С бе­ло­го ли­ста

В Ка­мер­ном те­ат­ре По­кров­ско­го по­ста­ви­ли «Ми­ло­сер­дие Ти­та» Мо­цар­та. Ди­ри­жер Иг­нат Сол­же­ни­цын вы­вел труп­пу на но­вый уро­вень

Vedomosti - - Культура - Петр Поспе­лов

Опер­ный те­атр на Ни­коль­ской ули­це, ко­то­рым ру­ко­во­дит вы­да­ю­щий­ся ди­ри­жер Ген­на­дий Рож­де­ствен­ский, в последние го­ды при­вле­кал к се­бе вни­ма­ние необыч­ным ре­пер­ту­а­ром, од­на­ко не все­гда ра­до­вал со­вер­шен­ством его му­зы­каль­но­го во­пло­ще­ния. Но­вая ра­бо­та – при­знак се­рьез­но­го ка­че­ствен­но­го скач­ка.

Рож­де­ствен­ский при­гла­сил к ра­бо­те над по­ста­нов­кой «Ми­ло­сер­дия Ти­та» ди­ри­же­ра Иг­на­та Сол­же­ни­цы­на, ко­то­рый при­вез с со­бой за­оке­ан­ский стиль ис­пол­не­ния Мо­цар­та – не склон­ный к дог­мам аутен­ти­стов, од­на­ко по­ко­я­щий­ся на доб­ро­де­те­лях строй­но­сти и точ­но­сти. С пер­вых же так­тов увер­тю­ры ор­кестр за­иг­рал так, слов­но его под­ме­ни­ли – энер­гич­но, уве­рен­но, а вме­сте с тем сба­лан­си­ро­ван­но и про­зрач­но. Хор, по обык­но­ве­нию со­сто­я­щий из со­ли­стов те­ат­ра, зву­чал не как на­бор со­ли­стов, а имен­но как хор (хор­мей­стер – Алек­сей Ве­ре­ща­гин), пол­но­звуч­но, еди­но и лег­ко, впе­чат­ляя не столь­ко гро­мо­гла­си­ем, сколь­ко мяг­кой крас­кой.

Со­рев­но­ва­ние по со­тря­се­нию воз­ду­ха, неред­кое на спек­так­лях те­ат­ра, сре­ди со­ли­стов на сей раз не про­во­ди­лось. И хо­тя в даль­но­бой­ных ка­че­ствах го­ло­сов усо­мнить­ся не при­шлось, во­каль­ные ра­бо­ты оста­ви­ли впе­чат­ле­ние пре­жде все­го по­ис­ком гар­мо­нии. Мно­гое, хо­тя и да­ле­ко не все, уда­лось те­но­ру Сер­гею Го­ди­ну и со­пра­но Анне Ба­у­ман в слож­ных пар­ти­ях ми­ло­серд­но­го Ти­та и фу­ри­оз­ной Ви­тел­лии. Лег­кое со­пра­но Ека­те­ри­ны Ферз­бы по­до­шло ис­крен­ней Сер­ви­лии, чуть вы­со­ко­ва­та при­шлась пар­тия взвол­но­ван­но­го Ан­ния аль­ту Улья­ны Ра­зум­ной, до­стой­но спел вер­но­го Пуб­лия ба­ри­тон Ки­рилл Фи­лин. А луч­ше всех ока­за­лась Ма­рия Патру­ше­ва, чей альт пре­крас­но пе­ре­дал эмо­ци­о­наль­ное бо­гат­ство и непро­стую па­лит­ру ню­ан­сов пар­тии мя­ту­ще­го­ся Сек­ста.

Та­ко­го Мо­цар­та в Ка­мер­ной опе­ре По­кров­ско­го еще не бы­ло. Иг­на­ту Сол­же­ни­цы­ну и его му­зы­кан­там уда­лось во­пло­тить ар­хи­тек­то­ни­ку, вы­со­кий строй чувств и ак­ту­аль­ную ста­ро­мод­ность од­ной из по­след­них мо­цар­тов­ских пар­ти­тур.

За ме­сяц до премьеры опе­ры, в ко­то­рой вы­ве­ден иде­аль­ный пра­ви­тель, вла­стью Рож­де­ствен­ско­го из те­ат­ра был уво­лен его глав­ный ре­жис­сер Ми­ха­ил Кис­ля­ров, чье ре­ше­ние не сов­па­ло с ви­де­ни­ем ди­ри­же­ра-по­ста­нов­щи­ка. Эпо­ху Кис­ля­ро­ва хо­чет­ся за­пом­нить с бла­го­дар­но­стью. Ка­ким бу­дет но­вый по­ста­но­воч­ный эта­лон те­ат­ра? На этот во­прос «Ми­ло­сер­дие Ти­та» от­ве­та не да­ет. Спек­такль до­вел до премьеры ре­жис­сер Игорь Ушаков, чьи про­фес­си­о­наль­но раз­ве­ден­ные ми­зан­сце­ны не вы­ра­зи­ли ни­че­го ав­тор­ско­го – и это несо­мнен­ное бла­го. Центр тя­же­сти тем са­мым пе­ре­ме­стил­ся на сце­но­гра­фию и осо­бен­но ко­стю­мы Те­одо­ра Тэ­жи­ка, ре­шив­ше­го спек­такль в то­таль­но бе­лой гам­ме – как ес­ли бы Мо­царт всю опе­ру на­пи­сал в до ма­жо­ре. Бе­лиз­ной от­ли­вал да­же ор­на­мент, пу­щен­ный во­круг слег­ка фри­ко­ва­той стриж­ки им­пе­ра­то­ра. Воз­мож­но, ху­дож­ник на­мек­нул нам, что пре­мье­ра «Ми­ло­сер­дия Ти­та» – бе­лый лист, с ко­то­ро­го те­атр за­хо­чет за­но­во на­чать ис­то­рию.-

/ ВЛА­ДИ­МИР МАЙОРОВ

Ми­ло­серд­ный Тит го­тов про­стить да­же из­мен­ни­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.