Две рус­ские на­род­но­сти

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Ан­тон Олей­ник

... Рус­ские и укра­ин­цы уже до­ка­за­ли спо­соб­ность к са­мо­быт­но­му раз­ви­тию и мо­гут скон­цен­три­ро­вать­ся на ре­ше­нии бо­лее важ­ных за­дач

Чуть бо­лее по­лу­то­ра ве­ков на­зад в жур­на­ле «Ос­но­ва» бы­ло опуб­ли­ко­ва­но раз­вер­ну­тое пись­мо к ре­дак­то­ру (вы­ра­жа­ясь со­вре­мен­ным язы­ком, мне­ние) про­фес­со­ра ис­то­рии Санкт-Пе­тер­бург­ско­го им­пе­ра­тор­ско­го уни­вер­си­те­та Ни­ко­лая Ко­сто­ма­ро­ва. В нем автор срав­ни­вал два эт­но­са – рус­ских («ве­ли­ко­рус­сов») и укра­ин­цев («юж­но­рус­сов»). Не­ко­то­рые из на­блю­де­ний ис­то­ри­ка оста­ют­ся ак­ту­аль­ны­ми и се­год­ня.

Ко­сто­ма­ро­ва мож­но от­не­сти к пле­я­де ис­то­ри­ков-ми­фо­твор­цев. Он был ско­рее ин­тер­пре­та­то­ром со­бы­тий и пер­со­на­лий, а не ис­сле­до­ва­те­лем ар­хи­вов или ор­га­ни­за­то­ром рас­ко­пок. Мно­гих ис­то­ри­ков, при­чем не толь­ко рос­сий­ских (Сер­гея Со­ло­вье­ва или Ни­ко­лая Ка­рам­зи­на), сто­ит от­не­сти к той же ка­те­го­рии. Они при­об­ре­ли из­вест­ность имен­но в ка­че­стве успеш­ных твор­цов ми­фов, ко­то­рые спо­соб­ство­ва­ли про­буж­де­нию или укреп­ле­нию на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния. Эн­то­ни Смит, из­вест­ный бри­тан­ский спе­ци­а­лист по на­ци­о­наль­но­му во­про­су, од­ну из клю­че­вых ха­рак­те­ри­стик на­ции ви­дит как раз в на­ли­чии об­щих ми­фов – имен­но ми­фы опре­де­ля­ют са­мо­со­зна­ние чле­нов той или иной на­ции. Еще один важ­ный те­зис Сми­та за­клю­ча­ет­ся в том, что на­ция – это ско­рее про­цесс, а не кон­крет­ное со­сто­я­ние. Про­цесс пре­вра­ще­ния эт­но­са или на­род­но­сти в на­цию мо­жет за­ни­мать де­ся­ти­ле­тия или да­же сто­ле­тия. Не ис­клю­че­но, что по­стро­е­ние на­ции до сих пор не за­вер­ше­но ни в ве­ли­ко­рус­ском, ни в юж­но­рус­ском слу­чае. Од­на­ко этот про­цесс идет, а од­но­вре­мен­но с ним и ми­фо­твор­че­ство.

Для ны­неш­ней рус­ской на­ции од­ни­ми из клю­че­вых мож­но счи­тать ми­фы о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне. По дан­ным опро­сов «Ле­ва­да-цен­тра», чув­ство гор­до­сти за по­бе­ду в этой войне яв­ля­ет­ся важ­ным эле­мен­том на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти для жи­те­лей Рос­сии. Се­год­ня 83% из них вы­би­ра­ют Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную из спис­ка ис­то­ри­че­ских со­бы­тий, спо­соб­ных вы­зы­вать на­ци­о­наль­ную гор­дость, – по­чти в 2 ра­за боль­ше, чем «воз­вра­ще­ние Кры­ма в со­став Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции». День По­бе­ды яв­ля­ет­ся вто­рым по зна­че­нию по­сле Но­во­го го­да празд­ни­ком для жи­те­лей Рос­сии. Для срав­не­ния: День По­бе­ды де­лит 5–6-е ме­ста в рей­тин­ге лю­би­мых празд­ни­ков укра­ин­цев, по дан­ным Ки­ев­ско­го меж­ду­на­род­но­го ин­сти­ту­та со­цио­ло­гии. Он усту­па­ет по по­пу­ляр­но­сти Па­схе, Рож­де­ству, Но­во­му го­ду, Меж­ду­на­род­но­му жен­ско­му дню и столь же по­пу­ля­рен, как Тро­и­ца.

Клю­че­вым ми­фом для рос­сий­ско­го са­мо­со­зна­ния яв­ля­ет­ся при­не­се­ние се­бя в жерт­ву стране и ее вер­хов­но­му пра­ви­те­лю.

День По­бе­ды на Укра­ине усту­па­ет по по­пу­ляр­но­сти Па­схе, Рож­де­ству, Но­во­му го­ду, Меж­ду­на­род­но­му жен­ско­му дню и столь же по­пу­ля­рен, как Тро­и­ца

«Все об­ще­ство от­да­ет свою судь­бу оли­це­тво­ре­нию сво­ей вла­сти, то­му ли­цу, ко­то­рое по­став­ля­ет над об­ще­ством Бог, и, сле­до­ва­тель­но, все обя­за­но ему по­ви­но­ве­ни­ем», – пи­шет Ко­сто­ма­ров. В ми­фо­ло­гии юж­но­рус­са, на­про­тив, цен­траль­ное ме­сто за­ни­ма­ет об­раз сво­бо­до­лю­би­во­го ка­за­че­ства. Важ­ность это­го ми­фа для укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния от­ме­ча­ет не толь­ко Ко­сто­ма­ров, но и со­вре­мен­ные ис­то­ри­ки. Так, Орест Суб­тель­ный пи­шет: «Ка­зак стал клю­че­вой фи­гу­рой не толь­ко в ис­то­рии Укра­и­ны, но и в укра­ин­ском на­ци­о­наль­ном со­зна­нии. Се­год­ня (кни­га из­да­на в 2009 г. – А. О.) зна­чи­мость об­ра­за ка­за­ка для укра­ин­ца срав­ни­ма с ро­лью ков­боя для аме­ри­кан­ца и ро­лью ви­кин­га для скан­ди­на­ва».

Здесь ес­ли речь и идет о жерт­ве, то толь­ко ра­ди сво­бо­ды. Ко­сто­ма­ров во­об­ще про­ти­во­по­став­ля­ет при­су­щей, по его мне­нию, ве­ли­ко­рус­сам об­щин­но­сти (кол­лек­ти­виз­му) лич­ную сво­бо­ду как од­ну из ос­нов­ных черт укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го ха­рак­те­ра. «Пле­мя юж­но­рус­ское име­ло от­ли­чи­тель­ным сво­им ха­рак­те­ром пе­ре­вес лич­ной сво­бо­ды, ве­ли­ко­рус­ское – пе­ре­вес об­щин­но­сти». В 2011 г., по дан­ным World Values Survey, 22,4% ре­спон­ден­тов в Рос­сии счи­та­ли се­бя пол­но­стью неза­ви­си­мы­ми (autonomous) или ско­рее неза­ви­си­мы­ми людь­ми. Чис­ло «лич­но сво­бод­ных» лю­дей в Укра­ине да­же то­гда бы­ло бо­лее чем в 1,5 ра­за вы­ше (37,3%).

Для ве­ли­ко­рус­са об­ле­чен­ное вла­стью ли­цо – это го­су­дарь. Его власть аб­со­лют­на и ни­чем не огра­ни­че­на. Аб­со­лют­ность вла­сти го­су­да­ря озна­ча­ет, что дан­ное сло­во име­ет толь­ко един­ствен­ное чис­ло, по край­ней ме­ре на про­тя­же­нии кон­крет­но­го пе­ри­о­да вре­ме­ни. Для юж­но­рус­са об­ла­да­тель вла­сти – это гос­по­дин. «По­ня­тие о гос­по­дине вы­ра­жа­ло ли­цо, об­ле­чен­ное вла­стию и ува­же­ни­ем; гос­под мог­ло быть мно­го». Сво­бо­до­лю­бие и непри­я­тие вла­сти го­су­да­ря име­ли и нега­тив­ные по­след­ствия для укра­ин­цев. Ко­сто­ма­ров при­зна­ет, что «юж­но­рус­ское пле­мя, в про­шед­шей ис­то­рии, до­ка­за­ло неспо­соб­ность свою к го­су­дар­ствен­ной жиз­ни», в то вре­мя как ве­ли­ко­рус­сы как раз все свои до­сти­же­ния сво­дят к по­стро­е­нию цен­тра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ства. Во­прос о спо­соб­но­сти укра­ин­цев к го­су­дар­ствен­ной жиз­ни оста­ет­ся от­кры­тым и се­год­ня. В про­шло­год­нем ин­тер­вью «Укра­ин­ской прав­де» 66-й го­су­дар­ствен­ный сек­ре­тарь США Кон­до­ли­за Райс за­да­ла ри­то­ри­че­ский во­прос: «Укра­и­на со­вер­ша­ет од­ну ре­во­лю­цию за дру­гой. Мо­жет, при­шло вре­мя за­нять­ся управ­ле­ни­ем го­су­дар­ством?»

Раз­го­вор о до­сто­ин­ствах и недо­стат­ках каж­дой из на­ций мож­но про­дол­жать. Од­на­ко ос­нов­ной вы­вод Ко­сто­ма­ро­ва был все же не о пре­иму­ще­ствах од­ной из них. Он при­зы­ва­ет с ува­же­ни­ем от­но­сить­ся к са­мо­быт­но­му ха­рак­те­ру каж­дой. Об укра­ин­цах, в част­но­сти, он го­во­рит как о «на­род­но­сти с дру­гим, про­ти­во­по­лож­ным ос­но­ва­ни­ем и ха­рак­те­ром», всту­пив­шей «в сфе­ру са­мо­быт­но­го раз­ви­тия», т. е. по­стро­е­ния на­ции.

С при­зна­ни­ем это­го fait accompli, од­на­ко, по-преж­не­му про­бле­мы. Мно­гие ве­ли­ко­рус­сы про­дол­жа­ют смот­реть на юж­но­рус­сов как на от­бив­шу­ю­ся от ста­да ов­цу, ко­то­рую во что бы то ни ста­ло нуж­но вер­нуть под опе­ку пас­ту­ха-го­су­да­ря. О том, что ар­гу­мент о си­ле род­ствен­ных свя­зей на сво­бо­до­лю­би­вых укра­ин­цев не дей­ство­вал да­же пол­то­ра ве­ка на­зад, при этом за­бы­ва­ют. «Опе­ка ро­ди­те­лей над взрос­лы­ми детьми ка­жет­ся для юж­но­рус­са неснос­ным дес­по­тиз­мом. Пре­тен­зии стар­ших бра­тьев над мень­ши­ми, как дя­дей над пле­мян­ни­ка­ми, воз­буж­да­ют неисто­вую враж­ду меж­ду ни­ми».

Две рус­ские на­род­но­сти, рус­ская и укра­ин­ская, вполне до­ка­за­ли свою спо­соб­ность к са­мо­быт­но­му раз­ви­тию. Две рус­ские на­род­но­сти вполне мо­гут скон­цен­три­ро­вать­ся на ре­ше­нии бо­лее важ­ных для каж­дой из них за­дач. Укра­ин­цы – на го­су­дар­ствен­ном стро­и­тель­стве и управ­ле­нии. Рус­ские – на по­ис­ке огра­ни­че­ний для го­су­да­ря.-

/ WIKIMEDIA.ORG

В ми­фо­ло­гии юж­но­рус­са цен­траль­ное ме­сто за­ни­ма­ет об­раз сво­бо­до­лю­би­во­го ка­за­че­ства

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.