Иль­дар Да­дин

Vedomosti - - Комментарии - *Дмит­рий Ка­мы­шев

Итак, Иль­дар Да­дин вы­шел на сво­бо­ду (по­дроб­нее см. ста­тью на стр. 03). Пер­вый осуж­ден­ный за неод­но­крат­ное на­ру­ше­ние пра­вил уча­стия в ми­тин­гах стал еще и пер­вым рос­сий­ским по­лит­за­клю­чен­ным, до­бив­шим­ся от­ме­ны при­го­во­ра.

По­че­му это про­изо­шло? Где-ни­будь на «за­гни­ва­ю­щем За­па­де» от­вет был бы оче­ви­ден: ну как же, Кон­сти­ту­ци­он­ный суд (КС) ве­лел пе­ре­смот­реть при­го­вор, а пре­зи­ди­ум Вер­хов­но­го су­да лишь опе­ра­тив­но вы­пол­нил во­лю выс­шей су­деб­ной ин­стан­ции. Но в стране по­бе­див­ше­го бас­ман­но­го пра­во­су­дия ни­че­го оче­вид­но­го нет: у нас пе­ре­смотр де­ла во­все не озна­ча­ет от­ме­ны при­го­во­ра (см. недав­ний по­втор­ный при­го­вор Алек­сею На­валь­но­му по де­лу «Ки­ров­ле­са»), а во­лю выс­ше­го су­да по­рой от­ка­зы­ва­ют­ся вы­пол­нять да­же мел­кие чи­нов­ни­ки.

Од­на­ко в слу­чае с Да­ди­ным про­ку­ра­ту­ра са­ма хо­да­тай­ство­ва­ла не о но­вом рас­смот­ре­нии де­ла, а о его пре­кра­ще­нии и немед­лен­ном осво­бож­де­нии за­клю­чен­но­го. По­то­му что, как неожи­дан­но от­кры­лось над­зор­но­му ве­дом­ству, уго­лов­ное де­ло бы­ло воз­буж­де­но неза­кон­но – еще до вступ­ле­ния в си­лу по­след­не­го ре­ше­ния су­да об ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти за на­ру­ше­ние за­ко­на о ми­тин­гах. О том, что имен­но этот ар­гу­мент не раз при­во­ди­ла за­щи­та Да­ди­на, про­ку­ро­ры, ра­зу­ме­ет­ся, скром­но умол­ча­ли.

Меж­ду тем КС в сво­ем по­ста­нов­ле­нии не за­пре­щал в прин­ци­пе са­жать лю­дей в тюрь­му за на­ру­ше­ния на ми­тин­гах, а лишь разъ­яс­нил усло­вия, при ко­то­рых это воз­мож­но: «утра­та ме­ро­при­я­ти­ем мир­но­го ха­рак­те­ра», «при­чи­не­ние су­ще­ствен­но­го вре­да», про­вер­ка всех об­сто­я­тельств де­ла «в от­кры­том, со­стя­за­тель­ном про­цес­се» и т. п. То есть при же­ла­нии про­ку­ра­ту­ра вполне мог­ла сно­ва «не за­ме­тить» ар­гу­мен­ты за­щи­ты и в хо­де но­во­го «со­стя­за­тель­но­го про­цес­са» об­на­ру­жить в дей­стви­ях Да­ди­на, ска­жем, при­чи­не­ние су­ще­ствен­но­го вре­да. Но та­ко­го же­ла­ния у про­ку­ро­ров – и тех, кто на са­мом де­ле при­ни­мал ре­ше­ние по де­лу Да­ди­на, – не воз­ник­ло.

И все-та­ки по­че­му? Воз­мож­но, тут сыг­ра­ли роль два мо­мен­та. Во-пер­вых, при всей несо­из­ме­ри­мо­сти мас­шта­бов двух дел Да­дин фак­ти­че­ски за­нял ме­сто Ми­ха­и­ла Хо­дор­ков­ско­го как «глав­но­го по­лит­за­клю­чен­но­го» Рос­сии и его осво­бож­де­ние ли­ша­ет кри­ти­ков «кро­ва­во­го ре­жи­ма» ве­со­мо­го ар­гу­мен­та. А во-вто­рых, пе­ре­смотр де­ла «Ки­ров­ле­са» со­сто­ял­ся во ис­пол­не­ние ре­ше­ния ЕСПЧ, а от­ме­на де­ла Да­ди­на – в со­от­вет­ствии с по­ста­нов­ле­ни­ем КС. И в усло­ви­ях про­ти­во­сто­я­ния меж­ду эти­ми ин­стан­ци­я­ми рос­сий­ские вла­сти, по­хо­же, ре­ши­ли лиш­ний раз по­ка­зать, что в от­ли­чие от «по­ли­ти­зи­ро­ван­ных» ре­ше­ний ЕСПЧ по­ста­нов­ле­ния КС для всех свя­щен­ны – да­же ес­ли речь идет о сму­тья­нах, вы­сту­па­ю­щих про­тив го­су­дар­ства.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.