Ци­та­та неде­ли

Vedomosti - - КОММЕНТАРИИ - *Ки­рилл Ха­ра­тьян

На­ко­нец то, о чем го­во­ри­ли вра­чи и спа­са­те­ли сра­зу по­сле кон­тр­тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ции в кон­це ок­тяб­ря 2002 г., что по­вто­ря­ли род­ствен­ни­ки жертв все эти 15 по­чти что лет, что пи­са­ли в до­ку­мен­тах за­ру­беж­ные рас­сле­до­ва­те­ли и да­же су­ды, – это впер­вые ска­зал офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель рос­сий­ско­го го­су­дар­ства, про­ку­рор, – та­ко­во мне­ние ад­во­ка­та Пан­чен­ко, ра­бо­та­ю­ще­го на про­цес­се по­соб­ни­ка тер­ро­ри­стов Дуб­ров­ки.

При­зна­ние про­шло по­чти неза­ме­чен­ным – и точ­но не вы­зва­ло бу­ри воз­му­щен­ных ком­мен­та­ри­ев. Вро­де по­нят­но: с тех пор мно­го ужас­ных со­бы­тий про­изо­шло, один штурм шко­лы в Беслане че­го сто­ит! Рос­сий­ское об­ще­ство в це­лом то ли те­фло­но­вое, то ли стра­да­ет тя­же­лой фор­мой рас­строй­ства па­мя­ти; что уж го­во­рить об эм­па­тии.

Од­на­ко, ка­жет­ся, тут нуж­но бы­ло бы оста­но­вить­ся и по­пы­тать­ся осо­знать, что имен­но про­изо­шло. Спец­служ­бы при­ня­ли ре­ше­ние пу­стить в по­ме­ще­ние те­ат­раль­но­го цен­тра на Дуб­ров­ке нар­ко­ти­че­ский газ – и пу­сти­ли его; в за­ле все, ска­жем так, усну­ли, что поз­во­ли­ло лик­ви­ди­ро­вать всех до од­но­го тер­ро­ри­стов; за­лож­ни­ков же, ко­то­рых бы­ло бо­лее ты­ся­чи, при­ня­лись нелов­ко эва­ку­и­ро­вать. Нар­ко­ти­че­ский газ был неиз­вест­но­го со­ста­ва, во­ен­ная тай­на, толь­ко спу­стя го­ды бла­го­да­ря бри­тан­ским хи­ми­ка­ма­на­ли­ти­кам ста­ло по­нят­но, что, ско­рее все­го, это бы­ло со­че­та­ние двух мощ­ных про­из­вод­ных опио­ид­но­го ве­ще­ства фен­та­ни­ла. Но те, кто при­ни­мал уснув­ших, это­го не зна­ли и к при­е­му го­то­вы бы­ли пло­хо; лю­ди по­гиб­ли, по­то­му что с ни­ми, ви­ди­мо, непра­виль­но об­ра­ща­лись.

Сто трид­цать мо­гил. Или 170, как пи­са­ла в 2005 г. пре­зи­ден­ту Пу­ти­ну об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Норд-Ост» (так мю­зикл на­зы­вал­ся, ко­то­рый они пе­ред смер­тью смот­ре­ли на Дуб­ров­ке).

Есть диа­мет­раль­ная раз­ни­ца меж­ду че­ло­ве­че­ской па­мя­тью и го­су­дар­ствен­ной: че­ло­ве­ку хо­ро­шо бы отре­шить­ся от тра­ги­че­ских со­бы­тий, ото­дви­нуть­ся от эмо­ци­о­наль­ной трав­мы, пе­рей­ти в со­сто­я­ние свет­лой скор­би; го­су­дар­ству же, на­про­тив, на­до са­мо­му се­бе все вре­мя на­по­ми­нать о тра­ги­че­ских ошиб­ках, ак­цен­ти­ро­вать на них вни­ма­ние об­ще­ства, ре­гу­ляр­но из­ви­нять­ся, что не смог­ло за­щи­тить граж­дан, – по­то­му что оно ров­но для то­го и су­ще­ству­ет, что­бы их за­щи­щать. У России в этом и неко­то­рых дру­гих при­скорб­ных слу­ча­ях так, мне ка­жет­ся, не вы­хо­дит.

Оп­по­зи­ции в стране нет фак­ти­че­ски, и власть пред­ла­га­ет се­бя на роль вы­ра­зи­тель­ни­цы ин­те­ре­сов всех граж­дан, все­го со­ци­у­ма. А то­гда, ко­неч­но, стран­но и при­зна­вать ошиб­ки, и вспо­ми­нать о них, и уж тем бо­лее ана­ли­зи­ро­вать тра­ги­че­ское про­шлое. Авось про­не­сет.-

«Про­ку­рор не ска­зал, что спа­са­тель­ная опе­ра­ция [в 2002 г. в те­ат­раль­ном цен­тре на Дуб­ров­ке] бы­ла про­ва­ле­на, но за­явил, что име­ет­ся при­чин­ная связь меж­ду ее про­ве­де­ни­ем и ги­бе­лью лю­дей». Сер­гей Пан­чен­ко, АД­ВО­КАТ ПО­ТЕР­ПЕВ­ШИХ В ДЕ­ЛЕ О ТЕР­АК­ТЕ НА ДУБ­РОВ­КЕ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.