По­ли­ти­че­ская ис­то­рия

Vedomosti - - Комментарии - *Алек­сандр Руб­цов

От­но­ше­ние лю­дей к ис­то­ри­че­ской ре­аль­но­сти дво­я­ко: на­у­ка ис­то­рию изу­ча­ет – по­ли­ти­ка ее де­ла­ет и да­же «тво­рит». Исто­ри­че­ское зна­ние име­ет свои си­сте­мы взгля­дов, под­хо­дов, ме­то­дов, и эти «боль­шие сти­ли» (па­ра­диг­мы) мо­гут ос­но­ва­тель­но ме­нять­ся. Связь та­ких из­ме­не­ний с эво­лю­ци­ей по­ли­ти­ки как «прак­ти­че­ской ис­то­рии» весь­ма за­мыс­ло­ва­та и по­учи­тель­на, осо­бен­но ко­гда фа­зы и век­то­ры рас­хо­дят­ся.

В про­шлом ве­ке ме­то­до­ло­гия и са­ма фи­ло­со­фия ис­то­рии пре­тер­пе­ла фун­да­мен­таль­ные из­ме­не­ния. Шко­ла «Ан­на­лов» (Лю­сьен Февр и Марк Блок, позд­нее Фер­нан Бро­дель) оза­да­чи­лась со­зда­ни­ем «то­таль­ной ис­то­рии», не сво­ди­мой к хро­ни­кам вы­да­ю­щих­ся про­ис­ше­ствий и де­я­ни­ям ге­ро­ев, но изу­ча­ю­щей «струк­ту­ры по­все­днев­но­сти». Ре­во­лю­ции, вой­ны, за­во­е­ва­ния, цар­ство­ва­ния, по­ли­ти­че­ские бра­ки, убий­ства и каз­ни, сме­ны прав­ле­ний – все это Бро­дель на­звал «пы­лью со­бы­тий», под сло­я­ми ко­то­рой про­ис­хо­дят мед­лен­ные, рит­мич­ные и цик­ли­че­ские из­ме­не­ния, ко­то­рые обыч­ная оп­ти­ка зре­ния не раз­ли­ча­ет.

Мож­но рас­суж­дать о том, ка­ко­ва связь меж­ду об­щи­ми ли­бе­раль­ны­ми и де­мо­кра­ти­че­ски­ми трен­да­ми, с од­ной сто­ро­ны, и пе­ре­ори­ен­та­ци­ей на­уч­но­го по­зна­ния на обы­ден­ные прак­ти­ки лю­дей и ни­зо­вые струк­ту­ры со­зна­ния – с дру­гой. До­ста­точ­но то­го, что ав­то­ри­тар­но-цен­тра­лист­ские ре­жи­мы в офи­ци­аль­ной ис­то­рио­гра­фии вос­про­из­во­дят, как пра­ви­ло, льсти­вое зер­ка­ло: хро­ни­ки ве­ли­че­ствен­ных де­я­ний вла­сти и по­дви­гов ве­ли­ких. И на­обо­рот.

То же мож­но ска­зать о «про­ни­ка­ю­щей идео­ло­гии», о тео­ри­ях «мик­ро­фи­зи­ки вла­сти», ее диф­фуз­ной вклю­чен­но­сти в со­ци­аль­ную ткань и т. п. – все это од­но­вре­мен­но и тео­ре­ти­че­ские кон­цеп­ты, и фик­си­ру­е­мые свой­ства из­ме­нен­ной по­ли­ти­че­ской ре­аль­но­сти.

С этой точ­ки зре­ния ны­неш­няя рос­сий­ская по­ли­ти­ка все бо­лее ка­жет­ся ана­хро­низ­мом, впа­де­ни­ем в ар­ха­и­ку. Это в чи­стом ви­де идео­ло­гия «вы­да­ю­щих­ся» со­бы­тий, на­гро­мож­да­е­мых од­но на дру­гое та­ким об­ра­зом, что­бы за со­бы­тий­ным кам­не­па­дом во­об­ще не раз­ли­ча­лась по­все­днев­ная ре­аль­ность с ее непри­гляд­ны­ми тен­ден­ци­я­ми и су­ро­вы­ми пер­спек­ти­ва­ми. В этой по­ли­ти­ке нет стра­те­гии, но есть быст­рые опе­ра­тив­ные ре­ак­ции, ча­сто су­до­рож­ные и в раз­ной ме­ре успеш­ные, но все­гда не счи­та­ю­щие це­ну во­про­са и от­кла­ды­ва­ю­щие рас­пла­ту на по­том, же­ла­тель­но на бу­ду­щее прав­ле­ние.

Все бо­лее зна­чи­мы­ми здесь ста­но­вят­ся раз­ры­вы, по­доб­ные то­му, ко­то­рый в 2010–2011 гг. по­кон­чил с иде­я­ми брос­ка в бу­ду­щее и буд­то с ну­ля на­чал осво­е­ние тра­ди­ций, скреп и ко­дов, са­краль­ной сим­во­ли­ки и иден­тич­но­сти. Те же ма­нев­ры меж­ду ве­стер­ни­за­ци­ей и ори­ен­та­лиз­мом в гео­ст­ра­те­гии – в срав­не­нии с ни­ми раз­во­рот При­ма­ко­ва над Ат­лан­ти­кой вы­гля­дит нехит­рым лет­ным упраж­не­ни­ем.

Вме­сте с тем это не про­сто по­ли­ти­че­ская аван­тю­ра (хо­тя, ко­неч­но, и аван­тю­ра то­же). Поч­ва для вос­хи­ще­ния афе­ра­ми и спе­ку­ля­ци­я­ми в по­ли­ти­ке го­то­вит­ся вос­пи­та­ни­ем мас­со­вой аван­тюр­ной мен­таль­но­сти. По­след­ние опро­сы по­ка­зы­ва­ют, что лю­ди все мень­ше от­да­ют пред­по­чте­ние цен­но­стям по­все­днев­ной жиз­ни, но все бо­лее ре­а­ги­ру­ют на эмо­ци­о­наль­ные встряс­ки и на­гне­та­ние вздрю­чен­но­го, агрес­сив­но­го то­ну­са. Пе­ре­бои с хле­бом по­ка тол­ком не на­ча­лись, но нар­ко­ти­че­ская за­ви­си­мость от зре­лищ уже detected: стра­на с вы­пу­чен­ны­ми гла­за­ми на­блю­да­ет за ор­га­ни­зо­ван­ны­ми бо­я­ми по­ли­ти­че­ских гла­ди­а­то­ров. Этот

Поч­ва для вос­хи­ще­ния афе­ра­ми и спе­ку­ля­ци­я­ми в по­ли­ти­ке го­то­вит­ся вос­пи­та­ни­ем мас­со­вой аван­тюр­ной мен­таль­но­сти

тя­же­лый нар­ко­тик с ды­мом и кро­вью за­став­ля­ет за­быть, что еще вче­ра у нас про­бле­мой жиз­ни и смер­ти го­су­дар­ства счи­та­лось сня­тие с неф­тя­ной иг­лы.

Про­цесс вряд ли мож­но счесть спон­тан­ным и са­мо­про­из­воль­ным. Не­за­ви­си­мо от то­го, на­сколь­ко эта стра­те­гия осо­знан­на и про­ду­ман­на, она яв­но ру­ко­твор­на. До­ста­точ­но то­го, что ква­зи­но­вост­ная и пвсе­в­до­ана­ли­ти­че­ская фак­ту­ра те­ле­ве­ща­ния, а те­перь уже и спец­про­ек­тов в ин­тер­не­те при­уча­ет мас­сы к по­гло­ще­нию мик­ро- и мак­ро­сен­са­ций – в нездо­ро­вых до­зах при невни­ма­нии к те­че­нию по­все­днев­но­сти и к со­сто­я­нию обы­ден­но­сти. В этом смыс­ле да­же борь­ба за ка­че­ство то­ва­ров и здо­ро­вое пи­та­ние вы­гля­дит це­поч­кой ор­га­ни­зо­ван­ных со­бы­тий­ных эпи­зо­дов, а не ра­бо­той и про­цес­сом.

С «но­вой ис­то­ри­че­ской на­у­кой» эту на­шу по­ли­ти­ку объ­еди­ня­ет лишь од­но – до­пол­ни­тель­ное вни­ма­ние к со­зна­нию. Марк Блок ска­зал: «Для то­го что­бы что-то ре­аль­но узнать о про­шлом, нам преж­де все­го на­до стре­мить­ся по­нять, что бы­ло в го­ло­вах лю­дей». Рос­сий­ская по­ли­ти­ка XXI в. ис­хо­дит из прин­ци­па: что­бы под­чи­нить се­бе на­сто­я­щее и бу­ду­щее, на­до влезть в го­ло­вы лю­дей и устро­ить там все по об­ра­зу, по­до­бию и со­глас­но опе­ра­тив­ным по­треб­но­стям.

Прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие лишь в од­ном. В обыч­ной си­ту­а­ции эво­лю­ция по­все­днев­но­сти (в том чис­ле обы­ден­ных струк­тур со­зна­ния) про­ис­хо­дит мед­лен­но и са­мо­сто­я­тель­но, без во­ору­жен­но­го вме­ша­тель­ства. В на­шем слу­чае ме­га­ма­ши­ны об­ра­бот­ки со­зна­ния внед­ря­ют­ся в са­му мен­таль­ность, в ее глу­би­ны и мед­лен­ные эво­лю­ции (longue durée) – в ее при­ро­ду. Лом­ка этих ба­зо­вых струк­тур и дли­тель­ных процессов при­зва­на за­кон­сер­ви­ро­вать про­цес­сы в по­ли­ти­ке, обыч­но под­чи­ня­ю­щи­е­ся быст­ро­му вре­ме­ни, ис­клю­чить по­ли­ти­че­ские со­бы­тия, ко­то­рые по бо­лее или ме­нее нор­маль­ным мер­кам уже долж­ны бы­ли бы дав­но про­изой­ти.

Та­кое впе­чат­ле­ние, что вни­зу при­во­дят в дви­же­ние ла­ву и под­ни­ма­ют ее тем­пе­ра­ту­ру, од­но­вре­мен­но за­мо­ра­жи­вая вся­кое по­ли­ти­че­ское дви­же­ние на по­верх­но­сти, т. е., по су­ти, за­ку­по­ри­вая жер­ло. Со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми впо­след­ствии.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.