Кол­хоз­ные пре­врат­но­сти люб­ви

«Не толь­ко лю­бовь», пер­вая опе­ра Ро­ди­о­на Щед­ри­на, на­ча­ла вто­рую жизнь в Ма­ри­ин­ском те­ат­ре

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Гю­ля­ра Са­дых-за­де

Чер­ный, глян­це­во бли­ку­ю­щий пол – мать сы­ра зем­ля; три обо­дран­ных, го­лых бе­ре­зо­вых ство­ла – за­тас­кан­ный сим­вол ро­ди­ны. Не­молч­ный шум до­ждя, по­ли­ва­ю­ще­го зем­лю во­пре­ки ука­за­ни­ям пар­тии и пра­ви­тель­ства, про­из­во­дит­ся про­стей­ши­ми сред­ства­ми: это шур­шат при ма- лей­шем дви­же­нии чер­ные дож­де­ви­ки, в ко­то­рые об­ла­че­ны сель­чане. Чуть по­одаль угро­жа­ю­ще то­пор­щит ост­рые вы­гну­тые зу­бья за­ржа­ве­лая бо­ро­на: вот-вот за­гра­ба­ста­ет, за­та­щит под кляк­лую, раз­мок­шую зем­лю убо­гий по­сле­во­ен­ный уют, за­ко­па­ет за­прет­ную меч­ту пред­се­да­тель­ши кол­хо­за Вар­ва­ры Ва­си­льев­ны о про­стом ба­бьем сча­стье.

Это уже пя­тая опе­ра Щед­ри­на, по­став­лен­ная в Ма­ри­ин­ском те­ат­ре; те­атр ре­аль­но пре­вра­тил­ся в «Дом Щед­ри­на» с лег­кой ру­ки худру­ка Ва­ле­рия Гер­ги­е­ва. Он сам стал за пульт в день пре­мье­ры; ор­кестр, хор и со­ли­сты – по­чти все они вы­пуск­ни­ки Ака­де­мии мо­ло­дых пев­цов – де­мон­стри­ро­ва­ли по­хваль­ную сла­жен­ность ис­пол­не­ния, ис­крен­ний эн­ту­зи­азм и по­ра­зи­тель­ную чет­кость ар­ти­ку­ля­ции.

Осо­бен­но по­ра­до­вал хор: мо­но­тон­ные при­цо­ки­ва­ния, за­клич­ки, про­тяж­ные пес­ни, ярые ча­стуш­ки, сквозь ли­хость ко­то­рых про­све­чи­ва­ет над­рыв и от­ча­я­ние ни­щей, из­го­ло­дав­шей­ся рус­ской де­рев­ни, ед­ва опра­вив­шей­ся по­сле же­сто­кой вой­ны, – все вме­сте со­зда­ва­ло при­под­ня­тое на­стро­е­ние, жи­вую ат­мо­сфе­ру спек­так­ля, ока­зав­ше­го­ся на ди­во удач­ным.

Глав­ная ге­ро­и­ня – Ека­те­ри­на Сер­ге­е­ва – ока­за­лась иде­аль­ной Вар­ва­рой. Ее звон­кое и яр­кое мец­цо ли­лось воль­но и сво­бод­но; бес­спор­ный ар­ти­сти­че­ский дар и пла­стич­ность поз­во­ли­ли есте­ствен­но про­жи­вать роль, со­зда­вая ха­рак­тер по­ис­ти­не тра­ги­че­ский. На Сер­ге­е­вой, как на проч­ном гвоз­де, дер­жал­ся весь спек­такль, со­здан­ный ре­жис­се­ром из Яро­слав­ля Алек­сан­дром Ку­зи­ным (это его пер­вый опыт ра­бо­ты в опе­ре), ху­дож­ни­ка­ми Алек­сан­дром Ор­ло­вым и Ири­ной Че­ред­ни­ко­вой, офор­мив­ши­ми спек­такль бюд­жет­но и ла­ко­нич­но, что весь­ма умест­но на сцене Кон­церт­но­го за­ла Ма­ри­ин­ки. На пер­вый план по пра­ву вы­шла музыка Щед­ри­на: яр­кая, ме­ста­ми фе­е­ри­че­ски ост­ро­ум­ная, в ко­то­рой со­вер­шен­но по-шекс­пи­ров­ски со­су­ще­ству­ют ко­ми­че­ское и тра­ги­че­ское: ярост­ный над­рыв и чув­ствен­ное по­ло­во­дье, от­ча­я­нье зре­лой жен­щи­ны и на­ив­ное ко­кет­ство юной де­вуш­ки, за­би­ва­ние коз­ла, бес­при­чин­ные дра­ки и умо­ри­тель­ная фальшь ду­хо­во­го де­ре­вен­ско­го ор­кест­ра.

Пре­мье­ра со­сто­я­лась в 1961 г. в Боль­шом те­ат­ре, но спек­такль был ис­клю­чен из ре­пер­ту­а­ра по­сле че­ты­рех пред­став­ле­ний. Ны­неш­няя ре­ин­кар­на­ция опе­ры в Ма­ри­ин­ском те­ат­ре поз­во­ля­ет на­де­ять­ся на ее дол­гую и счаст­ли­вую сце­ни­че­скую жизнь.-

/ НА­ТА­ЛЬЯ РАЗИНА

Ро­ди­он Щед­рин об­раз­ца 1961 г. зву­чит по-преж­не­му све­жо

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.