Управ­ле­ние тюрь­мой

Vedomosti - - КОММЕНТАРИИ - *Вла­ди­мир Куд­ряв­цев

Ис­то­рия осуж­де­ния и осво­бож­де­ния по­ли­ти­че­ско­го за­клю­чен­но­го Иль­да­ра Да­ди­на сно­ва за­ста­ви­ла об­ще­ство об­суж­дать те­му тю­рем­но­го насилия. Рос­сия не пер­вая и не един­ствен­ная стра­на, столк­нув­ша­я­ся с этой пробле­мой. По­на­ча­лу кри­ми­но­ло­ги и пе­но­ло­ги (пе­но­ло­гия – от­расль на­у­ки, за­ни­ма­ю­ща­я­ся про­бле­ма­ми на­ка­за­ния) ис­ка­ли объ­яс­не­ние это­му фе­но­ме­ну ис­клю­чи­тель­но в са­мих за­клю­чен­ных и охран­ни­ках – их ин­ди­ви­ду­аль­ных и груп­по­вых осо­бен­но­стях, но со вре­ме­нем при­шло по­ни­ма­ние, что не ме­нее важ­ную роль иг­ра­ют управ­лен­че­ские фак­то­ры. То, ка­ким об­ра­зом устро­е­но управ­ле­ние пе­ни­тен­ци­ар­ны­ми за­ве­де­ни­я­ми – как мы их пла­ни­ру­ем, уком­плек­то­вы­ва­ем со­труд­ни­ка­ми и фи­нан­си­ру­ем, – вли­я­ет на уро­вень насилия в тюрь­мах и ко­ло­ни­ях.

Мы не так уж мно­го зна­ем о си­сте­ме ис­пол­не­ния на­ка­за­ний. Да­же са­мые об­щие све­де­ния о ней про­ще най­ти в статистике ООН и Со­ве­та Ев­ро­пы, чем на сай­те ФСИН, осо­бен­но в ди­на­ми­ке или срав­ни­тель­ной пер­спек­ти­ве. Но мы зна­ем не­ко­то­рые циф­ры, ко­то­рые поз­во­лят луч­ше по­нять про­бле­мы рос­сий­ской пе­ни­тен­ци­ар­ной си­сте­мы.

Мы зна­ем, сколь­ко в ней тю­рем­но­го пер­со­на­ла: по­ряд­ка 225 000 че­ло­век. Ес­ли го­во­рить о со­от­но­ше­нии с на­се­ле­ни­ем стра­ны, то это очень мно­го – 157 че­ло­век на 100 000 на­се­ле­ния за­ня­ты в де­ле охраны за­клю­чен­ных, что, ве­ро­ят­но, яв­ля­ет­ся ре­кор­дом сре­ди круп­ных стран (США, наш бли­жай­ший «кон­ку­рент» по раз­ме­рам пе­ни­тен­ци­ар­ной си­сте­мы, в по­след­ние го­ды не предо­став­ля­ли ООН та­кую ста­ти­сти­ку). Из стран с на­се­ле­ни­ем бо­лее 10 млн жи­те­лей этот по­ка­за­тель со­по­ста­вим с рос­сий­ским только на Укра­ине, в Че­хии и Чи­ли (104, 101 и 100 че­ло­век со­от­вет­ствен­но). Это про­бле­ма са­ма по себе – бо­лее 200 000 че­ло­век фак­ти­че­ски вы­клю­че­ны из нор­маль­ной эко­но­ми­че­ской жиз­ни. В си­лу спе­ци­фи­ки рас­по­ло­же­ния мест за­клю­че­ния в Рос­сии эти лю­ди жи­вут в изо­ля­ции ма­лень­ких го­род­ков и по­сел­ков, где ко­ло­ния – гра­до­об­ра­зу­ю­щее пред­при­я­тие. Най­ти ра­бо­ту за ее пре­де­ла­ми очень слож­но, по­это­му из эко­но­ми­че­ской жиз­ни вы­клю­ча­ют­ся не только са­ми охран­ни­ки, но и чле­ны их се­мей – до по­лу­мил­ли­о­на по­тен­ци­аль­но эко­но­ми­че­ски ак­тив­ных граж­дан. И не­смот­ря на то, что усло­вия про­жи­ва­ния у них несо­из­ме­ри­мо луч­ше, чем те, в ко­то­рых при­хо­дит­ся оби­тать их под­опеч­ным, охран­ни­ки и их се­мьи фак­ти­че­ски на­хо­дят­ся в вы­нуж­ден­но-доб­ро­воль­ном за­клю­че­нии. Это, в свою оче­редь, по­рож­да­ет це­лый пласт про­блем, свя­зан­ных с со­ци­а­ли­за­ци­ей, мо­биль­но­стью и ка­че­ством жиз­ни.

Ес­ли же мы посмот­рим на со­от­но­ше­ние пер­со­на­ла и за­клю­чен­ных, то оно бу­дет рав­но при­мер­но трем за­клю­чен­ным на од­но­го со­труд­ни­ка си­сте­мы. Это зна­че­ние вы­ше сред­не­ми­ро­во­го (2к 1) и вы­гля­дит вполне бла­го­по­луч­но на фоне пе­чаль­но зна­ме­ни­тых тай­ских тю­рем (24 к 1). Но ес­ли мы срав­ним его с ис­пра­ви­тель­ны­ми си­сте­ма­ми, счи­та­ю­щи­ми­ся наи­бо­лее успеш­ны­ми (Скан­ди­на­вия и Се­вер­ная Ев­ро­па), то об­на­ру­жим, что там это со­от­но­ше­ние –1 к 1, в от­дель­ных слу­ча­ях (на­при­мер, Да­ния) – с пе­ре­ве­сом в поль­зу пер­со­на­ла. Ча­стич­но этот факт объ­яс­ня­ет­ся тем, что в Рос­сии дей­ству­ет до­став­ша­я­ся в на­след­ство от СССР фор­ма за­клю­че­ния осуж­ден­ных в ко­ло­ни­ях, где они жи­вут в сво­е­го ро­да об­ще­жи­ти­ях (ко­то­рые са­ми за­клю­чен­ные на­зы­ва­ют ба­ра­ка­ми), а се­ве­ро­ев­ро­пей­ская тра­ди­ция пред­по­ла­га­ет за­клю­че­ние в ка­ме­рах.

В тео­рии «ба­ра­ки» поз­во­ля­ют кон­тро­ли­ро­вать боль­шее чис­ло за­клю­чен­ных мень­ше­му ко­ли­че­ству пер­со­на­ла. На прак­ти­ке

Из эко­но­ми­че­ской жиз­ни вы­клю­ча­ют­ся не только са­ми охран­ни­ки, но и чле­ны их се­мей – до по­лу­мил­ли­о­на по­тен­ци­аль­но эко­но­ми­че­ски ак­тив­ных граж­дан

это озна­ча­ет необ­хо­ди­мость боль­ше­го ко­ли­че­ства пол­но­мо­чий для от­дель­но­го охран­ни­ка, что, в свою оче­редь, со­зда­ет опас­ный про­стор для раз­лич­ных зло­упо­треб­ле­ний и в це­лом бо­лее жест­кой ли­нии по­ве­де­ния: ведь охран­ни­ку при­хо­дит­ся «обо­ро­нять­ся» от «пре­вос­хо­дя­щих сил» за­клю­чен­ных. В та­кой си­ту­а­ции лю­бое непо­ви­но­ве­ние по­чти неиз­беж­но при­во­дит к дис­ци­пли­нар­ным воз­дей­стви­ям раз­ной сте­пе­ни гу­ман­но­сти, а ино­гда и за­кон­но­сти.

Дру­гой важ­ный фак­тор – сколь­ко стра­на тра­тит на сво­их за­клю­чен­ных. Рос­сия по­тра­ти­ла 262 млрд руб. на ра­бо­ту ФСИН в 2016 г. (для срав­не­ния: все МВД обо­шлось в 1,32 трлн руб.). Это чуть боль­ше 2% бюд­же­та и 0,3% ВВП. В день на од­но­го за­клю­чен­но­го тра­тит­ся при­мер­но 1600 руб., вклю­чая за­тра­ты на охра­ну, – по­чти в 2 ра­за ни­же сред­не­го по Ев­ро­пе. В Шве­ции на те же це­ли ухо­дит 0,8% бюд­же­та и 0,17% ВВП. Этот ка­жу­щий­ся па­ра­докс раз­ре­ша­ет­ся срав­не­ни­ем ко­ли­че­ства за­клю­чен­ных. В Рос­сии их 626 282 – тре­тье ме­сто в ми­ре по аб­со­лют­но­му зна­че­нию (по­сле КНР и США) и вось­мое – по от­но­си­тель­но­му (по­сле Сей­шел, США, Турк­ме­нии, Саль­ва­до­ра, Вир­гин­ских ост­ро­вов, Ку­бы, Гуа­ма) – 436 за­клю­чен­ных на 100 000 на­се­ле­ния (в Шве­ции этот по­ка­за­тель ра­вен 61).

Клю­че­вая про­бле­ма на­шей пе­ни­тен­ци­ар­ной си­сте­мы – ко­ли­че­ство за­клю­чен­ных. Для его сни­же­ния нуж­но ме­нять уго­лов­ную по­ли­ти­ку: ши­ре при­ме­нять аль­тер­на­тив­ные ви­ды на­ка­за­ния и ме­нять под­ход к борь­бе с от­дель­ны­ми ви­да­ми пре­ступ­ле­ний. Два при­ме­ра. Сей­час за хра­не­ние нар­ко­ти­ков для соб­ствен­но­го ис­поль­зо­ва­ния прак­ти­че­ски все­гда на­зна­ча­ют­ся реальные сро­ки ли­ше­ния сво­бо­ды. Это на­ка­за­ние не со­от­вет­ству­ет общественной опас­но­сти пре­ступ­ле­ния. По­ме­нять его мож­но че­рез из­ме­не­ние мо­де­ли рас­че­та ве­са нар­ко­ти­ка – учи­ты­вать не смесь, как сей­час, а вес чи­сто­го дей­ству­ю­ще­го ве­ще­ства. Дру­гой при­мер – осуж­ден­ные за эко­но­ми­че­ские и иму­ще­ствен­ные пре­ступ­ле­ния. Пе­ре­ход к прин­ци­пу «эко­но­ми­че­ские пре­ступ­ле­ния – эко­но­ми­че­ские на­ка­за­ния» поз­во­лил бы су­ще­ствен­но об­лег­чить тю­рем­ное бре­мя, не со­зда­вая рис­ков для за­ко­но­по­слуш­ных граж­дан.

Только эти две ме­ры поз­во­ли­ли бы, по на­шим оцен­кам, со­кра­тить тю­рем­ное на­се­ле­ние на 15–20% в пер­спек­ти­ве 1–2 лет.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.