Тай­ное или яв­ное

Vedomosti - - КОММЕНТАРИИ - *Дмит­рий Кон­стан­ти­нов

По­след­нее рас­сле­до­ва­ние Алек­сея На­валь­но­го и Фон­да борь­бы с кор­руп­ци­ей (ФБК) вы­яви­ло весь­ма ин­те­рес­ные схе­мы вла­де­ния ак­ти­ва­ми. Од­на­ко ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к со­кры­тию фак­ти­че­ско­го вла­дель­ца они не име­ют. Ко­гда ре­аль­ный бе­не­фи­ци­ар дей­стви­тель­но хо­чет остать­ся неиз­вест­ным, он по-дру­го­му от­но­сит­ся к вы­бо­ру до­ве­рен­ных лиц и оформ­ле­нию иму­ще­ства.

На­при­мер, усадь­ба Ми­лов­ка на Пле­се при­над­ле­жа­ла фон­ду ре­ги­о­наль­ных неком­мер­че­ских про­ек­тов «Дар» и бы­ла им без­воз­мезд­но пе­ре­да­на фон­ду со­хра­не­ния куль­тур­но-ис­то­ри­че­ско­го на­сле­дия «Гра­ди­сла­ва», а ре­зи­ден­ция в Зна­мен­ском бы­ла по­лу­че­на в дар от фи­зи­че­ско­го ли­ца. Но пе­ре­да­ча иму­ще­ства на ос­но­ва­нии без­воз­мезд­ных сде­лок яв­ля­ет­ся до­воль­но неудач­ным ме­то­дом со­кры­тия иму­ще­ства.

Во-пер­вых, по­доб­ные сдел­ки все­гда вы­зы­ва­ют со­мне­ния в том, что они на­прав­ле­ны на сме­ну ре­аль­но­го соб­ствен­ни­ка. На­при­мер, без­воз­мезд­ные сдел­ки, ко­то­рые ком­мер­че­ская ор­га­ни­за­ция за­клю­ча­ет в пред­две­рии банк­рот­ства, го­во­рят о вы­во­де ак­ти­вов. До­го­во­ры да­ре­ния меж­ду фи­зи­че­ски­ми ли­ца­ми ча­сто за­клю­ча­ют­ся для то­го, что­бы пред­мет да­ре­ния нель­зя бы­ло взыс­кать в слу­чае дол­гов. Боль­шая часть су­деб­ной прак­ти­ки по та­ким во­про­сам свя­за­на имен­но с воз­мож­ны­ми пре­тен­зи­я­ми кре­ди­то­ров. Ес­ли ре­аль­ный бе­не­фи­ци­ар скры­ва­ет­ся по дру­гим, не свя­зан­ным с кре­ди­та­ми, при­чи­нам, то схе­мы оста­ют­ся точ­но та­ки­ми же – они про­сто ре­же до­хо­дят до су­дов из­за от­сут­ствия кон­флик­та меж­ду сто­ро­на­ми.

Еще один пред­по­ла­га­е­мый про­кол: ис­поль­зо­ва­ние фон­дов и ком­па­ний, учре­жден­ных людь­ми, свя­зан­ны­ми с ре­аль­ным бе­не­фи­ци­а­ром. Име­на ру­ко­во­ди­те­лей и учре­ди­те­лей неком­мер­че­ских фон­дов все­гда из­вест­ны – ин­фор­ма­цию о них пуб­ли­ку­ет ФНС. И ес­ли ре­аль­ный бе­не­фи­ци­ар свя­зан с кем-то из этих лю­дей, его связь с фон­дом та­к­же мо­жет быть лег­ко уста­нов­ле­на.

Тре­тья стран­ность укры­ва­тель­ских схем свя­за­на с кре­ди­та­ми аф­фи­ли­ро­ван­ных бан­ков. По дан­ным ФБК, фонд при­об­рел ряд ак­ти­вов в ин­те­ре­сах ко­неч­но­го бе­не­фи­ци­а­ра на невоз­врат­ные кре­дит­ные сред­ства. Эта схе­ма не­ред­ко ис­поль­зу­ет­ся как спо­соб при­сво­е­ния де­неж­ных средств бан­ка. Но та­кие хи­ще­ния лег­ко вы­яв­ля­ют­ся ли­бо управ­ля­ю­щи­ми и соб­ствен­ни­ка­ми бан­ка, ли­бо ре­гу­ля­то­ром.

В слу­чае невоз­вра­та кре­ди­та банк обя­зан сфор­ми­ро­вать ре­зерв на воз­мож­ные по­те­ри в раз­ме­ре до 100% от раз­ме­ра вы­дан­ных средств. По­это­му в слу­ча­ях, ко­гда банк и за­ем­щик при вы­да­че фик­тив­но­го кре­ди­та дей­ству­ют со­гла­со­ван­но, как пра­ви­ло, оформ­ля­ет­ся и фик­тив­ный воз­врат кре­ди­та (в том чис­ле пу­тем уступ­ки пра­ва тре­бо­ва­ния к за­ем­щи­ку тре­тье­му ли­цу и фик­тив­ной опла­ты уже до­го­во­ра цес­сии). Но это, ра­зу­ме­ет­ся, не пред­по­ла­га­ет ре­аль­но­го воз­вра­та кре­ди­та, и банк в лю­бом слу­чае рис­ку­ет по­тен­ци­аль­ным на­чис­ле­ни­ем ре­зер­вов в бу­ду­щем. В слу­чае вы­да­чи круп­ных невоз­врат­ных зай­мов это мо­жет при­ве­сти да­же к от­зы­ву ли­цен­зии – ра­зу­ме­ет­ся, ес­ли оста­вить за скоб­ка­ми ад­ми­ни­стра­тив­ные воз­мож­но­сти пред­по­ла­га­е­мо­го бе­не­фи­ци­а­ра, бла­го­да­ря ко­то­рым ЦБ мо­жет на мно­гое за­крыть гла­за.

Пе­ре­да­вая ак­ти­вы от фон­да к фон­ду, по­лу­чая зе­мель­ные участ­ки в дар и оформ­ляя соб­ствен­ность на од­них и тех же лю­дей, ав­то­ры схем ско­рее по­ка­зы­ва­ют связь ме­недж­мен­та с ги­по­те­ти­че­ским бе­не­фи­ци­а­ром, а не скры­ва­ют ее. Они мог­ли бы, на­при­мер, по­де­лить зе­мель­ный уча­сток на Руб­лев­ке на ча­сти и про­дать его не­сколь­ко раз но­ми­наль­ным фи­зи­че­ским или юри­ди­че­ским ли­цам, то­гда вза­и­мо­связь преж­них и но­вых соб­ствен­ни­ков при­шлось бы до­ка­зы­вать че­рез но­ми­наль­ных вла­дель­цев-фи­зи­ков, и сде­лать это смог­ли бы толь­ко пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны.

Ав­то­ры схем та­к­же ре­ги­стри­ро­ва­ли бла­го­тво­ри­тель­ные фон­ды, а не рос­сий­ские или ино­стран­ные АО, в ко­то­рых учет ак­ци­о­не­ров ве­дут неза­ви­си­мые дер­жа­те­ли ре­ест­ра, не обя­зан­ные пуб­ли­ко­вать ин­фор­ма­цию. И са­мое глав­ное – все­ми но­ми­наль­ны­ми юри­ди­че­ски­ми ли­ца­ми в дан­ной ис­то­рии ру­ко­во­ди­ли и ру­ко­во­дят од­ни и те же лю­ди, связь ко­то­рых с бе­не­фи­ци­а­ром лег­ко уста­но­вить по пуб­лич­ным ис­точ­ни­кам.

Ско­рее все­го, ФБК на­шел то, что ни­кто и не пы­тал­ся пря­тать. Воз­мож­но, по­то­му, что еди­но­го скры­то­го вла­дель­ца у опи­сан­но­го иму­ще­ства не су­ще­ству­ет. Или, на­про­тив, для ги­по­те­ти­че­ско­го бе­не­фи­ци­а­ра най­ден­ные ак­ти­вы не яв­ля­ют­ся та­ки­ми уж круп­ны­ми, а об­ще­ствен­ное мнение – до­ста­точ­но зна­чи­мым.

С вы­со­кой до­лей ве­ро­ят­но­сти мож­но ска­зать, что опи­сан­ная струк­ту­ра соб­ствен­но­сти бы­ла вы­бра­на как оп­ти­маль­ная для вла­де­ния круп­ны­ми объ­ек­та­ми недви­жи­мо­сти, не при­но­ся­щи­ми до­хо­да и тре­бу­ю­щи­ми по­сто­ян­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния или пе­ри­о­ди­че­ско­го пе­ре­оформ­ле­ния но­ми­наль­но­го соб­ствен­ни­ка. Во-пер­вых, неком­мер­че­ская ор­га­ни­за­ция мо­жет при­ни­мать иму­ще­ство по без­воз­мезд­ным сдел­кам. Во­вто­рых, фонд соз­да­ет­ся не для по­лу­че­ния при­бы­ли, по­это­му на­ли­чие у него бес­при­быль­но­го ак­ти­ва не вы­зы­ва­ет ни­ка­ких во­про­сов у на­ло­го­вых ор­га­нов. В-тре­тьих, в прак­ти­ке вла­де­ния до­ро­гой недви­жи­мо­стью при­ня­то со­зда­вать ви­ди­мость сме­ны ре­аль­но­го соб­ствен­ни­ка объ­ек­тов. Сна­ча­ла пе­ре­оформ­ле­ние тре­бу­ет­ся для то­го, что­бы «по­ве­сить» ак­тив на но­ми­наль­но­го соб­ствен­ни­ка, по­том необ­хо­ди­мость в смене вла­дель­ца воз­ни­ка­ет вся­кий раз, ко­гда у но­ми­на­ла на­кап­ли­ва­ют­ся ка­кие-ли­бо пробле­мы – ре­пу­та­ци­он­ные, на­ло­го­вые и т. д. Тут как раз опи­сан­ная ФБК струк­ту­ра соб­ствен­но­сти ока­зы­ва­ет­ся как нель­зя кста­ти, по­сколь­ку на фон­ды не рас­про­стра­ня­ют­ся огра­ни­че­ния, су­ще­ству­ю­щие для ком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ций. На­при­мер, для них не су­ще­ству­ет за­пре­та да­ре­ния, что поз­во­ля­ет при необ­хо­ди­мо­сти лег­ко и без за­трат ме­нять но­ми­наль­но­го соб­ствен­ни­ка ак­ти­ва. Или на за­кон­ных ос­но­ва­ни­ях по­лу­чать от юри­ди­че­ских или фи­зи­че­ских лиц иму­ще­ство в дар.-

Воз­мож­но, для ги­по­те­ти­че­ско­го бе­не­фи­ци­а­ра най­ден­ные ак­ти­вы не яв­ля­ют­ся та­ки­ми уж круп­ны­ми, а об­ще­ствен­ное мнение – до­ста­точ­но зна­чи­мым

* АВ­ТОР – ЮРИСТ МОС­КОВ­СКО­ГО ОФИ­СА ЮРФИРМЫ «ИЛЬЯ­ШЕВ И ПАРТНЕРЫ»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.