Курс из-под ду­бин­ки

Ни­ге­рия со­зда­ла ва­лют­ную по­ли­цию. Она бо­рет­ся с трей­де­ра­ми, за­ди­ра­ю­щи­ми курс дол­ла­ра на чер­ном рын­ке

Vedomosti - - ДЕНЬГИ & ВЛАСТЬ - Джо Пар­кин­сон Гбен­га Акинг­бу­ле

Ни­ге­рия, круп­ней­ший про­из­во­ди­тель неф­ти в Аф­ри­ке, уже два го­да от­ча­ян­но пы­та­ет­ся под­дер­жи­вать курс на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты на фоне па­де­ния до­хо­дов от экс­пор­та неф­ти. Сна­ча­ла цен­тро­банк тра­тил мил­ли­ар­ды дол­ла­ров на со­хра­не­ние при­вяз­ки кур­са най­ры к дол­ла­ру на уровне 119 найр/$. В про­шлом июне он офи­ци­аль­но пе­ре­шел к пла­ва­ю­ще­му кур­су, но ста­рал­ся под­дер­жи­вать его на уровне око­ло 315 найр/$, про­дол­жая тра­тить ре­зер­вы. Но стра­те­гия не сра­бо­та­ла. Из-за нехват­ки ино­стран­ной ва­лю­ты и вы­со­ко­го спро­са на дол­ла­ры курс най­ры на чер­ном рын­ке упал на 45%. В фев­ра­ле дол­лар там впер­вые сто­ил 520 найр.

По­это­му Ни­ге­рия при­бег­ла к но­во­му спо­со­бу под­держ­ки на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты – во­ору­жен­ной ва­лют­ной по­ли­ции. В по­след­ние ме­ся­цы офи­це­ры ни­ге­рий­ской по­ли­ции и служ­бы го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти про­во­дят рей­ды на по­лу­офи­ци­аль­ных ва­лют­ных рын­ках по всей стране. Они аре­сто­вы­ва­ют трей­де­ров, по­пав­ших­ся на за­пра­ши­ва­нии слиш­ком вы­со­ко­го кур­са дол­ла­ра, кон­фис­ку­ют ва­лю­ту и от­би­ра­ют у них ли­цен­зии.

Не­дав­но у биз­не­са по­яви­лась на­деж­да на из­ме­не­ние по­ли­ти­ки. По­ка пре­зи­дент стра­ны Мо­хам­ма­ду Бу­ха­ри на­хо­дит­ся на дли­тель­ном ле­че­нии в Лон­доне, цен­тро­банк уве­ли­чил про­да­жу дол­ла­ров ком­мер­че­ским бан­кам, что­бы по­мочь ни­ге­рий­цам пу­те­ше­ство­вать и пла­тить за ле­че­ние и обу­че­ние де­тей. На этой неде­ле курс най­ры на чер­ном рын­ке укре­пил­ся до 450 найр/$, но он по­преж­не­му бо­лее чем на 25% пре­вы­ша­ет офи­ци­аль­ный курс. Ес­ли пре­зи­дент бу­дет дол­го от­сут­ство­вать и его за­ме­сти­тель Олуй­е­ми Осин­ба­д­жо оста­нет­ся у вла­сти, «есть на­деж­да на уход от эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, ко­то­рая с ас­со­ци­и­ру­ет­ся с Бу­ха­ри, [что поз­во­лит] вос­ста­но­вить ре­зер­вы пе­ред пе­ре­хо­дом к бо­лее гиб­ко­му ва­лют­но­му ре­жи­му», го­во­рит Гэ­вин Сер­кин из кон­сал­тин­го­вой фир­мы Exotix Partners.

Ва­лют­ные про­бле­мы, по сло­вам экс­пер­тов, усу­губ­ля­ют эко­но­ми­че­ский кри­зис и угро­жа­ют ста­биль­но­сти стра­ны. Ни­ге­рий­ским им­пор­те­рам нуж­на ва­лю­та для опла­ты сче­тов, но в стране ост­ро не хва­та­ет дол­ла­ров, и лишь нем­но­гие бан­ки мо­гут про­да­вать ку­пю­ры. Да­же им при­хо­дит­ся ид­ти на чер­ный ры­нок. А те ни­ге­рий­цы, что яв­ля­ют­ся счаст­ли­вы­ми об­ла­да­те­ля­ми ино­стран­ной ва­лю­ты, ко­пят ее, что­бы из­влечь вы­го­ду из рас­ту­ще­го кур­са на чер­ном рын­ке.

В фев­ра­ле сот­ни лю­дей вы­шли на ули­цы Абуд­жи и Ла­госа с тре­бо­ва­ни­ем от­ме­нить ва­лют­ную по­ли­ти­ку Бу­ха­ри и воз­ро­дить эко­но­ми­ку. «Чер­ный ры­нок в Ни­ге­рии ста­но­вит­ся еще чер­нее», – утвер­жда­ет ди­рек­тор кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Vetiva Capital Management Бисмарк Ре­ване. По его про­гно­зам, ва­лют­ный кон­троль не про­длит­ся дол­го: «Ли­бо ин­сти­ту­ци­о­наль­ная ре­фор­ма, ли­бо крах».

Бу­ха­ри хо­чет бо­лее вы­со­ко­го кур­са най­ры, что­бы при­тор­мо­зить ин­фля­цию и со­здать про­мыш­лен­ную ба­зу для ди­вер­си­фи­ка­ции эко­но­ми­ки, силь­но за­ви­ся­щей от неф­ти. Он по­обе­щал на­ка­зы­вать трей­де­ров на чер­ном рын­ке, тор­гу­ю­щих ва­лю­той по за­вы­шен­но­му кур­су. Но ме­ры кон­тро­ля вы­зы­ва­ют спо­ры да­же внут­ри пра­ви­тель­ства. Неко­то­рые на­стро­ен­ные на ре­фор­мы ми­ни­стры при­зы­ва­ют к гиб­ко­сти.

По­ка же ва­лют­ная по­ли­ция про­дол­жа­ет ра­бо­тать, и, как утвер­жда­ют пред­ста­ви­те­ли ва­лют­ной по­ли­ции, но­вые рей­ды неиз­беж­ны. «Мы их со­вер­ша­ем, что­бы обес­пе­чить ва­лют­ную ста­биль­ность, и про­дол­жим это де­лать, мо­же­те быть уве­ре­ны», – го­во­рит ко­ман­дир од­но­го из от­ря­дов Мо­хам­мед Муста­фа.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.