Уни­каль­ная рос­сий­ская бед­ность

Каж­дый де­ся­тый ра­бо­та­ю­щий в Рос­сии, по ста­ти­сти­ке, не за­ра­ба­ты­ва­ет да­же на соб­ствен­ный про­жи­точ­ный ми­ни­мум. По экс­перт­ным оцен­кам, за чер­той бед­но­сти каж­дый чет­вер­тый ра­бот­ник

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га Кув­ши­но­ва

... Оль­га Го­ло­дец со­об­щи­ла, что 5 млн ра­бот­ни­ков по­лу­ча­ют ми­ни­мум, на ко­то­рый нель­зя про­жить

По­чти 5 млн че­ло­век в Рос­сии ра­бо­та­ют, оста­ва­ясь при этом за чер­той бед­но­сти, со­об­щи­ла ви­це-пре­мьер Оль­га Го­ло­дец на со­ци­аль­ном фо­ру­ме: «Бед­ность ра­бо­та­ю­ще­го на­се­ле­ния – это уни­каль­ное яв­ле­ние» (ци­та­та по «Ин­тер­фак­су). С 1 ян­ва­ря МРОТ в Рос­сии со­став­ля­ет 7500 руб., с 1 июля бу­дет по­вы­шен до 7800 руб. – да­же вы­пуск­ник шко­лы име­ет пол­ное пра­во рас­счи­ты­вать на бо­лее вы­со­кую зар­пла­ту, ска­за­ла Го­ло­дец. С ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые пла­тят низ­кую зар­пла­ту, необ­хо­ди­мо пред­мет­но об­суж­дать ее по­вы­ше­ние, счи­та­ет ви­це-пре­мьер.

МРОТ, ко­то­рый за год по­вы­шен на 20%, оста­ет­ся ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма для взрос­ло­го тру­до­спо­соб­но­го че­ло­ве­ка – 10 678 руб. По дан­ным Рос­ста­та, в 2016 г. зар­пла­ту ни­же МРОТ по­лу­ча­ли 1,44% ра­бот­ни­ков, а ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма – 10,4%, каж­дый де­ся­тый. Это мень­ше, чем в 2015 г. (12,45%), но боль­ше, чем в 2014 и 2013 гг. (ме­нее 10%). И это дей­стви­тель­но око­ло 5 млн че­ло­век, но толь­ко сре­ди ра­бот­ни­ков крупных и сред­них пред­при­я­тий и ор­га­ни­за­ций, вклю­чая бюд­жет­ный сек­тор (все это так на­зы­ва­е­мый кор­по­ра­тив­ный сек­тор), – све­де­ния о рас­пре­де­ле­нии ра­бот­ни­ков по уров­ню зар­плат Рос­стат по­лу­ча­ет на основе вы­бо­роч­ных об­сле­до­ва­ний имен­но та­ких ор­га­ни­за­ций, без уче­та ма­ло­го биз­не­са. За пре­де­ла­ми кор­по­ра­тив­но­го сек­то­ра эко­но­ми­ки зар­пла­ту ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма по­лу­ча­ет еще око­ло 3 млн че­ло­век, го­во­рит ди­рек­тор Ин­сти­ту­та со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Ли­лия Ов­ча­ро­ва.

Ес­ли же про­жи­точ­ный ми­ни­мум ра­бо­та­ю­ще­го рас­счи­ты­вать с уче­том то­го, что­бы он мог про­кор­мить од­но­го ре­бен­ка, то за чер­той бед­но­сти ока­жет­ся по­ряд­ка 25% все­го ра­бо­та­ю­ще­го на­се­ле­ния, го­во­рит Ов­ча­ро­ва. Рос­сия дей­стви­тель­но уни­каль­на вы­со­кой до­лей низ­ко­опла­чи­ва­е­мых ра­бот­ни­ков, до­бав­ля­ет она, но осо­бен­ность рос­сий­ской бед­но­сти в том, что у нее «дет­ское ли­цо»: са­мые бед­ные в Рос­сии – се­мьи с детьми, и каж­дая пя­тая се­мья, име­ю­щая ре­бен­ка, жи­вет за чер­той бед­но­сти.

В кор­по­ра­тив­ном сек­то­ре за­ня­то ме­нее по­ло­ви­ны всех ра­бо­та­ю­щих (см. гра­фи­ки), и он по­сле­до­ва­тель­но со­кра­ща­ет ра­бо­чие ме­ста: ис­хо­дя из дан­ных Рос­ста­та, за 10 лет по 2015 г. чис­ло ра­бо­та­ю­щих на крупных и сред­них пред­при­я­ти­ях сни­зи­лось на 5,4 млн че­ло­век, или на 13,5%. В то же вре­мя об­щая за­ня­тость в эко­но­ми­ке рос­ла, а без­ра­бо­ти­ца со­кра­ща­лась: это озна­ча­ет, что но­вые ра­бо­чие ме­ста воз­ни­ка­ли в сек­то­рах ма­ло­го и мик­ро­биз­не­са, ин­ди­ви­ду­аль­ной за­ня­то­сти и са­мо­за­ня­то­сти, часть этих сек­то­ров на­хо­дит­ся в те­ни, оста­ва­ясь неви­ди­мой (нена­блю­да­е­мой) для ор­га­нов госу­че­та. По дан­ным Рос­ста­та, в те­ни ра­бо­та­ет каж­дый пя­тый за­ня­тый в эко­но­ми­ке. Чис­ло та­ких ра­бот­ни­ков с 2010 по 2014 г. воз­рос­ло с 15,2 млн до 16,4 млн че­ло­век (см. гра­фи­ки).

За пре­де­ла­ми кор­по­ра­тив­но­го сек­то­ра и за­ра­бот­ки ни­же. Так, по дан­ным Рос­ста­та, сред­няя зар­пла­та в Рос­сии в 2016 г. со­ста­ви­ла 36 746 руб., а ес­ли учесть зар­пла­ту ра­бо­та­ю­щих у ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей и физ­лиц – то 32 667 руб. При этом и сред­няя зар­пла­та не сред­няя: две тре­ти ра­бот­ни­ков крупных и сред­них пред­при­я­тий и ор­га­ни­за­ций за­ра­ба­ты­ва­ют мень­ше. Ме­ди­ан­ный уровень зар­пла­ты (по­ло­ви­на за­ра­ба­ты­ва­ет боль­ше, по­ло­ви­на – мень­ше) в кор­по­ра­тив­ном сек­то­ре ни­же сред­не­го на треть: 26 544 руб. в 2016 г.

Низ­кие зар­пла­ты в эко­но­ми­ке – об­рат­ная сто­ро­на низ­кой без­ра­бо­ти­цы, ко­то­рую ав­то­ма­ти­че­ски под­дер­жи­ва­ет сло­жив­ша­я­ся си­сте­ма ин­сти­ту­тов: ес­ли по­со­бия по без­ра­бо­ти­це низ­ки, а из­держ­ки уволь­не­ния вы­со­ки, то ра­бо­то­да­тель пред­по­чтет пе­ре­кла­ды­вать рис­ки на ра­бот­ни­ков, ко­то­рые за­ча­стую пред­по­чи­та­ют за­ня­тость с низ­кой зар­пла­той от­сут­ствию ра­бо­ты, го­во­рит ди­рек­тор Цен­тра тру­до­вых ис­сле­до­ва­ний ВШЭ Вла­ди­мир Гим­пель­сон. По­доб­ная си­сте­ма да­ет вла­стям по­вод гор­дить­ся низ­кой без­ра­бо­ти­цей. В стра­нах, где по­со­бия по без­ра­бо­ти­це от­сут­ству­ют, нет и без­ра­бо­ти­цы, го­во­рит Гим­пель­сон.

Ре­ше­ния по борь­бе с бед­но­стью хо­ро­шо бы ис­кать на эта­пе эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, при стаг­на­ции их эф­фект мо­жет ока­зать­ся нега­тив­ным, опа­са­ет­ся Ов­ча­ро­ва, на­при­мер, по­вы­ше­ние МРОТ мо­жет при­ве­сти к ро­сту без­ра­бо­ти­цы и, со­от­вет­ствен­но, к еще боль­ше­му углуб­ле­нию бед­но­сти. Ли­бо же рост без­ра­бо­ти­цы бу­дет по-преж­не­му аб­сор­би­ро­вать­ся ро­стом «ток­сич­ной за­ня­то­сти» – за­ня­то­сти в те­не­вом сек­то­ре с низ­ки­ми за­ра­бот­ка­ми и про­из­во­ди­тель­но­стью тру­да.

У те­не­вой эко­но­ми­ки есть мощ­ные ин­те­ре­сан­ты, от­ме­ча­ет Ов­ча­ро­ва, это и круп­ные чи­нов­ни­ки, ко­то­рые име­ют во­круг се­бя сеть нефор­маль­ных от­но­ше­ний для ре­ше­ния за­дач по­вы­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния – соб­ствен­но­го и сво­е­го кол­лек­ти­ва, и биз­нес из та­ких сфер, как стро­и­тель­ство, го­сти­нич­ный биз­нес, тор­гов­ля, где до­ля те­ни наи­бо­лее вы­со­ка. Борь­бу с те­нью на­до на­чи­нять не с нянь, кон­ста­ти­ру­ет Ов­ча­ро­ва, но про­цесс этот да­же при на­ли­чии по­ли­ти­че­ской во­ли бу­дет непро­стым. Че­ло­ве­че­ский труд в Рос­сии дей­стви­тель­но недо­оце­нен, но это ви­на ско­рее не биз­не­са, а пло­хой биз­нес-сре­ды, за­клю­ча­ет она.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.