Се­ме­ро их

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Дмит­рий Ре­нан­ский

Вла­ди­мир Пан­ков по­ста­вил в Боль­шом дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре че­хов­ских «Трех се­стер». В его ин­тер­пре­та­ции уди­ви­тель­ным ока­за­лось са­мо на­зва­ние пье­сы

Вслед за Чер­ны­шев­ским, Тол­стым, Ост­ров­ским и Лео­ни­дом Ан­дре­евым на ис­то­ри­че­скую сце­ну БДТ непре­мен­но дол­жен был вый­ти Че­хов. Не из­вест­но, кто ко­му пред­ло­жил по­ста­вить имен­но «Трех се­стер», но и худрук Ан­дрей Мо­гу­чий, и мос­ков­ский ре­жис­сер Вла­ди­мир Пан­ков всем воз­мож­ным ре­пер­ту­ар­ным ре­ше­ни­ям пред­по­чли са­мое рис­ко­ван­ное и неоче­вид­ное – эта пре­мье­ра бы­ла изна­чаль­но об­ре­че­на на срав­не­ние с этап­ны­ми трак­тов­ка­ми пье­сы, вы­хо­див­ши­ми в по­след­ние го­ды и в Пе­тер­бур­ге, и в Москве, и в ре­ги­о­нах. Их ав­то­ры схо­ди­лись в од­ном: за ве­ко­вую сце­ни­че­скую ис­то­рию «Трех се­стер» ма­те­ри­ал устал и по­те­рял эла­стич­ность – пре­одо­леть ис­чер­пан­ность че­хов­ской дра­ма­тур­гии мож­но лишь остра­не­ни­ем, как у Ти­мо­фея Ку­ля­би­на, сыг­рав­ше­го пье­су на же­сто­вом язы­ке, или за­няв­шись ее де­кон­струк­ци­ей, как у Дмит­рия Кры­мо­ва или Юрия Бу­ту­со­ва. Се­год­ня рос­сий­ский те­атр за­но­во от­кры­ва­ет Че­хо­ва как ху­дож­ни­ка ХХ в., пред­вест­ни­ка аб­сур­диз­ма, – не слу­чай­но в са­мой живой из недав­них вер­сий «Трех се­стер» ре­жис­сер Сер­гей Ла­ри­о­нов мик­ши­ро­вал ка­но­ни­че­ский текст с Бек­ке­том и Ио­не­ско.

Остра­ня­ю­щий при­ем есть и в спек­так­ле Вла­ди­ми­ра Пан­ко­ва – се­стер у него не три, а семь. На каж­дую из глав­ных ро­лей на­зна­че­на па­ра ак­трис раз­но­го воз­рас­та: ге­ро­и­ни, дав­но пе­ре­жив­шие со­бы­тия пье­сы, на­блю­да­ют за со­бой в юно­сти и в дет­стве – седь­мую Про­зо­ро­ву от­важ­но иг­ра­ет 11-лет­няя Вар­ва­ра Ма­ля­ки­на. Ре­ше­ние вро­де бы вы­рас­та­ет из важ­ней­ше­го свой­ства че­хов­ско­го те­ат­ра с его при­выч­кой су­ще­ство­вать од­но­вре­мен­но в несколь­ких из­ме­ре­ни­ях. Это над­мир­ное при­сут­ствие од­но­вре­мен­но в про­шлом, на­сто­я­щем и бу­ду­щем очень точно иг­ра­ет Еле­на По­по­ва, но в осталь­ном по­тен­ци­аль­но силь­ный ре­жис­сер­ский ход так и оста­ет­ся нере­а­ли­зо­ван­ным: но­сталь­ги­че­ски-сен­ти­мен­таль­ные вос­по­ми­на­ния зву­чат как за­мет­ки на по­лях, необя­за­тель­ные ви­ньет­ки, ни­как не вли­я­ю­щие на ли­ней­ную струк­ту­ру дей­ствия. Ее мог­ла бы из­ме­нить па­ра­док­саль­ная му­зы­каль­ная дра­ма­тур­гия, ко­то­рую при­выч­но ждешь от ос­но­ва­те­ля сту­дии SounDrama, но у Пан­ко­ва по­лу­чил­ся вполне тра­ди­ци­он­ный дра­ма­ти­че­ский те­атр, пус­кай и с из­лишне ак­тив­ным саунд­тре­ком.

Та­ко­го по-сто­лич­но­му шум­но­го, жиз­не­лю­би­во­го и го­вор­ли­во­го Че­хо­ва на пе­тер­бург­ской сцене не ви­да­ли дав­нень­ко – с ги­тар­ны­ми пе­ре­бо­ра­ми, гро­мо­вы­ми рас­ка­та­ми сме­ха, с рус­ской ру­лет­кой, об­мо­ро­ка­ми, тан­ца­ми, дол­ги­ми по­це­лу­я­ми и же­сто­ки­ми ро­ман­са­ми. В на­по­ми­на­ю­щем ар­хи­тек­ту­рой Ви­теб­ский вок­зал про­стран­стве Мак­си­ма Об­рез­ко­ва да­мы ще­го­ля­ют пла­тья­ми по пред­ре­во­лю­ци­он­ной мо­де, ка­ва­ле­ры под­кру­чи­ва­ют бу­та­фор­ские усы, на­ду­ва­ют грудь ко­ле­сом и мно­го­зна­чи­тель­но ку­рят. Все это все­рьез, по­чти без вся­ких ка­вы­чек и во­про­си­тель­ных зна­ков: про­бле­ма не в том, что ре­жис­су­ра де­ла­ет став­ку на жиз­не­по­до­бие дей­ствий и ха­рак­те­ров, а в их шаб­лон­но­сти, неточ­но­сти. Во­де­виль­ность пер­во­го ак­та сме­ня­ет­ся ми­сте­ри­аль­но­стью вто­ро­го, но чем даль­ше, тем боль­ше «Три сест­ры» Пан­ко­ва спол­за­ют в сто­ро­ну ме­ло­дра­мы о том, как кра­си­во лю­би­ли, стра­да­ли и уми­ра­ли в во­об­ра­жа­е­мой Рос­сии belle epoque. Ра­ди­каль­ный, мо­дер­нист­ский текст сыг­ран как пси­хо­ло­ги­че­ский, бы­то­вой, за что дра­ма­тург мстит ре­жис­се­ру вяз­ким рит­мом спек­так­ля, пе­ре­ми­на­ю­ще­го­ся с но­ги на но­гу че­ты­ре с лиш­ним ча­са.

Не слиш­ком впи­сы­ва­ясь в ре­пер­ту­ар­ную по­ли­ти­ку об­нов­лен­но­го БДТ, эти «Три сест­ры» ока­зы­ва­ют­ся от­нюдь не бес­по­лез­ны в чи­сто прак­ти­че­ском смыс­ле. Гу­сто­на­се­лен­ная по­ста­нов­ка обес­пе­чи­ва­ет ра­бо­той боль­шую часть труп­пы, к то­му же по ны­неш­ним вре­ме­нам фе­де­раль­но­му те­ат­ру не обой­тись без спек­так­ля по клас­си­ке, спо­соб­но­го вы­жать из зри­те­ля нема­ло слез, но не оскорб­ля­ю­ще­го при этом ни­чьих чувств, – та­кой не стыд­но по­ка­зать ни по­тен­ци­аль­но­му спон­со­ру, ни стро­го­му чи­нов­ни­ку, ни при­ез­жей род­ствен­ни­це.-

ДРА­МА­ТИ­ЧЕ­СКИЙ ТЕ­АТР ИМ. Г. А. ТОВСТОНОГОВА / БОЛЬ­ШОЙ

Рос­сию да­ле­кой пре­крас­ной эпо­хи про­ни­зы­ва­ет тре­вож­ный свет

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.