«Ес­ли де­ла­ешь то, что нуж­но для биз­не­са, осталь­ное при­ло­жит­ся»

Марк Та­кер, по­стро­ив­ший стра­хо­вую ком­па­нию с ми­ро­вым име­нем, возь­мет­ся за ре­ше­ние проблем бан­ков­ской груп­пы HSBC. Со­слу­жив­цы Та­ке­ра уве­ре­ны, что на но­вом ме­сте он пе­ре­трях­нет биз­нес и бю­ро­кра­ти­че­скую струк­ту­ру управ­ле­ния

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Осипов

Впер­вые за 152 го­да ис­то­рии HSBC со­вет ди­рек­то­ров воз­гла­вит че­ло­век со сто­ро­ны. HSBC Holdings – од­на из круп­ней­ших фи­нан­со­вых кор­по­ра­ций ми­ра. Ос­но­ва­на бы­ла в 1865 г. в Гон­кон­ге (сей­час ее штаб­к­вар­ти­ра в Лон­доне) – на Азию до сих пор при­хо­дит­ся боль­шая часть ее вы­руч­ки. В по­след­нее вре­мя HSBC не очень ра­ду­ет ак­ци­о­не­ров: в 2016 г. чи­стая при­быль умень­ши­лась до $1,3 млрд по срав­не­нию с $12,6 млрд го­дом ра­нее, вы­руч­ка упа­ла на 19% до $47,97 млрд.

59-лет­ний Марк Та­кер семь лет ру­ко­во­дит стра­хо­вой груп­пой AIA со штаб-квар­ти­рой в Гон­кон­ге. Он су­мел пре­вра­тить ее из «доч­ки» AIG в чет­вер­тую по ры­ноч­ной ка­пи­та­ли­за­ции ком­па­нию в сфе­ре стра­хо­ва­ния жиз­ни в ми­ре. С ок­тяб­ря это­го го­да он офи­ци­аль­но всту­пит в долж­ность в HSBC и, как пред­ска­зы­ва­ет The Wall Street Journal (WSJ), сде­ла­ет жизнь мно­гих со­труд­ни­ков неком­форт­ной. Он пе­ре­трях­нет кор­по­ра­тив­ную струк­ту­ру бан­ка – сей­час она крайне по­хо­жа на гос­служ­бу, и в бан­ке пол­но ра­бот­ни­ков, счи­та­ю­щих, что им те­перь га­ран­ти­ро­ва­но теп­лое ме­сто до са­мой пен­сии. Financial Times (FT) на­зы­ва­ет кор­по­ра­тив­ную куль­ту­ру бан­ка бю­ро­кра­ти­че­ской и за­кры­той и то­же по­ла­га­ет, что гря­дут пе­ре­ме­ны.

Лю­ди, ра­бо­тав­шие с Та­ке­ром, от­зы­ва­ют­ся о нем как о тре­бо­ва­тель­ном и пря­мом че­ло­ве­ке, не поз­во­ля­ю­щем со­труд­ни­кам ле­нить­ся. Пись­мо по элек­трон­ной по­чте от него мо­жет прий­ти в лю­бой час дня и но­чи, но и на чу­жие пись­ма он от­кли­ка­ет­ся быст­ро и тща­тель­но сле­дит, кто дер­жит свое сло­во, а кто – нет, пи­шет FT. Та­кер вни­ма­тель­но от­сле­жи­ва­ет важ­ные сдел­ки, рас­сы­лая электронные пись­ма с по­дроб­ны­ми во­про­са­ми о го­то­вя­щем­ся договоре и де­та­лях пе­ре­го­во­ров. В дру­гих ком­па­ни­ях этим, как пра­ви­ло, за­ни­ма­ют­ся на­ня­тые бан­ки­ры-по­сред­ни­ки. Га­зе­та Barron’s опи­сы­ва­ет слу­чай, ко­гда Та­кер по­лу­чил в 7 ве­че­ра пят­ни­цы про­ект ин­вест­бан­ков­ско­го со­гла­ше­ния и к се­ре­дине утра суб­бо­ты про­чи­тал и снаб­дил по­мет­ка­ми весь 250-стра­нич­ный до­ку­мент.

«Он тер­петь не мо­жет ду­ра­ков, – го­во­рил WSJ его кол­ле­га из Азии, по­про­сив­ший не упо­ми­нать сво­е­го име­ни, так как не упол­но­мо­чен ком­па­ни­ей вы­сту­пать спи­ке­ром. – Преж­де чем он даст вам столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко вам тре­бу­ет­ся, при­дет­ся прой­ти не­боль­шое ис­пы­та­ние».

У Та­ке­ра ре­пу­та­ция че­ло­ве­ка «агрес­сив­но­го и ода­рен­но­го», от­ме­ча­ет FT. Один из чле­нов со­ве­та ди­рек­то­ров опи­сы­ва­ет стиль его пред­ше­ствен­ни­ка Дугла­са Флин­та как «спо­кой­ное при­сут­ствие» и пред­ре­ка­ет, что Та­кер бу­дет ку­да бо­лее «на­зой­ли­вым» пред­се­да­те­лем. «На­по­ри­стый, но пря­мой – так ха­рак­те­ри­зу­ет стиль пе­ре­го­во­ров Та­ке­ра один из топ-ме­не­дже­ров, ра­бо­тав­ших с ним в Гон­кон­ге. – Он очень до­то­шен в ве­щах, ко­то­рые име­ют зна­че­ние для по­тре­би­те­лей. Он не увле­ка­ет­ся кор­по­ра­тив­но-бю­ро­кра­ти­че­ским язы­ком и пре­зен­та­ци­я­ми в PowerPoint. Ему ну­жен жи­вой раз­го­вор о биз­не­се, и он же­ла­ет слышать прав­ду – все рав­но, хо­ро­шую или плохую».

ЗАР­ПЛА­ТА НА ПО­РЯ­ДОК МЕНЬ­ШЕ

По­на­ча­лу од­ним из са­мых ве­ро­ят­ных кан­ди­да­тов на пост пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров был Ан­ри де Кастри, быв­ший ген­ди­рек­тор и пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров стра­хо­вой груп­пы AXA и член со­ве­та ди­рек­то­ров HSBC, пи­шет FT. Но он от­ка­зал­ся от назначения, пред­по­чтя уча­стие в из­би­ра­тель­ной кам­па­нии кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты Фран­ции Фран­с­уа Фий­о­на, по­сле это­го воз­ник­ла кан­ди­да­ту­ра Та­ке­ра.

Боль­шая часть ка­рье­ры Та­ке­ра при­хо­дит­ся на стра­хо­вой биз­нес, но у него есть и опыт бан­ков­ской ра­бо­ты. Так, он был фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром груп­пы HBOS. С 2012 г. ра­бо­та­ет чле­ном со­ве­та ди­рек­то­ров Goldman Sachs Group – к осе­ни он этот пост оста­вит. А в 2009–2012 гг. за­ни­мал долж­ность неис­пол­ни­тель­но­го ди­рек­то­ра Бан­ка Ан­глии.

Как-то Та­кер за­явил, что его при­о­ри­те­ты – се­мья, футбол и ра­бо­та. Имен­но в этой по­сле­до­ва­тель­но­сти. «Я был ген­ди­рек­то­ром [AIA] семь лет и те­перь, ко­гда у ком­па­нии очень силь­ные по­зи­ции для про­дол­же­ния быст­ро­го ро­ста, счи­таю, что на­сту­пи­ло вре­мя усту­пить до­ро­гу но­во­му ли­де­ру, а мне лич­но – пе­рей­ти на неис­пол­ни­тель­ную долж­ность», – ци­ти­ру­ет Та­ке­ра FT. Мо­жет быть, ра­бо­ты у него ста­нет и мень­ше. Но до­хо­ды точ­но силь­но упа­дут. В AIA Та­кер в про­шлом го­ду за­ра­бо­тал $15,1 млн. Его зар­пла­та в HSBC бу­дет 1,5 млн фун­тов, и 300 000 фун­тов ему еди­но­ра­зо­во вы­пла­тят на пе­ре­езд – сей­час Та­кер жи­вет в Гон­кон­ге. Ны­неш­ний пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров HSBC Флинт в про­шлом го­ду по­лу­чил 2,1 млн фун­тов.

ТУ­ПИК КА­РЬЕ­РЫ

Та­кер ро­дил­ся 29 де­каб­ря 1957 г. в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Учил­ся в Лид­ском уни­вер­си­те­те (Ве­ли­ко­бри­та­ния) и про­фес­си­о­наль­но иг­рал в футбол, вы­сту­пая за ко­ман­ды Wolverhampton Wanderers и Rochdale. На со­бе­се­до­ва­ние на пер­вом ме­сте ра­бо­ты, в PwC, он при­шел с си­ня­ком под каж­дым гла­зом по­сле иг­ры на­ка­нуне ве­че­ром, пи­шет FT. «То, что по­сле это­го они пред­ло­жи­ли мне ра­бо­ту, на­ве­ки влю­би­ло ме­ня в них», – вс­по­ми­нал Та­кер.

Из PwC Та­кер пе­ре­шел в под­раз­де­ле­ние по управ­ле­нию ак­ти­ва­ми стра­хо­вой ком­па­нии Prudential. Мно­го­му он на­учил­ся у весь­ма во­ин­ствен­но­го по ха­рак­те­ру ген­ди­рек­то­ра ком­па­нии Ми­ка Нью­мар­ча, ко­то­рый в ито­ге ушел из-за про­ти­во­сто­я­ния с ре­гу­ля­то­ра­ми, пи­шет FT. Неко­то­рое вре­мя Та­кер был его лич­ным ас­си­стен­том. «Он ска­зал мне, что есть две повестки дня, ко­гда на­чи­на­ешь ра­бо­ту, – рас­ска­зы­вал Та­кер. – Пер­вая – деловая, вто­рая – личная. О лич­ном мы ни­ко­гда не го­во­ри­ли. Ес­ли де­ла­ешь то, что нуж­но для биз­не­са, все осталь­ное при­ло­жит­ся».

Уже че­рез несколь­ко лет по­сле при­хо­да в Prudential Та­кер стал за­ни­мать­ся Ази­ей. За­тем Нью­марч пе­ре­ки­нул его на США, но сле­дить за этим ре­ги­о­ном он не пе­ре­ста­вал и вско­ре пе­ре­ехал в Гон­конг, где ос­но­вал под­раз­де­ле­ние, за­ни­ма­ю­ще­е­ся ази­ат­ским биз­не­сом Prudential, рас­ска­зы­ва­ет га­зе­та Barron’s. C 1994 г. он чис­лил­ся ген­ди­рек­то­ром Prudential Corporation Asia, а с 1999 г. од­но­вре­мен­но еще и ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром Prudential. Со вре­ме­нем Та­ке­ра все боль­ше удру­ча­ло, что ка­рье­ра не раз­ви­ва­ет­ся. В 2003 г. он уво­лил­ся «в ни­ку­да», так как не ви­дел ни­ка­ких ка­рьер­ных пер­спек­тив. Устро­ить­ся уда­лось в груп­пу HBOS фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром.

Ко­гда в 2005 г. Нью­марч был вы­нуж­ден уй­ти из Prudential, ком­па­ния вс­пом­ни­ла о Та­ке­ре. Став ген­ди­рек­то­ром, тот су­мел на­ла­дить ис­пор­чен­ные предшественником от­но­ше­ния с топ-ме­не­дже­ра­ми и спе­ци­а­ли­ста­ми, за­нял­ся со­кра­ще­ни­ем из­дер­жек – в част­но­сти, про­дал ин­тер­нет-банк Prudential.

СЕМЬ ЛЕТ В AIA

По­сле кри­зи­са 2008 г. груп­па AIG, что­бы выжить, при­ня­лась рас­про­да­вать ак­ти­вы. Ее стра­хо­вую ком­па­нию AIA ре­шил ку­пить Та­кер. Он пред­ло­жил $20 млрд, но AIG это­го по­ка­за­лось ма­ло, пи­шет га­зе­та Barron’s. В 2009 г. Та­кер уво­лил­ся из Prudential, и но­вый ген­ди­рек­тор Ти­джейн Ти­ам сно­ва по­пы­тал­ся ку­пить AIA – уже за $35,5 млрд. Но был об­ви­нен в за­вы­ше­нии це­ны и в июне 2010 г. от­ка­зал­ся от сдел­ки – это сто­и­ло Prudential $650 млн в ви­де штра­фов и вы­плат экс­пер­там.

У AIG не оста­лось ино­го вы­хо­да, кро­ме как вы­во­дить AIA на IPO. Ген­ди­рек­тор AIG Ро­берт Бен­мо­ше стал подыс­ки­вать но­во­го ру­ко­во­ди­те­ля для «доч­ки» – у преж­не­го не бы­ло опы­та ру­ко­вод­ства пуб­лич­ной ком­па­ни­ей. Та­кер узнал об этом и встре­тил­ся с Бен­мо­ше в Швей­ца­рии. Тот был по­ра­жен его зна­ни­я­ми от­рас­ли. «К то­му же, чест­но го­во­ря, мне ну­жен был ка­кой-то из­вест­ный че­ло­век, ко­то­рый мог бы за­явить ин­вест­со­об­ще­ству: «Я знаю, что та­кое стро­ить успеш­ную ком­па­нию», – рас­ска­зал Бен­мо­ше Barron’s.

AIA пе­ре­жи­ва­ла труд­ные вре­ме­на. Из-за неопре­де­лен­но­сти бу­ду­ще­го ком­па­нии ее по­ки­да­ли кли­ен­ты, а луч­ших со­труд­ни­ков пе­ре­ма­ни­ва­ли кон­ку­рен­ты, рас­ска­зы­ва­ет Barron’s. Ко­ли­че­ство ме­не­дже­ров по про­да­жам со­кра­ти­лось по­чти впо­ло­ви­ну. Та­кер лич­но встре­чал­ся с ни­ми и убеж­дал, что, хо­тя ком­па­ния пе­ре­жи­ва­ет труд­ные вре­ме­на, все на­ла­дит­ся. «Они от­зы­ва­ют­ся на под­лин­ные эмо­ции и ува­же­ние, ко­то­рое я к ним ис­пы­ты­ваю», – скром­но го­во­рил Та­кер. Пер­со­нал ему уда­лось удер­жать.

«По­тен­ци­ал [Азии] та­ков, что кон­ку­рен­ция в этой ча­сти све­та ско­рее в на­ра­ще­нии до­ли пи­ро­га, неже­ли в борь­бе за сле­ду­ю­щий его ку­сок, – го­во­рил Та­кер The Telegraph, при­дя в AIA, и до­бав­лял: – Нет ни од­ной при­чи­ны, по­че­му бы мы не мог­ли стать ком­па­ни­ей № 1 в Гон­кон­ге». AIA то­гда бы­ла в Гон­кон­ге 15-й. Но у нее бы­ло два пре­иму­ще­ства, объ­яс­ня­ет FT: боль­шое ко­ли­че­ство сво­бод­ных средств по­сле IPO и вла­де­ние един­ствен­ным пол­но­стью ино­стран­ным стра­хо­вым биз­не­сом в Ки­тае. С тех пор Та­кер су­мел уве­ли­чить вы­руч­ку на 50% – она пре­взо­шла по­ка­за­те­ли до кри­зи­са 2008 г., а ка­пи­та­ли­за­ция вы­рос­ла на 166%, пи­шет FT и срав­ни­ва­ет: за то же вре­мя на Лон­дон­ской бир­же ак­ции HSBC подорожали на 42%. «Это не бы­ло неве­ро­ят­ным стра­те­ги­че­ским по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем, – объ­яс­нял Та­кер свой успех. – Это бы­ло ис­пол­не­ние <...> с упо­ром на то, что­бы де­лать пра­виль­ные ве­щи пра­виль­ным об­ра­зом с пра­виль­ны­ми людь­ми».

ПО­ВО­РОТ НА ВО­СТОК

FT вы­де­ли­ла пять глав­ных вы­зо­вов, сто­я­щих пе­ред Та­ке­ром. Преж­де все­го это по­иск но­во­го ген­ди­рек­то­ра на сме­ну ны­неш­не­му Стю­ар­ту Гул­ли­ве­ру, ко­то­рый дол­жен сло­жить пол­но­мо­чия в 2018 г. Сре­ди кан­ди­да­тов на­зы­ва­ют ру­ко­во­ди­те­ля под­раз­де­ле­ния гло­баль­ных про­даж HSBC Джо­на Флин­та, ра­бо­та­ю­ще­го в бан­ке с 1989 г., и ген­ди­рек­то­ра HSBC Bank PLC Ан­то­нио Си­мо­са, при­шед­ше­го в банк в 2007 г. Вполне ве­ро­ят­ны и внеш­ние кан­ди­да­ты, ко­то­рым ин­ве­сто­ры мо­гут от­дать пред­по­чте­ние, от­ме­ча­ет WSJ. Один из при­ме­ров най­ма

«По­тен­ци­ал Азии та­ков, что кон­ку­рен­ция в этой ча­сти све­та ско­рее в на­ра­ще­нии до­ли пи­ро­га, неже­ли в борь­бе за сле­ду­ю­щий его ку­сок»

аут­сай­де­ра – при­ход быв­ше­го топ-ме­не­дже­ра Goldman Sachs Мэтью Ве­стер­ма­на, год на­зад став­ше­го со­ру­ко­во­ди­те­лем под­раз­де­ле­ния гло­баль­но­го бан­кин­га. Но FT счи­та­ет, что два че­ло­ве­ка со сто­ро­ны на клю­че­вых по­стах HSBC – это пе­ре­бор для кон­сер­ва­тив­но­го бан­ка, на ко­то­рый ак­ци­о­не­ры ни­ко­гда не со­гла­сят­ся.

Вто­рая за­да­ча Та­ке­ра – фи­нан­со­вые по­ка­за­те­ли. Пя­ти­лет­няя стра­те­гия, ре­а­ли­зу­е­мая с 2011 г. при Дугла­се Флин­те, бы­ла при­зва­на адап­ти­ро­вать банк к уже­сто­чив­ше­му­ся ре­гу­ли­ро­ва­нию и умень­ше­нию до­ход­но­сти банковского биз­не­са по­сле кри­зи­са. Де­сят­ки под­раз­де­ле­ний бы­ли за­кры­ты, из ря­да стран Ла­тин­ской Аме­ри­ки ком­па­ния ушла, пи­шет WSJ. Бы­ла из­ме­не­на струк­ту­ра управ­ле­ния, ко­то­рая да­ва­ла ру­ко­вод­ству под­раз­де­ле­ний в от­дель­ных стра­нах прак­ти­че­ски неогра­ни­чен­ный кон­троль. Га­зе­та на­по­ми­на­ет, что в ито­ге HSBC при­шлось снять ряд пре­тен­зий со сто­ро­ны ре­гу­ля­то­ров по все­му ми­ру. Так, в 2012 г. хол­динг вы­пла­тил американским вла­стям $1,9 млрд за то, что не пре­пят­ство­вал от­мы­ва­нию средств, в 2015 г. – $43 млн за уре­гу­ли­ро­ва­ние рас­сле­до­ва­ния об от­мы­ва­нии де­нег и по­мо­щи кли­ен­там в укло­не­нии от упла­ты на­ло­гов в швей­цар­ском под­раз­де­ле­нии. Это са­мый боль­шой штраф, ко­гда­ли­бо на­зна­чен­ный про­ку­ра­ту­рой Же­не­вы.

Гул­ли­ве­ру не уда­лось до­бить­ся по­став­лен­ных фи­нан­со­вых це­лей, и в про­шлом го­ду до­ход­ность соб­ствен­но­го ка­пи­та­ла HSBC упа­ла ни­же 1%. За шесть по­след­них лет HSBC за­пла­ти­ла бо­лее $50 млрд ди­ви­ден­дов, но ко­ти­ров­ки ак­ций прак­ти­че­ски не ме­ня­ют­ся с тех пор, как Гул­ли­вер за­нял свой пост, се­ту­ет FT. Вто­рой год в бан­ке идет «по­во­рот на Во­сток» – все боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ет­ся ра­бо­те в Азии, на ко­то­рую при­хо­дит­ся 3/4 вы­руч­ки до упла­ты на­ло­гов. И тут опыт Та­ке­ра, как ни­ко­гда, кста­ти.

ПРО­БЛЕ­МА РЕ­ГУ­ЛЯ­ТО­РОВ

Тре­тья за­да­ча Та­ке­ра – упро­стить управ­ле­ние. Ин­ве­сто­ры счи­та­ют, что огром­ный раз­мер бан­ка и его слож­ная струк­ту­ра мо­гут пе­ре­ве­сить вы­го­ды от мас­шта­ба биз­не­са. «Нам пы­та­лись по­ка­зать, что есть си­нер­гия, но до­воль­но яс­но, что там ан­ти­си­нер­гия», – жа­ло­вал­ся FT пред­ста­ви­тель од­но­го из 20 круп­ней­ших ак­ци­о­не­ров HSBC, го­во­ря о его де­я­тель­но­сти в США, Ев­ро­пе и ра­бо­те при­ват­бан­кин­га. WSJ по­ла­га­ет, что у бан­ка силь­ные по­зи­ции в кор­по­ра­тив­ном кре­ди­то­ва­нии, но он по­ка не су­мел вы­стро­ить столь же проч­ные от­но­ше­ния в кон­сал­тин­ге и дру­гих со­пут­ству­ю­щих биз­не­сах.

Го­во­ря о чет­вер­той за­да­че, FT на­по­ми­на­ет, что в бли­жай­шие два го­да пе­ред HSBC сто­ят непро­стые вы­зо­вы. В том чис­ле необ­хо­ди­мо при­спо­со­бить­ся к тре­бо­ва­ни­ям «Ба­зе­ля III», учре­дить про­ме­жу­точ­ную хол­дин­го­вую ком­па­нию в США, разо­брать­ся с Brexit. Флинт боль­шую часть вре­ме­ни тра­тил на раз­би­ра­тель­ство с ре­гу­ля­то­ра­ми, счи­та­ет га­зе­та. Та­кер с его опы­том ра­бо­ты в Бан­ке Ан­глии, как ожи­да­ет­ся, най­дет с ни­ми об­щий язык го­раз­до быст­рее, осво­бо­див вре­мя для бо­лее важ­ных дел.

На­ко­нец, пя­тая про­бле­ма родом из Аме­ри­ки. В 2012 г. HSBC уда­лось до­го­во­рить­ся с вла­стя­ми США и под­пи­сать со­гла­ше­ние об от­сроч­ке су­деб­но­го пре­сле­до­ва­ния. Речь

идет о пре­тен­зи­ях в кре­ди­то­ва­нии мек­си­кан­ских нар­ко­ба­ро­нов и про­ве­де­нии опе­ра­ций во­пре­ки санк­ци­ям США про­тив Ира­на, Ли­вии и Су­да­на, рас­ска­зы­ва­ет FT. Со­гла­ше­ние бы­ло под­пи­са­но сро­ком на пять лет и вот-вот долж­но кон­чить­ся. Од­ной из пер­вых про­ве­рок Та­ке­ра на проч­ность ста­нет как раз во­прос, о чем удаст­ся до­го­во­рить­ся с ми­ни­стер­ством юс­ти­ции США.-

XAUME OLLEROS / BLOOMBERG

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.