ЦБ не нра­вят­ся сюр­при­зы

ЦБ смяг­чил ри­то­ри­ку и до­пу­стил, что мо­жет сни­зить став­ку че­рез неде­лю. Эко­но­ми­сты уве­ре­ны, что став­ку со­хра­нят

Vedomosti - - Власть & деньги - Александра Про­ко­пен­ко

Банк Рос­сии до­пу­стил сни­же­ние клю­че­вой став­ки из-за за­мед­ле­ния ин­фля­ции уже на бли­жай­шем за­се­да­нии – 24 мар­та. Се­зон­но очи­щен­ная ме­сяч­ная ин­фля­ция в фев­ра­ле – 0,1% про­тив 0,3% в ян­ва­ре, ска­зал ди­рек­тор де­пар­та­мен­та де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки Игорь Дмитриев в ин­тер­вью Bloomberg: «Это низ­кие зна­че­ния, и для ме­ня это по­вод пред­ло­жить со­ве­ту ди­рек­то­ров в мар­те рас­смат­ри­вать сре­ди про­чих воз­мож­ность сни­же­ния став­ки». По ито­гам фев­раль­ско­го за­се­да­ния ЦБ сде­лал «яст­ре­би­ное за­яв­ле­ние», ука­зав на умень­ше­ние по­тен­ци­а­ла для сни­же­ния став­ки из-за ухуд­шив­ших­ся внеш­них и внут­рен­них усло­вий. Поз­же экс­пер­ты Бан­ка Рос­сии ука­зы­ва­ли на воз­мож­ность смяг­че­ния де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки, но их рекомендации не яв­ля­ют­ся офи­ци­аль­ной по­зи­ци­ей ре­гу­ля­то­ра.

В фев­ра­ле це­ны сни­зи­лись до ми­ни­му­мов с 2012 г. – 4,6% по­сле ян­вар­ских 5%, сле­ду­ет из дан­ных Рос­ста­та. Впер­вые зи­мой бы­ла за­фик­си­ро­ва­на ну­ле­вая недель­ная ин­фля­ция (два­жды в фев­ра­ле), а при­рост к ян­ва­рю Рос­стат оце­ни­вал в 0,2%. Та­кие тем­пы за­мед­ле­ния ин­фля­ции ана­ли­ти­ки де­пар­та­мен­та ис­сле­до­ва­ний и про­гно­зи­ро­ва­ния ЦБ объ­яс­ня­ли вре­мен­ны­ми фак­то­ра­ми: укреп­ле­ни­ем руб­ля и хорошим уро­жа­ем про­шло­го го­да – в со­че­та­нии с уме­рен­но жест­кой де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­кой. В фев­ра­ле за­мед­лил­ся рост цен на все ос­нов­ные груп­пы то­ва­ров и ус- лу­ги, наи­бо­лее силь­но – на про­до­воль­ствие: до 0,2% с 0,9% в ян­ва­ре. Ну­ле­вой бы­ла ин­фля­ция и с 28 фев­ра­ля по 6 мар­та, а во вто­рую неде­лю мар­та – 0,1%.

По­вы­ше­ние став­ки боль­ше не об­суж­да­ет­ся, го­во­рит Дмитриев, а вот ее сни­же­ние на 25–50 б. п. воз­мож­но, как и со­хра­не­ние на те­ку­щем уровне в 10%. Это необыч­ная си­ту­а­ция, счи­та­ет Дмит­рий По­ле­вой из ING: вы­гля­дит как попытка ЦБ пе­ред за­се­да­ни­ем скор­рек­ти­ро­вать ожи­да­ния рын­ка и по­дать некий сиг­нал. Ком­му­ни­ка­ция с рын­ком «пе­ред неде­лей ти­ши­ны» ста­но­вит­ся тра­ди­ци­ей, что­бы скор­рек­ти­ро­вать ожи­да­ния, от­ме­ча­ет Алек­сандр Иса­ков из «ВТБ ка­пи­та­ла». Боль­шин­ство эко­но­ми­стов ждут со­хра­не­ния став­ки на те­ку­щем уровне, сле­ду­ет из кон­сен­су­са Bloomberg. В сен­тяб­ре 2016 г. пред­се­да­тель ЦБ Эль­ви­ра На­би­ул­ли­на пе­ре­нес­ла вы­ступ­ле­ние в Со­чи на бан­ков­ском фо­ру­ме на два ча­са, что­бы успеть «по­слать сиг­нал» рын­ку до на­ступ­ле­ния «неде­ли ти­ши­ны». Это чет­ко спла­ни­ро­ван­ная попытка адап­ти­ро­вать ожи­да­ния рын­ка к по­сле­ду­ю­щим ре­ше­ни­ям по­сле жест­ко­го пресс-ре­ли­за в фев­ра­ле, счи­та­ет Олег Кузь­мин из «Ре­нес­санс ка­пи­та­ла»: ЦБ очень не хо­чет быть непред­ска­зу­е­мым.

Ин­фля­ция силь­но за­мед­ля­ет­ся, от­ме­ча­ет Дмитриев, но со­хра­ня­ют­ся рис­ки со сто­ро­ны неф­тя­ных цен, уро­жая, ми­ро­вых цен на про­до­воль­ствие, а ин­фля­ци­он­ные ожи­да­ния оста­ют­ся вы­со­ки­ми. Ес­ли бы они бы­ли «за­яко­ре­ны», то Банк Рос­сии мог бы про­во­дить бо­лее мяг­кую по­ли­ти­ку, го­во­ри­ла в фев­ра­ле Bloomberg пер­вый зам­пред ЦБ Ксе­ния Юда­е­ва.

Февраль­ский опрос ФОМа, про­ве­ден­ный по заказу ЦБ, по­ка­зы­вал, что на­блю­да­е­мая на­се­ле­ни­ем ин­фля­ция уско­ри­лась с 14 до 15,1%, а ме­ди­ан­ное зна­че­ние ожи­да­е­мой ин­фля­ции на сле­ду­ю­щие 12 ме­ся­цев вы­рос­ло на 1,4 п. п. до 12,9%, пре­вы­сив уро­вень де­каб­ря 2016 г. (12,4%). Два преды­ду­щих ме­ся­ца ожи­да­ния сни­жа­лись. До­ля ре­спон­ден­тов, счи­та­ю­щих, что ин­фля­ция бу­дет за­мет­но вы­ше це­ли ЦБ в 4%, так­же вер­ну­лась к де­кабрь­ским уров­ням (63%).

На ри­то­ри­ку Бан­ка Рос­сии мог­ли по­вли­ять и рис­ки пе­ре­смот­ра бюд­же­та, по­ла­га­ет По­ле­вой. Рас­хо­ды бюд­же­та мо­гут вы­рас­ти, в том чис­ле по за­кры­тым раз­де­лам, ука­зы­вал в кон­це фев­ра­ля ми­нистр фи­нан­сов Ан­тон Си­лу­а­нов. В 2016 г. ЦБ не­од­но­крат­но пре­ду­пре­ждал, что неопре­де­лен­ность фис­каль­ной по­ли­ти­ки вли­я­ет на тем­пы смяг­че­ния де­неж­но-кре­дит­ной. Неопре­де­лен­но­сти до­ба­ви­лось. Мин­фин в по­не­дель­ник объ­явил па­ра­мет­ры на­ло­го­во­го ма­нев­ра – по­вы­ше­ние НДС с 18 до 22% с од­но­вре­мен­ным сни­же­ни­ем стра­хо­вых взно­сов с 30 до 22%. Про­ве­сти ма­невр Мин­фин пред­ла­га­ет в 2019 г. Та­кие ме­ры мо­гут разо­гнать ин­фля­цию на 2 п. п., из ко­то­рых 1,5 п. п. – ра­зо­вый эф­фект, а 0,5 п. п. – уси­ле­ние ин­фля­ци­он­ных ожи­да­ний, оце­ни­вал зам­ми­ни­стра фи­нан­сов Вла­ди­мир Ко­лы­чев. О вли­я­нии ма­нев­ра на мар­тов­ское за­се­да­ние го­во­рить преж­де­вре­мен­но, по­ла­га­ет Иса­ков, по­ка идет об­суж­де­ние па­ра­мет­ров, а за­пуск ма­нев­ра в 2019 г. мо­жет по­вли­ять на ожи­да­ния 2018 г.-

/ АЛЕКСАНДРА АСТАХОВА / ВЕ­ДО­МО­СТИ

ЦБ сле­дит за ожи­да­ни­я­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.