То­же брю­нет­ка

В био­гра­фи­че­ской дра­ме «Дже­ки» (Jackie) но­ми­нант­ка на «Оска­ра» 2017 г. На­та­ли Порт­ман от­ча­ян­но де­ла­ет вид, что иг­ра­ет Жа­клин Кен­не­ди, но вы­хо­дит порт­рет со­всем дру­гой жен­щи­ны

Vedomosti - - Культура - Де­нис Кор­са­ков АВ­ТОР – СПЕ­ЦИ­АЛЬ­НЫЙ КОР­РЕ­СПОН­ДЕНТ «КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВ­ДЫ»

Про­стая, вуль­гар­ная, по­че­ло­ве­че­ски по­нят­ная исто­рия: ко­гда-то ре­жис­сер Дар­рен Аро­но­ф­ски был же­нат на ак­три­се Рей­чел Уайс. За го­ды вза­и­мо­дей­ствия рас­смот­рел в ней Жа­клин Кен­не­ди. Уайс дей­стви­тель­но очень на нее по­хо­жа, и она хо­ро­шая ак­три­са, не зря по­лу­чив­шая «Оска­ра». В об­щем, Аро­но­ф­ски на­чал при­ду­мы­вать фильм.

Но в про­цес­се он рас­стал­ся с Рей­чел, а с иде­ей снять фильм про Дже­ки – нет. Ко­неч­но, немнож­ко охла­дел, но мысль все-та­ки дре­без­жа­ла в па­мя­ти. На Бер­лин­ском ки­но­фе­сти­ва­ле он по­смот­рел фильм чи­лий­ца Па­б­ло Лар­ра­и­на «Клуб», вос­хи­тил­ся, по­до­шел, хлоп­нул по пле­чу, ска­зал: «Ста­вить фильм про Дже­ки го­тов? А я бу­ду про­дю­се­ром». Лар­ра­ин, ко­неч­но, разо­млел. А на роль Дже­ки на­зна­чи­ли На­та­ли Порт­ман – по­то­му что то­же ак­три­са и брю­нет­ка. А глав­ным об­ра­зом – из ма­лень­ко­го злоб­но­го со­об­ра­же­ния «неза­ме­ни­мых у нас нет».

Ну лад­но, это та­кая ре­кон­струк­ция со­бы­тий, ква­зи уна фан­та­зиа (хо­тя по­чти все прав­да). Про­сто ин­те­рес­но, как На­та­ли Порт­ман по­па­ла на роль, ко­то­рую ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах не долж­на бы­ла иг­рать.

Мы все ви­де­ли Жа­клин Кен­не­диО­нас­сис. Она од­на из са­мых зна­ме­ни­тых жен­щин ХХ в. В на­ча­ле 1960-х Аме­ри­ка осо­бен­но при­сталь­но сле­ди­ла за дву­мя жен­щи­на­ми, с ви­ду со­вер­шен­но про­ти­во­по­лож­ны­ми, но свя­зан­ны­ми лю­бов­ны­ми уза­ми с дей­ству­ю­щим пре­зи­ден­том. Блон­дин­кой и брю­нет­кой. И все за­кон­чи­лось тра­ги­че­ски: и Мо­н­ро умер­ла, и пре­зи­ден­та уби­ли, и да­же его бра­та-кра­сав­ца, на­деж­ду на

про­дол­же­ние, то­же. А Дже­ки еще три де­ся­ти­ле­тия оста­ва­лась за­кон­ной вдо­вой. И до, и по­сле, и во вре­мя вы­стре­лов в Дал­ла­се ее неве­ро­ят­но ак­тив­но сни­ма­ли, и все ин­те­ре­су­ю­щи­е­ся, все, смот­рев­шие хо­тя бы па­ру из мил­ли­ар­да до­ку­мен­таль­ных филь­мов про Жа­клин Кен­не­ди, пред­став­ля­ют се­бе, ка­кой она бы­ла. И нет, она не бы­ла та­кой, как Порт­ман. Ду­ма­ет­ся, да­же нелов­кое, неле­пое сло­во «клу­ша» к ней бы по­до­шло – и что дей­стви­тель­но ин­те­рес­но в ее ис­то­рии, так это со­че­та­ние мяг­ко­сти до­мо­хо­зяй­ки с тра­ге­ди­ей жен­щи­ны, вне­зап­но об­на­ру­жив­шей мозг му­жа на сво­их пер­чат­ках. Но На­та­ли Порт­ман при всем ее та­лан­те не мо­жет сыг­рать мяг­кость. Оже­сто­чен­ная, увле­чен­ная, яр­кая иг­ра – это да; но всю до­ро­гу она иг­ра­ет ка­кую-то дру­гую женщину.

Спер­ва Дже­ки Кен­не­ди пред­ста­ет в этом филь­ме-порт­ре­те од­ной сво­ей сто­ро­ной – ми­лой ко­зоч­кой, ко­то­рая об­став­ля­ет Бе­лый дом са­мой луч­шей ме­бе­лью, ка­кую на­шла в ма­га­зи­нах (вос­про­из­во­дит­ся зна­ме­ни­тая те­ле­пе­ре­да­ча 1961 г., за два го­да до ка­та­стро­фы, – и бед­ная Порт­ман про­сто ру­шит­ся, пы­та­ясь по­вто­рить ми­ми­ку и ин­то­на­ции Жа­клин, но ре­жис­сер – ку­да ему де­вать­ся – де­ла­ет вид, что ни­че­го не за­ме­ча­ет. За­бав­но, но Порт­ман в этих сце­нах го­ло­сом съез­жа­ет как раз в сто­ро­ну Мо­н­ро). А по­том – и это ос­нов­ное дей­ствие филь­ма – Порт­ман иг­ра­ет Жа­клин, по­те­ряв­шую му­жа.

О, она зна­ет, как иг­рать го­ре, она же прав­да чу­дес­ная ак­три­са. Стре­лоч­ник ошиб­ся, по­езд уехал в ту­пик, но Порт­ман, за­быв про все, дро­жит и стра­да­ет, как ра­не­ная лань. По­ка ре­жис­сер не на­по­ми­на­ет ей, что у него есть сю­жет и ге­ро­и­ня, что нуж­но при­ду­мать до­пол­ни­тель­ную ин­три­гу, до­ба­вить пси­хо­ло­гии (это ре­ша­ет­ся про­сто – в сю­жет вхо­дит свя­щен­ник, сыг­ран­ный уми­ра­ю­щим Джо­ном Хер­том, и Жа­клин под при­це­лом ка­ме­ры пе­ре­ска­зы­ва­ет ему все то, что вло­жил в ее мыс­ли сце­на­рист, то, что, как ему ка­жет­ся, она долж­на бы­ла чув­ство­вать). Еще Жа­клин долж­на ре­шить, где бу­дет по­хо­ро­нен муж, ка­кую ву­аль вы­брать для тра­ур­ной про­цес­сии (опас­ной про­цес­сии – кто зна­ет, ка­кие еще снай­пе­ры при­та­и­лись на кры­шах). Ей нуж­но упра­вить­ся с по­хо­рон­ным ри­ту­а­лом так же, как она рань­ше управ­ля­лась с обе­ден­ны­ми. Ей нуж­но со­здать миф во­круг му­жа, сде­лать его ле­ген­дой, вто­рым Лин­коль­ном. Хо­тя она, бу­дем чест­ны, про­сто тень на ли­ке, мгно­вен­но от­пе­ча­тав­шем­ся в ис­то­рии.

Джон Фиц­д­же­ральд Кен­не­ди был до­воль­но по­сред­ствен­ным пре­зи­ден­том: как спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет его брат Боб­би, сыг­ран­ный Пи­те­ром Сар­с­гар­дом, все, что он сде­лал, – раз­ре­шил Ка­риб­ский кри­зис, ко­то­рый сам же от­ча­сти и со­здал. Сти­вен Кинг в ро­мане «11/23/63» пы­та­ет­ся пред­ста­вить, к че­му вы­жив­ший JFK при­вел бы мир, – он при­вел бы его к аду, и по­че­му-то ка­жет­ся, что Кинг не оши­ба­ет­ся. Но Кен­не­ди был мо­лод, он был сек­си, и он умер, и по­это­му – имен­но по­это­му, а не из-за уси­лий Жа­клин, как во­об­ра­жа­ют ав­то­ры, – стал идо­лом. Так же, как де­вуш­ка его меч­ты Мо­н­ро. «Мо­жет, мы про­сто кра­си­вые лю­ди?» – в ажи­та­ции спра­ши­ва­ет Боб­би Жа­клин. Боб­би, ко­то­ро­му оста­лось все­го несколь­ко лет и ко­то­рый то­же вой­дет в пан­те­он аме­ри­кан­ских ге­ро­ев бла­го­да­ря внеш­но­сти. Смерть к ли­цу кра­си­вым, она че­ка­нит их в во­об­ра­жа­е­мом ба­ре­лье­фе.

Порт­ман – она же не глу­пая, по­это­му при­хо­дит к этим про­стым вы­во­дам рань­ше, чем успе­ва­ет до­иг­рать свои стра­да­ния. Но до­иг­ры­ва­ет и уда­ля­ет­ся. Са­мой, на­вер­ное, чуть-чуть нелов­ко: так раз­мах­ну­лась – и вдруг по­ня­ла, что ошиб­лась две­рью.-

/ PATHEE FILMS

У На­та­ли Порт­ман хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся иг­рать скорбь

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.