­ще для ра­бо­чих и кре­стьян так и не ста­ло глав­ным объ­ек­том при­ло­же­ния сил го­су­дар­ства. Жи­лищ­ное стро­и­тель­ство ре­гу­ляр­но ста­но­ви­лось жерт­вой штур­мо­вых ме­то­дов стро­и­тель­ства тя­же­лой ин­ду­стрии, нехват­ки средств, стро­и­тель­ных ма­те­ри­а­лов, вре­ме­ни и по­ли­ти­че­ской во­ли за­ни­мать­ся та­ким ме­щан­ским де­лом, как жи­лье. На боль­шин­стве стро­ек ком­му­низ­ма, ко­гда до­мен­ные и мар­те­нов­ские пе­чи уже ра­бо­та­ли, лю­ди все еще жи­ли в па­лат­ках, зем­лян­ках и ба­ра­ках.

В боль­ших ис­то­ри­че­ских го­ро­дах жи­лья не хва­та­ло про­сто по­то­му, что го­ро­да рос­ли го­раз­до быст­рее, чем раз­ме­ры жи­лой пло­ща­ди. Эли­та по­сте­пен­но за­ни­ма­ла го­род­ские цен­тры, но ра­бо­чие и ин­же­не­ры, сво­и­ми ру­ка­ми со­зда­вав­шие эко­но­ми­ку СССР, оста­ва­лись без­дом­ны­ми и до вой­ны, и по­сле. В те­че­ние во­ен­ных лет, оста­вив­ших 25 млн лю­дей без кро­ва, жи­лищ­ный кри­зис пре­вра­тил­ся в ка­та­стро­фу.

Речь под на­зва­ни­ем «О ши­ро­ком внед­ре­нии ин­ду­стри­аль­ных ме­то­дов <...> стро­и­тель­ства» Ни­ки­та Хру­щев про­из­нес в де­каб­ре 1954 г. Сра­зу же на­ча­лись раз­ра­бот­ки мак­си­маль­но де­ше­вых и эф­фек­тив­ных в про­из­вод­стве до­мов. В 1956–1957 гг. под ру­ко­вод­ством ар­хи­тек­то­ра На­та­на Остер­ма­на был по­стро­ен про­то­тип боль­шин­ства мик­ро­рай­о­нов, ко­то­ры­ми в те­че­ние по­сле­ду­ю­щих 50 лет по­кры­лась вся стра­на, – 9-й мик­ро­рай­он мос­ков­ских Че­ре­му­шек. Это был экс­пе­ри­мен­таль­ный квар­тал: в пя­ти­этаж­ках, сре­ди ко­то­рых есть кир­пич­ные, круп­но­блоч­ные и па­нель­ные, ис­пы­ты­ва­лись раз­ные тех­но­ло­гии. Вы­бор пал на са­мые про­стые и лег­кие па­нель­ные «хру­щев­ки», са­мой из­вест­ной из ко­то­рых ста­ла се­рия К-7, раз­ра­бо­тан­ная Ви­та­ли­ем Ла­гу­тен­ко. На­чи­ная с 1957 г. на К-7 и дру­гие се­рии, ко­то­рые все сей­час от­не­се­ны к «сно­си­мым», бы­ла сори­ен­ти­ро­ва­на вся со­вет­ская до­мо­стро­и­тель­ная ин­ду­стрия.

Хру­щев­ки и бо­лее позд­ние па­нель­ные до­ма, ко­то­ры­ми по­кры­то до 80% тер­ри­то­рии боль­шин­ства быв­ших со­вет­ских го­ро­дов, та­ким об­ра­зом, суть эхо неры­ноч­ной ин­ду­стри­а­ли­за­ции и вой­ны. Они бы­ли по­жар­ным спа­се­ни­ем от раз­рас­та­ния со­ци­аль­ной чер­ной ды­ры, со­здан­ной со­вет­ским го­су­дар­ством. По­жар­ное ре­ше­ние за­дер­жа­лось на де­сят­ки лет и опре­де­ли­ло об­лик и об­раз жиз­ни всех го­ро­жан СССР и пост­со­вет­ских стран.

То, что пред­ла­га­ет мос­ков­ская мэ­рия, есть ни мно­го ни ма­ло от­вет на эхо ин­ду­стри­а­ли­за­ции. Че­ло­век, под ру­ко­вод­ством ко­то­ро­го этот про­ект бу­дет (ес­ли бу­дет) осу­ществ­лен, вой­дет в ис­то­рию. Про­ект на­столь­ко ги­гант­ский, что за­да­ча­ми корм­ле­ния от строй­биз­не­са его не объ­яс­нишь. Он боль­ше и лю­бой пред­вы­бор­ной ло­ги­ки, по­то­му что за­тя­нет­ся на де­ся­ти­ле­тия (быст­рее со­вет­ской до­мо­стро­и­тель­ной ин­ду­стрии ни­кто се­год­ня ра­бо­тать не смо­жет) и за­ва­лит ра­бо­той про­ек­ти­ров­щи­ков и стро­и­те­лей, воз­мож­но, не толь­ко рос­сий­ских.

Ин­фор­ма­ции о том, кто и как бу­дет осу­ществ­лять боль­шое мос­ков­ское рас­се­ле­ние, так ма­ло, что к го­род­ско­му пра­ви­тель­ству мож­но толь­ко сфор­му­ли­ро­вать во­про­сы. Прин­ци­пи­аль­но раз­ным бу­дет ре­зуль­тат, ес­ли про­ек­том бу­дут за­ни­мать­ся пре­иму­ще­ствен­но част­ные ком­па­нии или пре­иму­ще­ствен­но го­род. Част­ные ком­па­нии, что­бы за­ра­бо­тать, долж­ны бу­дут рез­ко уве­ли­чить ко­ли­че­ство су­ще­ству­ю­щих в Москве мет­ров, что окон­ча­тель­но за­бьет го­род люд­ски­ми по­то­ка­ми и транс­пор­том. Гос­ком­па­ния мэ­рии («Управ­ле­ние граж­дан­ско­го стро­и­тель­ства») мо­жет стро­ить ма­ло, но это гос­ком­па­ния со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми по­след­стви­я­ми. И, на­ко­нец, по­нять бы, на­сколь­ко се­рьез­ны раз­го­во­ры о жут­кой «со­ци­аль­но-ин­же­нер­ной» со­став­ля­ю­щей про­ек­та – вы­тес­не­нии по­жи­лых граж­дан в при­го­ро­ды и при­вле­че­нии мо­ло­до­го и бодро­го на­се­ле­ния в центр.-

Хру­щев­ки и бо­лее позд­ние па­нель­ные до­ма, ко­то­ры­ми по­кры­то до 80% тер­ри­то­рии боль­шин­ства быв­ших со­вет­ских го­ро­дов, – эхо неры­ноч­ной ин­ду­стри­а­ли­за­ции и вой­ны

ЮРИЙ АБРАМОЧКИН / РИА НО­ВО­СТИ

По­жар­ное ре­ше­ние о стро­и­тель­стве хру­ще­вок опре­де­ли­ло об­лик и об­раз жиз­ни всех го­ро­жан СССР и пост­со­вет­ских стран

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.