«Очень хо­чет­ся от­крыть отель на Кам­чат­ке»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр Губ­ский

ААлек­сис Де­ла­рофф рас­ска­зы­ва­ет о 20 го­дах ра­бо­ты на го­сти­нич­ном рын­ке Рос­сии и от­кры­тии но­вых оте­лей AccorHotels и объ­яс­ня­ет, по­че­му сре­ди управ­ля­ю­щих мно­го ино­стран­цев «Про­бле­ма Рос­сии – это ин­фра­струк­ту­ра и по­сто­ян­но ис­че­за­ю­щий при каж­дом кри­зи­се сред­ний класс»

лек­сис Де­ла­рофф – жи­вой сви­де­тель (и непо­сред­ствен­ный участ­ник) за­рож­де­ния и ста­нов­ле­ния го­сти­нич­но­го рын­ка Рос­сии. Впер­вые он при­е­хал в Рос­сию из Фран­ции в 1997 г. – от­кры­вать пер­вый Holiday Inn в Москве, а с 2002 г. ра­бо­та­ет в стране по­сто­ян­но. За эти го­ды воз­глав­ля­е­мая им сеть AccorHotels вы­шла в ли­де­ры в Рос­сии и стра­нах быв­ше­го СССР по чис­лу оте­лей: по дан­ным KPMG на ян­варь 2017 г., у AccorHotels бы­ло 36 дей­ству­ю­щих оте­лей, у Rezidor – 35. (По ко­ли­че­ству но­ме­ров впе­ре­ди Rezidor: 9398 про­тив 6902 у AccorHotels.) В ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» Де­ла­рофф рас­ска­зы­ва­ет, как эво­лю­ци­о­ни­ро­вал го­сти­нич­ный ры­нок Рос­сии, что пре­пят­ству­ет раз­ви­тию внут­рен­не­го и въезд­но­го ту­риз­ма в на­шей стране и как бу­дет ме­нять­ся гло­баль­ная ту­ри­сти­че­ская ин­ду­стрия в ре­зуль­та­те раз­ви­тия но­вых тех­но­ло­гий.

– Вы впер­вые при­е­ха­ли в Рос­сию по ра­бо­те в 1997 г.?

– Я да­же да­ту пом­ню – 5 де­каб­ря 1997 г., в этом го­ду бу­дет 20 лет. 29 де­каб­ря 1998 г., в раз­гар кри­зи­са, я от­крыл «Holiday Inn Ви­но­гра­до­во». Там я ра­бо­тал до кон­ца 2000 г., а по­том у ме­ня за­кон­чил­ся кон­тракт. Де­ла в го­сти­нич­ном биз­не­се и у InterContinental Hotels Group (вла­де­лец брен­да Holiday Inn. – «Ведомости»), в част­но­сти, бы­ли не очень хо­ро­ши­ми, и мне не пред­ло­жи­ли ни­че­го ин­те­рес­но­го в Москве. Я на­чал ис­кать у кон­ку­рен­тов. Про­шел по всем, но и у них на том эта­пе ни­че­го для ме­ня не бы­ло, и мне при­шлось уехать об­рат­но во Фран­цию. Там я по­ра­бо­тал год в Disneyland, а осе­нью 2001 г. ко мне об­ра­тил­ся быв­ший ге­не­раль­ный ме­не­джер го­сти­ни­цы Novotel в «Ше­ре­ме­тье­во», ко­то­рый стал ге­не­раль­ным по ре­ги­о­ну, и пред­ло­жил мне при­со­еди­нить­ся к Accor, что­бы от­крыть го­сти­ни­цу Novotel на Но­во­сло­бод­ской. Я со­гла­сил­ся и вер­нул­ся в Моск­ву в на­ча­ле 2002 г.

– С тех пор го­сти­нич­ный ры­нок в стране вы­рос ка­че­ствен­но и ко­ли­че­ствен­но. И все же, на мой взгляд, го­сти­нич­ная ин­ду­стрия в Рос­сии сей­час на­хо­дит­ся на том же эта­пе раз­ви­тия, что роз­нич­ная тор­гов­ля 20 лет на­зад: то­гда на до­лю роз­нич­ных се­тей при­хо­ди­лись лишь про­цен­ты в об­щем объ­е­ме тор­гов­ли, а сей­час в круп­ных го­ро­дах их до­ля уже боль­ше по­ло­ви­ны. Как вы счи­та­е­те, го­сти­нич­ным се­тям по си­лам по­вто­рить этот успех в Рос­сии?

– Ко­неч­но. По­то­му что ма­лень­ким го­сти­ни­цам слож­но по­лу­чать хо­ро­шие усло­вия по за­куп­кам, хо­ро­шие усло­вия от си­стем бро­ни­ро­ва­ния и т. д. В США 80% го­сти­нич­но­го пар­ка – это брен­ды. Во Фран­ции до­ля брен­дов – 45–50%, в Гер­ма­нии – мень­ше, по­то­му что там очень мно­го се­мей­но­го биз­не­са, и во­об­ще, чем во­сточ­нее, тем мень­ше до­ля брен­дов. В Рос­сии это­го не бы­ло, но это при­дет. Рост есть, но он не та­кой быст­рый, как в роз­нич­ной тор­гов­ле, по­то­му что у нас нет фор­ма­та ги­пер­мар­ке­та, на­при­мер.

– Го­сти­ни­цу «Рос­сия» в Москве снес­ли, а это был ги­пер­мар­кет.

– Да, но в по­след­ние го­ды су­ще­ство­ва­ния этой го­сти­ни­цы там бы­ло боль­ше та­ра­ка­нов, чем кли­ен­тов. Я ду­маю, что фор­мат ги­пер­мар­ке­та в го­сти­нич­ном биз­не­се не очень хо­ро­шо ра­бо­та­ет. В США есть та­кие ги­ган­ты – в Лас-Ве­га­се – по 2000– 3000 но­ме­ров. В Ев­ро­пе – нет.

Это уже не го­сте­при­им­ство, а кон­вей­ер. Я ра­бо­тал в Disneyland, у ме­ня бы­ла го­сти­ни­ца на 1100 но­ме­ров – мне бы­ло неин­те­рес­но. По­то­му что ты не управ­ля­ешь ка­че­ством, ты не встре­ча­ешь­ся с людь­ми. Ты управ­ля­ешь из­держ­ка­ми: cheсk-in, cheсk-out, оче­ре­ди на зав­тра­ки... На­вер­ное, есть лю­ди, ко­то­рым ин­те­рес­но это, но мне в го­сти­нич­ном биз­не­се нра­вит­ся об­щать­ся с со­труд­ни­ка­ми и кли­ен­та­ми. Это­го ты не мо­жешь де­лать, ко­гда у те­бя 1100 но­ме­ров.

Я ду­маю, что Рос­сия до­стиг­нет по­ка­за­те­ля 50% се­те­вых оте­лей, но это зай­мет очень мно­го вре­ме­ни. По­то­му что сей­час идет за­мед­ле­ние тем­па стро­и­тель­ства оте­лей: став­ки кре­ди­то­ва­ния очень вы­со­ки и это де­ла­ет стро­и­тель­ство но­вых оте­лей очень до­ро­гим. Тем не ме­нее мы ви­дим, что ин­ве­сто­ры по­ни­ма­ют, что им на­до ухо­дить от стро­и­тель­ства только офи­сов, или только ри­тей­ла, или только жи­лья; есть ин­те­рес к раз­ви­тию но­вых на­прав­ле­ний в биз­не­се, и оте­ли те­перь то­же вхо­дят в ин­ве­сти­ци­он­ный порт­фель раз­ных ком­па­ний. По­смот­ри­те, на­при­мер, на биз­нес АФК «Си­сте­ма».

– На­сколь­ко хо­рош был 2016 год для AccorHotels в Рос­сии и дру­гих стра­нах, за ко­то­рые вы от­ве­ча­е­те, и че­го вы ожи­да­е­те от 2017 г.?

– 2016 год был очень хо­ро­шим. В Рос­сии и СНГ мы от­кры­ли шесть оте­лей, бо­лее 1300 но­ме­ров, и сре­ди кон­ку­рен­тов мы на 1-м ме­сте по ко­ли­че­ству но­ме­ров и го­сти­ниц, от­крыв­ших­ся в 2016 г.

На­ши драй­ве­ры ро­ста – Москва, Санкт-Пе­тер­бург, Со­чи, Ки­ев и Тби­ли­си. Это го­ро­да, в ко­то­рых луч­ше все­го за­пол­ня­е­мость, где до­ход­ность вы­ше все­го. Эти го­ро­да – 40% на­ше­го го­сти­нич­но­го пар­ка и 60% на­шей при­бы­ли. Дру­гие ре­ги­о­ны с пе­ре­мен­ным успе­хом ра­бо­та­ют. Где-то непло­хо – в Ро­сто­ве, Ка­ли­нин­гра­де, Яро­слав­ле. В Са­ма­ре бы­ло тя­же­ло, в Че­бок­са­рах – непро­сто. В Ниж­нем Нов­го­ро­де у нас успеш­но ра­бо­та­ет отель Ibis, хо­тя в про­шлом го­ду там так­же от­кры­лись Courtyard by Marriott и Hampton by Hilton. Наш отель смог со­хра­нить хо­ро­шие по­ка­за­те­ли, но, ко­неч­но, по срав­не­нию с 2015 г. они ни­же.

Мы не ви­дим ни­ка­ких при­чин для за­мед­ле­ния ро­ста в 2017 г., по­это­му бюд­жет у нас за­ло­жен с боль­шим ро­стом. И не только по­то­му, что мы от­кры­ва­ем но­вые го­сти­ни­цы, но и по­то­му, что су­ще­ству­ю­щие го­сти­ни­цы ра­бо­та­ют все луч­ше и луч­ше. Од­на из за­дач на 2017 г. – это под­нять сред­нюю це­ну за но­мер. По­то­му что за­груз­ки до­воль­но вы­со­кие – в рай­оне 70% и вы­ше (в Москве, Санкт-Пе­тер­бур­ге, Со­чи и Тби­ли­си). Ко­гда нет но­ме­ров, ты не мо­жешь в од­ну ночь взять и по­стро­ить еще один но­мер, по­это­му на­до про­да­вать по­до­ро­же те, ко­то­рые у те­бя есть. Это нор­маль­но.

– Я ви­дел спи­сок ва­ших за­пла­ни­ро­ван­ных от­кры­тий на 2017 г.: «Ibis Ок­тябрь­ское По­ле», «Novotel Ар­хан­гельск», «Ibis Ир­кутск», «Ibis До­мо­де­до­во», Novotel в Ал­ма-Ате, Mercure в Мин­ске, Pullman в Ба­ку и Ibis Styles в Тби­ли­си. Бо­лее или ме­нее все по­нят­но. Ме­ня уди­ви­ла в этом спис­ке только Одес­са, а имен­но бу­тик-отель под ва­шим но­вым брен­дом MGallery. По­че­му?

– Мы с соб­ствен­ни­ком под­пи­са­ли од­но­вре­мен­но два до­го­во­ра: стро­и­тель­ство Novotel Resort на пля­же Ар­ка­дия в Одес­се и ма­лень­кий отель MGallery на 50 но­ме­ров на Ека­те­ри­нин­ской пло­ща­ди. Для нас при­быль­ность этих двух оте­лей бы­ла ин­те­рес­на. Но по раз­ным при­чи­нам про­ект Novotel от­пал, и мы на этом эта­пе обо­юд­но от­ка­за­лись от него. Остал­ся только MGallеry, но мы ре­ши­ли про­дол­жить стро­и­тель­ство. Это бу­дет пер­вый MGallery в ре­ги­оне, очень кра­си­вый отель. Го­раз­до луч­ше, чем «Бри­столь» – са­мый луч­ший отель в Одес­се на се­го­дняш­ний день.

– На ваш взгляд, в Москве, Пе­тер­бур­ге, Со­чи еще оста­лось ме­сто для люк­со­вых оте­лей или эта ни­ша уже за­пол­не­на?

– Как по­ка­зы­ва­ет наш опыт, са­мые вос­тре­бо­ван­ные брен­ды – сред­не­го це­но­во­го сег­мен­та и бюд­жет­ные. На­вер­ное, для од­но­го из на­ших люк­со­вых брен­дов – Sofitel или Fairmont – ме­сто еще есть. Ду­маю, в «Москва-си­ти», на­при­мер, он был бы вос­тре­бо­ван.

– Но у вас же бы­ли пла­ны от­крыть 5-звез­доч­ный отель в «Москва-си­ти»?

– Да, но ин­ве­стор в кон­це кон­цов ре­шил стро­ить апар­та­мен­ты, и до­го­вор был рас­торг­нут. В люк­со­вый отель на ин­ве­сти­ци­он­ном уровне на­до вло­жить го­раз­до боль­ше де­нег, пе­ред тем как по­лу­чить при­быль, а апар­та­мен­ты по-дру­го­му ра­бо­та­ют. И они для бан­ки­ров бо­лее по­нят­ны, по­это­му так по­лу­чи­лось. Но у нас и сей­час есть про­ек­ты в «Москва-си­ти».

– А есть ли в Рос­сии ка­кие-то ме­ста, где у вас сей­час нет и не пла­ни­ру­ет­ся оте­лей, но хо­те­лось бы от­крыть? Мо­жет быть, на Ал­тае, Бай­ка­ле?

– Мы бы­ли с ди­рек­то­ром по раз­ви­тию в де­каб­ре на Кам­чат­ке, в Ха­ба­ров­ске, Вла­ди­во­сто­ке, на Са­ха­лине. Мы ду­ма­ем, там есть по­тен­ци­ал. Очень хо­чет­ся от­крыть отель на Кам­чат­ке, но на Кам­чат­ке су­ще­ству­ют бу­ты­лоч­ные гор­лыш­ки. Од­но из них – аэро­порт. Этот аэро­порт не мо­жет при­нять и от­пра­вить бо­лее од­но­го са­мо­ле­та од­но­вре­мен­но, на мой взгляд. Про­сто боль­ше фи­зи­че­ски нет ме­ста, нет за­ла ожи­да­ния. Ин­фра­струк­ту­ра ре­ги­о­на во­об­ще очень непро­стая. Дороги

есть в го­ро­де, но на вы­ез­де из го­ро­да уже фак­ти­че­ски нет удоб­но­го транс­пор­та.

В этом го­ду мы от­кро­ем го­сти­ни­цу в Ир­кут­ске. Это не Бай­кал, но тем не ме­нее те лю­ди, ко­то­рые при­ез­жа­ют в Ир­кутск на несколь­ко дней, они от­ту­да и до Бай­ка­ла до­едут по­смот­реть на него. Бай­кал и его по­бе­ре­жье – это ме­сто для ку­рорт­ных оте­лей, а это не со­всем на­ша спе­ци­аль­ность, на­ше на­прав­ле­ние. По­это­му на се­го­дняш­ний день мы и Ал­тай не силь­но рас­смат­ри­ва­ем. Един­ствен­ное ис­клю­че­ние – это гор­но­лыж­ный ку­рорт «Ро­за ху­тор», где у нас ра­бо­та­ет отель Mercure. Это дру­гие объ­е­мы, дру­гие воз­мож­но­сти и дру­гой по­тен­ци­ал – он огром­ный там, и мы рас­смат­ри­ва­ем с на­ши­ми парт­не­ра­ми (струк­ту­ра­ми, свя­зан­ны­ми с Вла­ди­ми­ром По­та­ни­ным. – «Ведомости») но­вые про­ек­ты в «Ро­зе ху­тор» на пла­то. Кро­ме то­го, ин­ве­стор со­би­ра­ет­ся уве­ли­чи­вать ко­ли­че­ство трасс для ка­та­ния, так что там, ве­ро­ят­нее все­го, мы еще один или па­ру оте­лей от­кро­ем.

– А что вы ду­ма­е­те про пер­спек­ти­вы ва­ших со­се­дей в гор­ном кла­сте­ре Со­чи – «Гор­ки го­ро­да»? Не бо­и­тесь, что ка­зи­но в «Гор­ках» рас­пу­га­ет ва­ших се­мей­ных го­стей в «Ро­зе ху­тор»?

– Я бы не стал ком­мен­ти­ро­вать «Гор­ки» в срав­не­нии тем бо­лее с «Ро­зой ху­тор». Это со­вер­шен­но раз­ные ку­рор­ты и ауди­то­рии. Од­но мо­гу ска­зать: ка­зи­но ста­нет для «Го­рок» хо­ро­шим под­спо­рьем, хо­тя ка­зи­но вле­чет за со­бой опре­де­лен­ную пуб­ли­ку...

– Го­сти­нич­ный ком­плекс ря­дом с Ки­ев­ским вок­за­лом, объ­еди­нив­ший оте­ли Ibis, Novotel и Adagio, ко­то­рый вы от­кры­ли в про­шлом го­ду, стал са­мым круп­ным го­сти­нич­ным объ­ек­том, по­явив­шим­ся в Москве по­сле Олим­пи­а­ды-1980. Что бы­ло са­мым слож­ным в этом про­ек­те?

– По­сколь­ку зе­мель­ный уча­сток рас­по­ло­жен в зоне плот­ной за­строй­ки (вбли­зи на­хо­дит­ся ТЦ «Ев­ро­пей­ский», а так­же круп­ный транс­порт­ный узел, объ­еди­ня­ю­щий Ки­ев­ский вок­зал, три ли­нии мет­ро­по­ли­те­на, аэро­экс­пресс, ав­то­бус­ные марш­ру­ты), то, на­сколь­ко мне из­вест­но, стро­и­тель­ные ра­бо­ты ве­лись в очень слож­ных усло­ви­ях. Кро­ме то­го, там был пло­хой грунт. Но это на­ши ин­ве­сто­ры – груп­па «Па­те­ро» – ре­ша­ли все эти про­бле­мы. Для нас как опе­ра­то­ра про­блем фак­ти­че­ски не бы­ло. Мы на­шли силь­но­го ге­не­раль­но­го управ­ля­ю­ще­го ком­плек­сом, ко­то­рый при­е­хал в Моск­ву. Кро­ме то­го, у нас столь­ко го­сти­ниц на се­го­дняш­ний день, что мы мо­жем быст­ро сфор­ми­ро­вать ко­стяк ко­ман­ды.

– У AccorHotels те­перь боль­шой биз­нес в Рос­сии. Как, на ваш взгляд, из­ме­нил­ся ры­нок тру­да? Вам ста­ло лег­че на­ни­мать лю­дей, лю­ди ста­ли про­фес­си­о­наль­нее?

– Ры­нок тру­да сей­час пе­ре­жи­ва­ет непро­стые вре­ме­на и в Москве, и в ре­ги­о­нах Рос­сии. И по­это­му лю­бой че­ло­век, ко­то­рый по­лу­ча­ет сей­час ра­бо­ту, чуть-чуть доль­ше дер­жит­ся и, на­вер­ное, предъ­яв­ля­ет мень­ше тре­бо­ва­ний по по­вы­ше­нию зар­пла­ты. Но ска­зать, что на­род на уровне ря­до­вых со­труд­ни­ков стал бо­лее про­фес­си­о­наль­ным, я не мо­гу. Ря­до­вые со­труд­ни­ки – это лю­ди, ко­то­рые только на­чи­на­ют ка­рье­ру и ду­ма­ют: «По­че­му бы не по­ра­бо­тать в го­сти­ни­це?» Но это тя­же­лый труд, и ес­ли у те­бя нет стрем­ле­ния ра­бо­тать с кли­ен­та­ми, жить с ни­ми, со­чув­ство­вать, по­мо­гать, то в го­сти­нич­ном биз­не­се ты на­дол­го не за­дер­жишь­ся.

– Сколь­ко у вас сей­час ино­стран­цев сре­ди управ­ля­ю­щих оте­ля­ми?

– В Москве на 16 го­сти­ниц пять экс­па­тов. Как ни стран­но, до­воль­но слож­но най­ти хо­ро­ше­го управ­ля­ю­ще­го для оте­ля в ре­ги­оне или от­пра­вить ту­да моск­ви­ча. Есть ино­стран­цы в Ка­ли­нин­гра­де, Тю­ме­ни. В Са­ма­ре только что по­ме­ня­ли ино­стран­ца на рос­сий­ско­го граж­да­ни­на. Россияне обу­ча­ют­ся: ес­ли вс­пом­нить 1992 г., ко­гда мы от­кры­ва­ли Novotel в «Ше­ре­ме­тье­во», то из 500 со­труд­ни­ков бы­ло 45 экс­па­тов.

– У AccorHotels есть со­гла­ше­ние с FIFA. Вы бу­де­те раз­ме­щать офи­ци­аль­ные де­ле­га­ции во вре­мя мат­чей чем­пи­о­на­та ми­ра по фут­бо­лу – 2018?

– Да, мы под­пи­са­ли со­гла­ше­ние. Но не с Match Accommodation (ком­па­ни­ей, от­ве­ча­ю­щей за би­лет­ную про­грам­му и раз­ме­ще­ние го­стей ЧМ-2018. – «Ведомости») и не с FIFA, а с те­ле­ве­ща­те­ля­ми – HBS. И это очень хо­ро­шее со­гла­ше­ние, по­то­му что те­ле­ви­зи­он­щи­ки при­ез­жа­ют до на­ча­ла ЧМ и оста­ют­ся на неко­то­рое вре­мя по­сле его за­вер­ше­ния. Ра­бот­ни­ки, об­слу­жи­ва­ю­щие ЧМ, не бу­дут си­сте­ма­ти­че­ски все гро­мить, что вы­год­но от­ли­ча­ет их от бо­лель­щи­ков. Кро­ме то­го, до­го­вор под­пи­сан для всех го­сти­ниц и во всех го­ро­дах, где бу­дут про­хо­дить со­рев­но­ва­ния ЧМ. Един­ствен­ный го­род, в ко­то­ром у нас не бу­дет оте­ля во вре­мя ЧМ, – Вол­го­град.

– AccorHotels ку­пи­ла го­сти­нич­ную груп­пу FRHI. На ваш биз­нес в Рос­сии это как-то по­вли­я­ло?

– У нас до­ба­ви­лось че­ты­ре го­сти­ни­цы в ре­ги­оне. Это по­ка не силь­но вли­я­ет, но, по­сколь­ку мы на­хо­дим­ся в Рос­сии и хо­ро­шо зна­ем этот ры­нок, я ду­маю, что де­ве­ло­п­мент брен­дов, при­над­ле­жав­ших FRHI, – Fairmont, Raffles и Swissotel – уско­рит­ся. Ко­ман­ды уже ин­те­гри­ру­ют­ся. Сей­час в рам­ках AccorHotels со­зда­ет­ся под­раз­де­ле­ние люк­со­вых оте­лей, и управ­лять этим под­раз­де­ле­ни­ем бу­дут быв­шие со­труд­ни­ки FRHI. По­то­му что мы ку­пи­ли FRHI не только из-за брен­дов, но и из-за ноу-хау и экс­пер­ти­зы в люк­со­вом сег­мен­те.

– Кон­со­ли­да­ция – яв­ный тренд го­сти­нич­но­го рын­ка. Что она да­ет го­сти­нич­ным се­тям?

– Дей­стви­тель­но, Marriott и Starwood объ­еди­ни­лись, сей­час ки­тай­цы вы­ку­пи­ли Rezidor и по­ку­па­ют, ка­жет­ся, Hilton. Мы са­ми ку­пи­ли сеть FRHI и ста­но­вим­ся парт­не­ра­ми и ак­ци­о­не­ра­ми дру­гих ком­па­ний, та­ких как 25hours Hotels. По­то­му что иг­ро­ки долж­ны быть еще креп­че, боль­ше, что­бы про­ти­во­сто­ять внеш­ней угро­зе в ви­де Airbnb и Booking.com.

– Что да­ет раз­мер? Мень­шую кре­дит­ную став­ку? Но ведь у вас те­перь два де­сят­ка брен­дов. Слож­но же опе­ри­ро­вать та­ким ко­ли­че­ством брен­дов?

– Нет. На­при­мер, во Фран­ции нам не хва­та­ет брен­дов. У нас там бо­лее 1000 оте­лей и ино­гда пять го­сти­ниц Ibis в од­ном го­ро­де. От­кры­вать ше­стой Ibis соб­ствен­ник уже не хо­чет, он хо­чет что-то но­вое. В стра­нах с ме­нее раз­ви­тым го­сти­нич­ным биз­не­сом этот во­прос еще не воз­ни­ка­ет, но в ка­кой-то мо­мент воз­ник­нет. В Рос­сию и СНГ уже при­шел очень боль­шой ап­пе­тит ко все­му но­во­му – в част­но­сти, боль­шой ин­те­рес к 25hours Hotels в неко­то­рых ре­ги­о­нах.

– Airbnb и Booking.com для вас се­рьез­ные кон­ку­рен­ты?

– Booking.com – силь­ней­ший иг­рок на рын­ке Рос­сии и СНГ. Это ос­нов­ной наш кон­ку­рент, но всем из­вест­но, что у него нет оте­лей. Booking. com поль­зу­ет­ся на­ши­ми оте­ля­ми и за­ра­ба­ты­ва­ет боль­шие день­ги. Он си­лен, но с ним на­до ра­бо­тать. Есть го­ро­да, есть се­зо­ны, есть спе­ци­фи­че­ские оте­ли, где он очень ну­жен, что­бы за­пол­нить на­ши оте­ли. Но в Яро­слав­ле, Ка­ли­нин­гра­де или Со­чи на Но­вый год он нам аб­со­лют­но не ну­жен. Мы мо­жем за­пол­нять оте­ли са­ми, че­рез на­ши соб­ствен­ные ка­на­лы и не пла­тить су­ма­сшед­шие ко­мис­сии.

– Airbnb не та­кой силь­ный? Да­же в Пе­тер­бур­ге?

– Для нас Airbnb на се­го­дняш­ний день не ос­нов­ной кон­ку­рент. За­груз­ка на­ших го­сти­ниц в Санк­тПе­тер­бур­ге очень вы­со­кая. Я ду­маю, в следующем го­ду за­груз­ка оста­нет­ся та­кой же, но сред­няя це­на про­даж под­ни­мет­ся. Как вы зна­е­те, Airbnb силь­ный иг­рок в За­пад­ной Ев­ро­пе – и да­же там не вез­де: в Па­ри­же и Лон­доне – силь­ный, но в Бер­лине – уже не та­кой. Он силь­ный там, где есть огром­ный спрос, огром­ный ры­нок, на­при­мер в Май­а­ми. Он си­лен там, где за­ко­но­да­тель­ство несо­вер­шен­но. В НьюЙор­ке он был за­пре­щен: вла­сти Нью-Йор­ка хо­те­ли, что­бы Airbnb вы­да­вал всех, кто сда­ет квар­ти­ры, что­бы те пла­ти­ли на­ло­ги. Airbnb не со­гла­сил­ся, и эту оп­цию в НьюЙор­ке за­кры­ли.

А Рос­сия – не то ме­сто, где ему ин­те­рес­но раз­ви­вать­ся: недо­ста­точ­но при­ез­жа­ю­щих. Ос­нов­ной ту­ри­сти­че­ский биз­нес в Пи­те­ре – это груп­по­вые туры. Ки­тай­цев очень мно­го, но они не бу­дут ис­поль­зо­вать Airbnb. Мо­жет быть, ко­гда Рос­сия от­кро­ет­ся и пол­но­стью от­ме­нят ви­зы, ко­гда хлы­нут ин­ди­ви­ду­аль­ные ту­ри­сты, то­гда Airbnb мо­жет стать се­рьез­ным кон­ку­рен­том.

– Ко­ли­че­ство ту­ри­стов из Ки­тая в Рос­сии зна­чи­тель­но рас­тет. В ва­ших оте­лях что-то ме­ня­ет­ся, они ста­но­вят­ся China-friendly?

– Мы дав­но уже ком­па­ния Chinafriendly. Мы дей­стви­тель­но ви­дим, что при­ез­жа­ет очень мно­го ки­тай­цев, осо­бен­но ле­том. И ино­гда да­же при­хо­дит­ся ре­гу­ли­ро­вать ба­ланс меж­ду груп­па­ми и ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми кли­ен­та­ми, что­бы для ин­ди­ви­ду­аль­ных кли­ен­тов оста­ва­лось ме­сто в на­ших оте­лях. Этим на­до управ­лять. Что­бы не ока­за­лось так, что в го­сти­ни­це на 150 но­ме­ров тур­груп­пы за­ня­ли 100 но­ме­ров. И ты при­хо­дишь на зав­трак и не по­ни­ма­ешь, ку­да ты по­пал, где твое ме­сто: швед­ские сто­лы пу­стые, а у со­труд­ни­ков да­же нет вре­ме­ни при­не­сти еду из кух­ни. Это непра­виль­но. По­это­му не­об­хо­ди­мо най­ти пра­виль­ный ба­ланс меж­ду груп­по­вым биз­не­сом и ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми ту­ри­ста­ми. Это очень важ­ный мо­мент, ина­че ин­ди­ви­ду­аль­ные ту­ри­сты боль­ше не бу­дут воз­вра­щать­ся к нам.

– На ваш взгляд, ка­кие драй­ве­ры су­ще­ству­ют для даль­ней­ше­го раз­ви­тия ту­риз­ма в Рос­сии? Есть оцен­ка в 55 млн но­чей в 2016 г., и не­ко­то­рые счи­та­ют, что это пик внут­рен­не­го ту­риз­ма: боль­ше неот­ку­да взять­ся в стране но­вым ту­ри­стам, де­нег у них боль­ше не ста­нет и еще боль­ше ез­дить они не бу­дут. Оста­ет­ся на­де­ять­ся только на въезд­ной ту­ризм или внут­рен­ний то­же мо­жет рас­ти?

– Мо­жет рас­ти. Как пра­ви­ло, внут­рен­ний ту­ризм – это 80% лю­бо­го ту­риз­ма в лю­бой стране Ев­ро­пы, по­это­му он дол­жен рас­ти. Про­бле­ма Рос­сии – это ин­фра­струк­ту­ра и по­сто­ян­но ис­че­за­ю­щий при каж­дом кри­зи­се сред­ний класс. На­при­мер, вче­ра из Моск­вы я ехал в Яро­славль. Это 200 км, в Ев­ро­пе ты это рас­сто­я­ние пре­одо­ле­ешь за 2 ча­са, здесь, ес­ли очень по­ве­зет, – за че­ты­ре. Ин­фра­струк­тур­ные про­бле­мы тор­мо­зят ту­ризм. На Кам­чат­ке ты не мо­жешь до­е­хать до до­ли­ны гей­зе­ров, ту­да ле­тит только вер­то­лет. По­ка эти во­про­сы не бу­дут ре­ше­ны, бур­но раз­ви­вать­ся ту­ризм про­сто не мо­жет.

Но по­смот­ри­те, как быст­ро раз­ви­ва­ет­ся ту­ризм, ко­гда ин­фра­струк­ту­ра есть, на­при­мер в Со­чи. Я не ве­рил в Со­чи. Мы за­шли ту­да только по­то­му, что ту­да при­шел наш дав­ний парт­нер и по­то­му что все ту­да за­хо­ди­ли. Но те­перь я по­ра­жен, на­сколь­ко все хо­ро­шо там ра­бо­та­ет, на­сколь­ко хо­ро­шо там чув­ству­ет се­бя наш биз­нес.

– Во­прос про бу­ду­щий пей­заж ту­ри­сти­че­ской ин­ду­стрии. Есть мне­ние, что ту­ра­гент­ства, ра­бо­та­ю­щие на сред­ний класс, ис­чез­нут – эти лю­ди бу­дут пла­ни­ро­вать пу­те­ше­ствия са­мо­сто­я­тель­но. И оста­нут­ся только агент­ства, со­став­ля­ю­щие ин­ди­ви­ду­аль­ные про­грам­мы для бо­га­тых, и тур­ком­па­нии, пред­ла­га­ю­щие па­кет­ные туры для лю­дей с огра­ни­чен­ным бюд­же­том. Как это мо­жет по­вли­ять на го­сти­нич­ный биз­нес?

– Я ду­маю, что так и бу­дет. Ма­ло кто при­хо­дит из агент­ства, что­бы за­бро­ни­ро­вать себе про­жи­ва­ние. Я для сво­их по­ез­док по Ев­ро­пе сам все де­лаю на ком­пью­те­ре. По­это­му AccorHotels со­зда­ет та­кой циф­ро­вой про­дукт, ко­то­рый поз­во­лит охва­тить все эта­пы пла­ни­ро­ва­ния пу­те­ше­ствия. Сна­ча­ла ту­рист ре­ша­ет, ку­да ему по­ехать, за­хо­дит на наш сайт и ви­дит там раз­ные пред­ло­же­ния по оте­лям. И он смо­жет за­бро­ни­ро­вать на на­шем сай­те не только го­сти­ни­цу, но и в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве ав­то­мо­биль, авиа­рей­сы и т. д. По­это­му мы ку­пи­ли кон­сьерж-сер­вис John Paul – он да­ет воз­мож­ность ра­бо­тать с кли­ен­том до его при­ез­да в отель и по­сле отъ­ез­да из оте­ля.

– Как циф­ро­вые тех­но­ло­гии ме­ня­ют го­сти­нич­ный биз­нес, ка­кие но­вые услу­ги мо­гут по­явить­ся в бли­жай­шем бу­ду­щем?

– Они бу­дут ка­сать­ся в ос­нов­ном эта­пов пла­ни­ро­ва­ния пу­те­ше­ствия. Он­лайн cheсk-in и cheсk-out в на­ших го­сти­ни­цах уже есть. Но в Рос­сии в го­сти­ни­це при за­се­ле­нии все рав­но на­до предъ­явить пас­порт. А при вы­пис­ке биз­нес-пу­те­ше­ствен­ни­кам необ­хо­дим фис­каль­ный чек – ина­че они не смо­гут от­чи­тать­ся о ко­ман­ди­ров­ке. По­это­му есть огра­ни­че­ния. В Ев­ро­пе же на­ша за­да­ча – по мак­си­му­му под­нять он­лайн cheсk-in и cheсk-out, что­бы не со­зда­ва­лись оче­ре­ди по утрам, ко­гда вы­пи­сы­ва­ешь­ся, а ко­гда при­ез­жа­ешь ве­че­ром, до­ста­точ­но про­сто ска­зать: вот я та­кой-то, вот мой пас­порт, дай­те ключ. Ключ уже го­тов, и ты идешь в но­мер.

– Ка­кие про­фес­сии в оте­ле оста­нут­ся, ка­кие ис­чез­нут из-за рас­ши­ре­ния циф­ро­вых услуг?

– Я ду­маю, что все оста­нут­ся. По­то­му что го­сти­нич­ный биз­нес – тра­ди­ци­он­ный, тру­до­ем­кий, че­ло­ве­че­ские ру­ки все­гда бу­дут нуж­ны. Фронт-офис оста­нет­ся, но бу­дет боль­ше пред­став­лен в ви­де кон­сьер­жей, со­про­вож­да­ю­щих. Че­ло­ве­че­ский кон­такт и че­ло­ве­че­ские ру­ки ни­что не за­ме­нит. Да­же ес­ли на кухне ты по­лу­ча­ешь пла­сти­ко­вые па­ке­ты с го­то­вой едой, их все рав­но нуж­но раз­ре­зать, раз­ло­жить со­дер­жи­мое по та­рел­кам, разо­греть – и сде­лать все кра­си­во. Воз­мож­но, вме­сто 20–30 по­ва­ров бу­дет только пять, но они оста­нут­ся. Ду­маю, что струк­ту­ра пер­со­на­ла в го­сти­ни­це не силь­но из­ме­нит­ся.-

АН­ДРЕЙ ГОРДЕЕВ / ВЕДОМОСТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.