Ста­биль­ное чрез­вы­чай­ное

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Иван Ми­кир­ту­мов

... Про­изо­шла са­мо­стиг­ма­ти­за­ция об­ще­ства ци­низ­мом, ло­жью, кри­ми­наль­но­стью и агрес­си­ей

Глав­ный ньюсмей­кер по­след­них недель – До­нальд Трамп. Всем ин­те­рес­но, что он сде­лал, что ска­зал, о чем по­ду­мал, что, воз­мож­но, сде­ла­ет или ска­жет, о чем, воз­мож­но, по­ду­ма­ет. Слу­чай, дей­стви­тель­но, ред­кий: из­бран­ный по­ли­тик пы­та­ет­ся удер­жать те­мы, тем­пы и ри­то­ри­ку пред­вы­бор­ной кам­па­нии.

Но со­вре­мен­ное го­су­дар­ство в це­лом пло­хо управ­ля­е­мо и оправ­ды­ва­ет свое су­ще­ство­ва­ние, ес­ли ра­бо­та­ет как си­сте­ма бо­лее или ме­нее эф­фек­тив­ных сер­ви­сов, к чис­лу ко­то­рых не при­над­ле­жит, од­на­ко, сер­вис по стра­те­ги­че­ско­му вы­бо­ру кур­са и его кор­рек­ти­ров­ке. Жи­вым де­лом вла­сти за­ня­ты по­это­му не экс­пер­ты-ана­ли­ти­ки и не чи­нов­ни­ки-про­фес­си­о­на­лы, а по­ли­ти­ки – лю­ди ги­пе­р­ак­тив­ные, ам­би­ци­оз­ные, хо­тя не все­гда ком­пе­тент­ные и доб­ро­де­тель­ные. Су­ще­ствен­ное раз­ли­чие меж­ду эти­ми груп­па­ми со­пря­же­но с их от­но­ше­ни­ем к вла­сти: де­я­тель­ность про­фес­си­о­на­лов, обес­пе­чи­ва­ю­щих сер­вис­ные функ­ции го­су­дар­ства, под­ле­жит ле­ги­ти­ма­ции со сто­ро­ны граж­дан, а са­ми эти про­фес­си­о­на­лы уже сов­мест­но с граж­да­на­ми ле­ги­ти­ми­ру­ют соб­ствен­но по­ли­ти­ков.

Ис­то­рия ука­за Трам­па от 27 ян­ва­ря о вре­мен­ном за­пре­те въез­да в США граж­дан ря­да стран с му­суль­ман­ским на­се­ле­ни­ем ин­те­рес­на и необыч­на для прак­ти­ки го­су­прав­ле­ния не как юри­ди­че­ская кол­ли­зия, а как столк­но­ве­ние дис­кур­сов, а имен­но мо­би­ли­за­ци­он­ной ри­то­ри­ки Трам­па и де­ло­ви­той рас­су­ди­тель­но­сти юри­стов-су­дей и го­счи­нов­ни­ков. В ре­зуль­та­те ги­пер­ре­аль­ность оса­жден­ной кре­по­сти ис­па­ря­ет­ся, «свя­щен­ные» сло­ве­са о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, тер­ро­риз­ме, за­щи­те гра­ниц, «ча­се дей­ствий» как оре­хи от­ска­ки­ва­ют от ин­сти­ту­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ной кол­лек­тив­ной ра­ци­о­наль­но­сти и здра­во­го смыс­ла. Бой был, ко­неч­но, не по­след­ним, тре­ния меж­ду пре­зи­ден­том Трам­пом и го­су­дар­ством, ко­е­му он гла­ва, ка­жет­ся, толь­ко на­чи­на­ют­ся.

Ри­то­ри­ка дра­ма­ти­че­ских об­сто­я­тельств, чрез­вы­чай­ных пол­но­мо­чий и ре­ши­тель­ных мер «здесь и сей­час» тра­ди­ци­он­на, как и роль ге­роя – спа­си­те­ля оте­че­ства, а в исто­рии мы на­хо­дим мно­же­ство пре­це­ден­тов вве­де­ния в том или ином ви­де чрез­вы­чай­но­го по­ло­же­ния. Это бы­ва­ет со­бы­ти­ем, а бы­ва­ет и про­цес­сом – ко­гда эле­мен­ты чрез­вы­чай­щи­ны на­кап­ли­ва­ют­ся по­сте­пен­но.

Успех в тор­гов­ле под­лин­ны­ми, лож­ны­ми или же ис­кус­ствен­но со­здан­ны­ми угро­за­ми тем боль­ше, чем мень­ше об­ще­ство спо­соб­но к со­про­тив­ле­нию. Да­же стал­ки­ва­ясь с по­сто­ян­ны­ми опас­но­стя­ми, об­ще­ство и ин­сти­ту­ты вла­сти в нор­ме стре­мят­ся быст­рее вы­хо­дить из ре­жи­ма ЧП, ин­сти­ту­ци­о­на­ли-зи­руя – при необ­хо­ди­мо­сти – те или иные кон­крет­ные ме­ры, как это мож­но ви­деть в исто­рии на при­ме­ре древ­не­гре­че­ских по­ли­сов, а се­го­дня – на при­ме­ре Из­ра­и­ля. Но бы­ва­ют сте­че­ния об­сто­я­тельств, при ко­то­рых ЧП на­чи­на­ет ра­бо­тать на соб­ствен­ное рас­ши­ре­ние.

Речь идет о за­хват­ни­че­ских и граж­дан­ских вой­нах, а та­к­же о ка­ра­тель­ных опе­ра­ци­ях. В ма­лую или боль­шую вой­ну всту­па­ет еще вче­ра не во­е­вав­шее об­ще­ство, оду­шев­лен­ное лож­ной иде­ей спра­вед­ли­во­сти сво­ей экс­пан­сии, граж­дан­ская война пи­та­ет­ся власт­ны­ми при­тя­за­ни­я­ми кон­ку­ри­ру­ю­щих групп, а ка­ра­тель­ная опе­ра­ция про­тив тех и или иных «несо­глас­ных», имея вид пра­во­охра­ни­тель­ных мер, на са­мом де­ле все­гда пред­по­ла­га­ет непри­зна­ние их прав. Во всех этих слу­ча­ях пер­вые же ша­ги взрыв­ным об­ра­зом ле­ги­ти­ми­ру­ют по­ря­док жиз­ни, в рам­ках ко­то­ро­го ло­каль­но или то­таль­но ста­но­вит­ся нор­маль­ным то, что в обыч­ной жиз­ни счи­та­ет­ся пре­ступ­ным и амо­раль­ным. Край­няя сте­пень та­ко­го ни­ги­лиз­ма (в тер­ми­но­ло­гии Ан­дре Глюкс­ма­на) до­сти­га­ет­ся в ка­ра­тель­ных опе­ра­ци­ях, ко­гда пра­ва неко­то­рых лю­дей объ­яв­ля­ют­ся несу­ще­ству­ю­щи­ми, что поз­во­ля­ет си­ло­вым струк­ту­рам от име­ни об­ще­ства при­ме­нять к ним неогра­ни­чен­ное на­си­лие. Да­же ес­ли та­кая сте­пень дез­ин­те­гра­ции не до­сти­га­ет­ся, фор­ми­ру­ю­щий­ся опыт при­тес­ня­е­мых, ис­пол­ни­те­лей и на­блю­да­те­лей ока­зы­ва­ет­ся опы­том ни­ги­лиз­ма – ано­мии, ко­то­рая рас­про­стра­ня­ет­ся на все об­ще­ство и под­та­чи­ва­ет все и вся­че­ские свя­зи. Об­ще­ство де­гра­ди­ру­ет, а вла­сти пред­ла­га­ют ком­пен­са­цию в ви­де но­вых чрез­вы­чай­ных мер, те­перь уже не толь­ко не встре­ча­ю­щих воз­ра­же­ний, но ино­гда и ча­е­мых. Каж­дый шаг по уси­ле­нию дез­ин­те­гра­ции об­ще­ства ве­дет, та­ким об­ра­зом, к рас­ши­ре­нию ЧП, и чем боль­ше ша­гов сде­ла­но, тем лег­че до­сти­га­ет­ся ре­зуль­тат, так что про­цесс раз­го­ня­ет сам се­бя, и по­ли­ти­кам, ко­то­рые при­чис­ля­ют се­бя к «праг­ма­ти­кам» и «тех­но­кра­там», ока­зы­ва­ет­ся про­ще воз­гла­вить его, чем по­пы­тать­ся оста­но­вить.

В от­кры­том об­ще­стве ри­то­ри­ка чрез­вы­чай­щи­ны, мас­ки вождя, спа­си­те­ля оте­че­ства, от­ца на­ции или ду­хов­но­го ли­де­ра ред­ко вос­при­ни­ма­ют­ся как за­слу­жи­ва­ю­щие вни­ма­ния угро­зы – слу­чай Трам­па по­ка оста­ет­ся необъ­яс­ни­мым ис­клю­че­ни­ем. Чрез­вы­чай­щи­на – это ар­ха­и­че­ская фор­ма дис­кур­са, источ­ник ко­то­рой ле­жит в са­краль­но­сти фи­гур ста­рой тра­ди­ци­он­ной или бо­лее но­вой ав­то­ри­тар­ной вла­сти, ко­то­рым при­пи­сы­ва­лась спо­соб­ность без­оши­боч­но усмат­ри­вать це­ли и опас­но­сти, а та­к­же мо­мен­ты и спо­со­бы дей­ствия. Раз­об­ла­че­ние этих фи­гур сни­жа­ет дис­курс до уров­ня обы­ден­ной ком­му­ни­ка­ции, на­при­мер, в сце­нах се­мей­ной жиз­ни или про­из­вод­ствен­ных со­ве­ща­ний, где «гне­ва­ет­ся» пре­вра­ти­лось в «психу­ет», «об­ли­ча­ет» в «разо­рал­ся», «взы­ва­ет» в «за­тя­нул во­лын­ку», «по­ве­ле­ва­ет» в «при­стал», «бла­го­слов­ля­ет» в «на­ко­нец от­вя­зал­ся». Ко­гда се­го­дня ри­то­ри­ка ЧП зву­чит в «вы­со­ких» сфе­рах, она не­за­ви­си­мо от со­дер­жа­ния, ко­то­рое хо­чет до­не­сти по­ли­тик, все­рьез не вос­при­ни­ма­ет­ся и ин­те­рес­на пуб­ли­ке как источ­ник скан­да­ла. В из­би­ра­тель­ной кам­па­нии Трам­па и са­мо «нетри­ви­аль­ное» со­дер­жа­ние нель­зя бы­ло бы без по­ли­ти­че­ско­го ущер­ба вы­ра­зить ина­че, кро­ме как по­сред­ством сни­жен­но­го дис­кур­са чрез­вы­чай­щи­ны, ко­то­рым это со­дер­жа­ние в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ней­тра­ли­зу­ет­ся. Поль­зу­ясь этим эф­фек­том, мож­но быст­ро ме­нять со­дер­жа­ние да­же на про­ти­во­по­лож­ное.

По­ли­ти­ко-пра­во­вая дис­кус­сия о ста­ту­се ЧП в ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии ста­ла ак­ту­аль­ной по­сле вол­ны тер­ак­тов 1999– 2001 гг., в част­но­сти по­сле 11 сен­тяб­ря 2001 г., и по­ро­ди­ла про­гно­зы оче­ред­но­го «за­ка­та За­па­да» как след­ствия

Но­вая ре­аль­ность со­сто­ит в том, что в лю­бых об­сто­я­тель­ствах со­вре­мен­ное об­ще­ство тем устой­чи­вее, а го­су­дар­ство-сер­вис тем эф­фек­тив­нее, чем мень­ше оно вос­про­из­во­дит ЧП

кон­флик­та меж­ду ме­ра­ми без­опас­но­сти и га­ран­ти­я­ми прав и сво­бод. Спу­стя 15 лет, по­сле ря­да дру­гих тер­ро­ри­сти­че­ских атак, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что эти про­гно­зы бы­ли пре­уве­ли­чен­ны­ми. Ока­за­лось, что ци­ви­ли­за­ци­он­ные устои все-та­ки в го­ло­вах, а ин­сти­ту­ты, пра­ва и сво­бо­ды до­ро­ги всем и каж­до­му осо­бен­но то­гда, ко­гда ста­вит­ся под во­прос их нор­маль­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние. Ста­ло та­к­же, на­ко­нец, по­нят­но, что тер­ро­ри­сти­че­ская ак­тив­ность раз­лич­ных враж­деб­ных сил не вче­ра на­ча­лась и не зав­тра за­кон­чит­ся и что с ней при­дет­ся жить, точ­но так же, как и с муль­ти­куль­ту­ра­лиз­мом, с пло­хой управ­ля­е­мо­стью го­су­дар­ства и со мно­ги­ми дру­ги­ми неустра­ни­мы­ми чер­та­ми со­вре­мен­но­сти. Их на­ли­чие ста­ти­сти­че­ски есть нор­ма, со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ски – вы­зов, но оно не есть ос­но­ва­ние для ЧП в ка­ком бы то ни бы­ло ви­де. Но­вая ре­аль­ность со­сто­ит в том, что прак­ти­че­ски в лю­бых об­сто­я­тель­ствах со­вре­мен­ное об­ще­ство тем устой­чи­вее, а го­су­дар­ство-сер­вис тем эф­фек­тив­нее, чем мень­ше оно вос­про­из­во­дит ЧП.

Ны­неш­ний рос­сий­ский ре­жим сло­жил­ся в ре­зуль­та­те на­ра­щи­ва­ния чрез­вы­чай­ных мер, ле­ги­ти­ми­ро­ван­ных впе­ре­меш­ку под­лин­ны­ми, мни­мы­ми и ис­кус­ствен­но со­здан­ны­ми угро­за­ми. Огра­ни­че­ния для фор­ми­ру­ю­ще­го­ся пост­со­вет­ско­го об­ще­ства бы­ли за­да­ны кри­зи­сом ок­тяб­ря 1993 г., че­чен­ской вой­ной 1994–1996 гг. и вы­бо­ра­ми 1996 г., за­тем че­чен­ской вой­ной 1999–2000 гг. Ка­ра­тель­ные опе­ра­ции в Чечне – это глав­ные со­бы­тия но­вей­шей рос­сий­ской исто­рии, их ре­зуль­та­том ста­ли гра­ни­цы воз­мож­но­го и до­пу­сти­мо­го, фор­ми­ру­ю­щие ре­аль­ность дез­ин­те­гри­ро­ван­но­го об­ще­ства ано­мии, для ко­то­ро­го страх пе­ред вла­стью и со­зна­ние бес­по­мощ­но­сти неот­де­ли­мы от нечи­стой совести со­уча­стия. Че­чен­ские вой­ны ста­ра­тель­но вы­ма­ры­ва­ют­ся из кол­лек­тив­ной па­мя­ти, а пуб­лич­ное об­суж­де­ние те­мы вы­во­дит к во­про­сам, сво­бод­но вы­ска­зы­вать­ся по ко­то­рым за­пре­ще­но оче­ред­ным «чрез­вы­чай­ным» за­ко­ном. Глав­ным же ито­гом рас­ши­ряв­ше­го­ся все эти го­ды ЧП ста­ла са­мо­стиг­ма­ти­за­ция об­ще­ства ци­низ­мом, ло­жью, кри­ми­наль­но­стью и агрес­си­ей, во­еди­но слив­ши­ми­ся в раз­вя­зы­ва­нии еще од­ной по­зор­ной вой­ны, на этот раз – с Укра­и­ной. Две ве­щи – страх и со­зна­ние со­уча­стия – обес­пе­чи­ва­ют­ся во­ен­ной по­вест­кой дня, кар­ти­на­ми Дон­бас­са и Си­рии, в ко­то­рых глав­ное – это круп­ные пла­ны уни­что­же­ния во­ен­щи­ной нор­маль­но­го по­ряд­ка жиз­ни. В те­ку­щем ра­ун­де ри­то­ри­че­ской иг­ры вла­сти с об­ще­ством пер­вая пред­ла­га­ет при­знать се­бя несме­ня­е­мой и без­аль­тер­на­тив­ной, непо­гре­ши­мой и доб­ро­де­тель­ной в тот мо­мент, ко­гда граж­дане осо­зна­ют, что аль­тер­на­ти­вы уни­что­же­ны, во­про­сы о «хо­ро­шо» и «пло­хо» ре­ша­ют­ся ком­пе­тент­ны­ми ор­га­на­ми, а неза­ви­си­мые оцен­ки угроз и чрез­вы­чай­ных мер ква­ли­фи­ци­ру­ют­ся в диа­па­зоне от на­ци­о­нал-пре­да­тель­ства до су­ма­сше­ствия. До­сти­га­е­мое «со­гла­сие» вла­сти и об­ще­ства мог­ло бы обес­пе­чи­вать усло­вия для устой­чи­во­сти ре­жи­ма при «ста­биль­ном чрез­вы­чай­ном по­ло­же­нии», ес­ли бы не на­рас­та­ли нега­тив­ные эф­фек­ты си­стем­но­го ха­рак­те­ра. В Рос­сии та­кое же слож­ное об­ще­ство и та­кое же слож­ное го­су­дар­ство, что и в раз­ви­тых стра­нах, они та­к­же по­чти не управ­ля­е­мы, и ни­ка­ким «со­гла­си­ем» нель­зя за­ме­нить оста­нов­лен­ные про­цес­сы их вза­и­мо­дей­ствия и са­мо­ре­гу­ли­ро­ва­ния. До сих пор рос­сий­ская власть ре­а­ги­ро­ва­ла на вы­зо­вы со­вре­мен­но­сти «с точ­но­стью до на­обо­рот». Там, где тре­бу­ет­ся соз­да­вать и на­стра­и­вать пуб­лич­ные, ра­бо­та­ю­щие на об­щее бла­го ин­сти­ту­ты, со­зда­ют­ся их ими­та­ции, мас­ки­ру­ю­щие ли­бо «руч­ное управ­ле­ние», ли­бо ан­ти­ин­сти­ту­ты – об­ра­зо­ва­ния, слу­жа­щие част­ным ин­те­ре­сам и ра­бо­та­ю­щие про­тив об­ще­го бла­га. Необ­хо­дим по­сте­пен­ный де­мон­таж ЧП, хо­тя за­да­ча эта ис­клю­чи­тель­но труд­на, со­пря­же­на с рис­ка­ми для взяв­шей та­кой курс власт­ной груп­пы, а та­к­же с со­про­тив­ле­ни­ем той ча­сти об­ще­ства, для ко­то­рой при­спо­соб­ле­ние к ЧП ока­зы­ва­ет­ся пу­тем к со­ци­аль­но­му успе­ху.

В от­ли­чие от До­наль­да Трам­па рос­сий­ский пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин пре­бы­ва­ет в гар­мо­нии и с по­ли­ти­че­ским клас­сом, и с гос­ап­па­ра­том. Из­вест­но­го ро­да чрез­вы­чай­щи­на дав­но пре­вра­ти­лась в ру­ти­ну, в по­все­днев­ный дис­курс, ис­поль­зу­е­мый как для ре­а­ли­за­ции са­мых обык­но­вен­ных управ­лен­че­ских ре­ше­ний, так и для вы­да­ю­щих­ся про­яв­ле­ний ло­яль­но­сти. Здесь ца­рит са­мое боль­шое ожив­ле­ние, что, несо­мнен­но, свя­за­но с уси­ле­ни­ем борь­бы за кус­ки ху­де­ю­ще­го власт­но­го пи­ро­га. До­ста­точ­но один раз взгля­нуть на этот кар­на­вал чрез­вы­чай­ных мер, что­бы за­ме­тить, что ак­ти­вист­ки и ак­ти­ви­сты убеж­де­ны в за­ин­те­ре­со­ван­но­сти «су­ве­ре­на» в даль­ней­шем рас­ши­ре­нии ЧП. Сви­де­тель­ству этих прак­тич­ных лю­дей мож­но ве­рить: про­во­ди­мый в по­след­ние 15 лет курс на рас­ши­ре­ние ЧП есть ре­зуль­тат осо­знан­ных и по­сле­до­ва­тель­ных уси­лий. Но я не ви­дел ра­нее и не ви­жу сей­час ни объ­ек­тив­ных ос­но­ва­ний, ни го­су­дар­ствен­ной це­ле­со­об­раз­но­сти та­ко­го по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия ни в од­ном из его ас­пек­тов. Стра­те­гия удер­жа­ния вла­сти в ре­жи­ме «ста­биль­но­го чрез­вы­чай­но­го по­ло­же­ния» уста­ре­ла, со­вре­мен­ные об­ще­ство и го­су­дар­ство луч­ше справ­ля­ют­ся с лю­бы­ми опас­но­стя­ми, ко­гда их ин­сти­ту­там обес­пе­чи­ва­ет­ся воз­мож­ность ра­бо­ты в обыч­ном ре­жи­ме, и для Рос­сии это вер­но не ме­нее, чем для дру­гих стран. И ес­ли вдруг скром­ная и хо­ро­шо про­счи­тан­ная цель рос­сий­ской вла­сти со­сто­ит в том, что­бы в сле­ду­ю­щие несколь­ко де­ся­ти­ле­тий обес­пе­чить стране по­зи­цию не стре­мя­щей­ся к мо­дер­ни­за­ции «ре­ги­о­наль­ной дер­жа­вы» с ав­то­кра­ти­че­ским ре­жи­мом и ре­сурс­ной эко­но­ми­кой, то и для ее до­сти­же­ния по­тре­бу­ет­ся най­ти та­кой ба­ланс меж­ду сво­бод­ным са­мо­ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем об­ще­ства и гос­под­ством пра­вя­щей груп­пы, ко­то­рый поз­во­лил бы по край­ней ме­ре из­бе­гать даль­ней­шей де­гра­да­ции. Этот ба­ланс дав­но уже сме­щен не в поль­зу об­ще­ства, и мель­те­ше­ние чрез­вы­чай­ных мер лишь усу­губ­ля­ет по­ло­же­ние.- АВ­ТОР – ФИЛОСОФ, ПРИГЛАШЕННЫЙ ПРЕ­ПО­ДА­ВА­ТЕЛЬ ЕВ­РО­ПЕЙ­СКО­ГО УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТА В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ

ИГОРЬ МИХАЛЕВ / РИА НО­ВО­СТИ

За­чист­ки в Чечне – это глав­ные со­бы­тия но­вей­шей рос­сий­ской исто­рии, они уста­но­ви­ли гра­ни­цы воз­мож­но­го и до­пу­сти­мо­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.