Те­атр вто­ро­сте­пен­ных лю­дей

В «Те­ат­ре.doc» про­шла пре­мье­ра пя­ти­ча­со­во­го спек­так­ля «Уро­ды», в ко­то­ром го­род­ские су­ма­сшед­шие ре­а­ли­зу­ют свои те­ат­раль­ные мечты

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Алек­сей Ки­се­лев

Пред­ставь­те са­мых ко­ло­рит­ных чу­ди­ков из филь­мов Ки­ры Му­ра­то­вой за­од­но с мол­ча­ли­вы­ми фри­ка­ми из «Твин Пик­са» Дэ­ви­да Лин­ча. Пред­ставь­те, что в их рас­по­ря­же­нии ока­зал­ся уют­ный те­ат­раль­ный под­вал и пять ча­сов вре­ме­ни. Ес­ли бы та­кое бы­ло воз­мож­но, то по­лу­чи­лось бы нечто очень по­хо­жее на самую безум­ную пре­мье­ру се­зо­на – «Уро­дов» в «Те­ат­ре.doc».

Ре­жис­сер – от­ча­ян­ный де­бю­тант. Свой пер­вый спек­такль Ва­си­лий Бе­ре­зин по­ста­вил про­шлым ле­том в за­бро­шен­ном де­по у Кур­ско­го вок­за­ла («Ти­бет­ская кни­га мерт­вых»), вто­рой – в за­ко­ло­чен­ном ки­но­те­ат­ре на На­гор­ной («Бо­га­дель­ня»). В ан­но­та­ции к «Уро­дам» Бе­ре­зин под­чер­ки­ва­ет важ­ность «прин­ци­па амо­раль­но­сти» и обо­зна­ча­ет жанр пред­став­ле­ния как «аван­гард дни­ща». Оба предуве­дом­ле­ния бо­лее чем умест­ны.

Оба­я­тель­ный кон­фе­ран­сье, из-за низ­ко­го ро­ста и неко­то­рой кос­ма­то­сти по­хо­жий на леп­ри­ко­на-ста­ро­об­ряд­ца, пред­став­ля­ет­ся име­нем Ми­ха­эль. Сю­да, в луч све­та на фоне рос­кош­но­го изу­мруд­но­го за­на­ве­са, его при­ве­ла дав­няя меч­та по­ста­вить ав­то­био­гра­фи­че­скую пье­су про до­про­сы в КГБ. По­сле ча­со­вой ис­по­ве­ди Ми­ха­э­ля сло­во бе­рет Ве­ра Пав­лов­на, утон­чен­ная да­ма третьего воз­рас­та с ма­не­ра­ми учи­тель­ни­цы ИЗО, оде­тая по мо­де на­ча­ла про­шло­го ве­ка. Ее меч­та – по­ста­нов­ка пье­сы Эду­ар­до де Фи­лип­по «Сле­зы под зам­ком».

Про­ис­хо­дя­щее в пер­вые два ча­са по внеш­ним при­зна­кам ни­чем бы не от­ли­ча­лось от ста­ро­мод­но­го твор­че­ско­го ве­че­ра, ес­ли бы не мол­ча­ли­вый хра­ни­тель за­на­ве­са, что по сте­пе­ни ин­диф­фе­рент­но­сти не усту­па­ет глав­но­му ге­рою филь­ма «Пыль». Ссу­ту­лен­ный тип в оч­ках и с по­вяз­кой дру­жин­ни­ка раз в несколь­ко ми­нут по сиг­на­лу се­кун­до­ме­ра ото­дви­га­ет гар­ди­ну, за ко­то­рой впотьмах вид­не­ют­ся за­стыв­ший на сту­ле ка­кой-то дед и гра­ци­оз­но при­тан­цо­вы­ва­ю­щий смаз­ли­вый фрик в под­тяж­ках. Вме­сто зад­ни­ка – зер­ка­ло во всю вы­со­ту, по цен­тру кра­су­ет­ся по­подъ­езд­но­му небреж­ная над­пись: «Спек­такль Уро­ды».

Ощу­ще­ние ка­та­стро­фы на­рас­та­ет с каж­дым но­вым эпи­зо­дом. «Вы счи­та­е­те се­бя уро­дом?» – пе­ре­би­ва­ет бла­го­об­раз­ный мо­но­лог Ве­ры Пав­лов­ны ре­жис­сер, си­дя­щий сре­ди зри­те­лей. Не дав от­ве­тить, со­об­ща­ет: «Вы зна­е­те, что вы по­хо­жи на со­ба­ку?» По­том Ми­ха­эль и Ве­ра Пав­лов­на, про­гла­ты­ва­ю­щие пря­мые оскорб­ле­ния, бу­дут под уни­что­жа­ю­щий хо­хот по­лу­пу­сто­го за­ла и ин­фер­наль­ное фор­те­пи­а­но неуме­ло ре­пе­ти­ро­вать ита­льян­скую ме­ло­дра­му. А за­тем – вме­сте со все­ми ге­ро­я­ми спек­так­ля – и пье­су про КГБ.

В ка­кой-то мо­мент вдруг пол­но­стью вы­клю­ча­ет­ся свет и на­чи­на­ет­ся бес­ко­неч­но ис­крен­ний диа­лог ста­ре­ю­щих ин­тел­ли­ген­тов о том, как дви­жут­ся са­ни на по­лотне Су­ри­ко­ва, об эво­лю­ции ме­то­да Пи­кассо, об ис­кус­стве ка­ри­ка­ту­ры в од­ну ли­нию.

При­сталь­ное вгля­ды­ва­ние во «вто­ро­сте­пен­ных лю­дей» ухо­дя­щей эпо­хи, в их ма­не­ру са­мо­вы­ра­же­ния и при­ро­ду мыш­ле­ния умно­жа­ет­ся на экс­тре­маль­ную си­ту­а­цию пуб­лич­но­го уни­же­ния и обо­ра­чи­ва­ет­ся без­дон­ным фрак­та­лом рус­ско­го хто­ни­че­ско­го ужа­са. А в це­лом спек­такль очень смеш­ной и доб­рый.-

/ ДМИТ­РИЙ ЛИСИН

В «Те­ат­ре.doc» и «Уро­ды» от­ли­ча­ют­ся бла­го­об­ра­зи­ем

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.