Вот это по-муж­ски

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Петр Поспе­лов

Кон­церт ар­ген­тин­ско­го контра­те­но­ра от­крыл в Кон­церт­ном за­ле Чай­ков­ско­го неза­ви­си­мый фе­сти­валь «Опе­ра апри­о­ри», ко­то­рый в этом се­зоне прой­дет уже в чет­вер­тый раз. Фе­сти­валь успел при­ру­чить про­све­щен­ную пуб­ли­ку: рань­ше Фран­ко Фа­д­жо­ли ни­ко­гда не пел в Москве, а те­перь он, еще не спев ни од­ной но­ты, был встре­чен друж­ной ова­ци­ей пол­но­го за­ла.

Пе­вец при­е­хал в Моск­ву в хо­де ту­ра в под­держ­ку сво­е­го дис­ка Rossini, вы­шед­ше­го на Deutsche Grammophon. На дис­ке со­бра­ны арии из опер ком­по­зи­то­ра, ис­пол­ня­е­мые от ли­ца ге­ро­ев-муж­чин. На­пи­са­ны они, од­на­ко, бы­ли для жен­щин мец­цо-со­пра­но. И толь­ко се­го­дня, в XXI в., ис­кус­ство контра­те­но­ро­во­го пе­ния до­стиг­ло та­ко­го уров­ня, что пе­вец-муж­чи­на стал спо­со­бен ис­пол­нять брюч­ные пар­тии не толь­ко без по­терь, но и с осо­бым муж­ским ши­ком.

Здесь умест­но вспом­нить, на­при­мер, ав­стрий­ско­го контра­те­но­ра Мак­са Эма­ну­э­ля Цен­чи­ча, чей кон­церт укра­сил преды­ду­щий фе­сти­валь «Опе­ра апри­о­ри»: тот пел арии ба­рок­ко, на­пи­сан­ные для ка­стра­тов. Мож­но вспом­нить и жен­щи­ну, осво­ив­шую ре­пер­ту­ар ка­стра­тов, Че­чи­лию Бар­то­ли. И прий­ти к пред­по­ло­же­нию, что Фа­д­жо­ли от­кры­ва­ет дру­гую, воз­мож­но бо­лее но­вую, те­му. Под­ме­на ка­стра­та муж­чи­ной или жен­щи­ной пред­по­ла­га­ла ре­флек­сию на те­мы при­ро­ды и ис­кус­ства, на­силь­ствен­ной пе­ре­дел­ки есте­ства, це­ны, за­пла­чен­ной за ар­ти­сти­че­ское со­вер­шен­ство. Под­ме­на жен­щи­ны в ро­ли муж­чи­ны муж­чи­ной – об­рат­ная тра­ве­стия, бо­лее ве­се­лая по су­ще­ству и дру­же­ствен­ная жиз­не­лю­би­вой му­зы­ке Рос­си­ни. Что­бы стать муж­чи­ной, ты дол­жен за­петь как жен­щи­на, толь­ко луч­ше, – вот сю­жет па­ра­док­саль­ной прит­чи, ко­то­рую се­го­дня зо­вут Фран­ко Фа­д­жо­ли.

Прит­ча ока­за­лась лы­сой, улыб­чи­вой, строй­ной и при­вет­ли­вой. Фа­д­жо­ли спел пять арий в обя­за­тель­ной про­грам­ме и од­ну на бис. Все они – из се­рьез­ных, не ко­ми­че­ских опер Рос­си­ни. В каж­дой из них, будь то «Де­мет­рий и По­ли­бий», «Де­ва озе­ра», «Тан­кред», «Се­ми­ра­ми­да» или «Эду­ар­до и Кри­сти­на», есть ка­кой-ни­будь мо­ло­дой во­ин, ино­гда пе­чаль­ный, ча­ще ра­дост­ный, обыч­но влюб­лен­ный, ко­то­рый до­ве­ря­ет от­тен­ки сво­их на­стро­е­ний в мень­шей сте­пе­ни том­ной кан­ти­лене, в боль­шей – ру­ла­дам и ко­ло­ра­ту­рам. То и дру­гое по­лу­ча­лось у Фа­д­жо­ли пре­крас­но, ма­стер­ством он осна­щен без­упреч­ным: го­лос его про­сти­ра­ет­ся на две ок­та­вы, вез­де зву­чит по­движ­но и есте­ствен­но. Мо­жет быть, верх­ний ре­гистр не так си­лен и ярок, как, ска­жем, у Дэ­ви­да Хан­се­на (мос­ков­ской пуб­ли­ке те­перь есть с кем срав­нить лю­бо­го но­во­го контра­те­но­ра), но он есть. Се­ре­ди­на зву­чит при­ят­но, а осо­бен­но ча­ру­ют ниж­ние но­ты, ни­чем не на­по­ми­на­ю­щие муж­ской тембр (контра­те­но­рам, пе­ре­учен­ным из ба­ри­то­нов, есть че­му по­за­ви­до­вать), а зву­ча­щие по­хо­же на груд­ное жен­ское кон­траль­то. Вир­ту­оз­ные ру­ла­ды уда­ют­ся Фа­д­жо­ли без тру­да, а в неж­ной ти­хой кан­ти­лене он неот­ра­зи­мо тро­га­те­лен.

Каж­дый рос­си­ни­ев­ский юно­ша в ис­пол­не­нии Фа­д­жо­ли вы­шел ис­крен­ним, пыл­ким и счаст­ли­вым уже от­то­го, что по­ки­нул дам­ское об­ли­чье и вер­нул­ся к сво­е­му ис­кон­но­му по­лу. То же са­мое про­изо­шло и с мо­цар­тов­ским Ке­ру­би­но, чью арию гость спел в ка­че­стве вто­ро­го би­са. Мож­но вспом­нить, что эту же вещь пел и Дэ­вид Хан­сен, но у то­го она про­зву­ча­ла в ка­че­стве шут­ки. У но­во­го го­стя ария Voi che sapete ста­ла ло­гич­ным за­вер­ше­ни­ем от­вет­ствен­ной во­каль­но-ген­дер­ной мис­сии.

Как и про­шло­год­не­му Цен­чи­чу, Фа­д­жо­ли ак­ком­па­ни­ро­вал ор­кестр Musica viva и ди­ри­жер Мак­сим Еме­лья­ны­чев. Но пар­ти­ту­ры Рос­си­ни по­тре­бо­ва­ли рас­ши­рен­но­го со­ста­ва. В ор­кест­ре си­де­ли все до од­но­го пре­крас­ные му­зы­кан­ты, Еме­лья­ны­чев трак­то­вал му­зы­ку Рос­си­ни весь­ма ин­те­рес­но, от­ча­сти по­ба­роч­но­му, ста­ра­ясь вы­ло­вить из фак­ту­ры бо­га­тый со­бы­ти­я­ми ди­на­ми­че­ский кон­тур. Про­зву­ча­ли увер­тю­ры к «Ита­льян­ке в Ал­жи­ре» и «Се­виль­ско­му ци­рюль­ни­ку» (здесь Рос­си­ни как ав­тор ко­ми­че­ских опер на­вер­стал свое), Ин­тро­дук­ция, те­ма и ва­ри­а­ции с со­ли­ру­ю­щим клар­не­том, от­мен­но труд­ные да­же для та­ко­го вир­туо­за, как Ва­лен­тин Урю­пин, и Се­ре­на­да для се­ми му­зы­кан­тов. Пре­крас­ной иг­ры про­зву­ча­ло нема­ло, че­го сто­и­ла обиль­но со­ли­ру­ю­щая скрип­ка Еле­ны Кор­же­не­вич, и в ак­ком­па­не­мен­те пев­ца уда­лось не под­ве­сти, но от­по­ли­ро­вать до блес­ка ор­кест­ро­вое со­гла­сие му­зы­кан­там не уда­лось, а без него Рос­си­ни не ис­крил­ся, как мог бы.

Те­перь бы­ло бы ин­те­рес­но по­слу­шать Фа­д­жо­ли в ка­кой-ни­будь опе­ре – Цен­чи­ча мы, на­при­мер, слы­ша­ли не толь­ко соль­но, но и за­глав­ную пар­тию в «Си­рое» Хас­се. Но пусть этим зай­мет­ся кто-то еще из ор­га­ни­за­то­ров. А у фе­сти­ва­ля «Опе­ра апри­о­ри» дру­гие пла­ны: при­но­ше­ние Жос­ке­ну Де­п­ре, рос­сий­ская пре­мье­ра опе­ры Си­бе­ли­уса и проч. А та­кую ред­кость, как муж­чи­на в шта­нах, мы уже ни­ко­гда не за­бу­дем.-

Контра­те­нор Фран­ко Фа­д­жо­ли спел за ге­ро­ев Рос­си­ни. Рань­ше так по­сту­па­ли жен­щи­ны

ИРА ПОЛЯРНАЯ / ОПЕ­РА АПРИ­О­РИ

Фран­ко Фа­д­жо­ли уме­ет пре­вра­тить опер­ную арию в ве­се­лый па­ра­докс

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.