Си­рия ис­пор­ти­ла ре­пу­та­цию LafargeHolcim

Vedomosti - - Индустрия & энергоресурсы - Ральф Эт­кинс Эри­ка Со­ло­мон Май­кл Ст­от­хард ПЕ­РЕ­ВЕЛ МИ­ХА­ИЛ ОВЕРЧЕНКО

Па­риж­ские про­ку­ро­ры по­сле жа­ло­бы ми­ни­стер­ства фи­нан­сов Фран­ции на­ча­ли пред­ва­ри­тель­ное рас­сле­до­ва­ние воз­мож­ных фи­нан­со­вых опе­ра­ций меж­ду Lafarge и си­рий­ски­ми груп­пи­ров­ка­ми бо­е­ви­ков, на­хо­дя­щих­ся под за­пад­ны­ми санк­ци­я­ми. Пра­во­за­щит­ная ор­га­ни­за­ция Sherpa по­да­ла про­тив ком­па­нии иск во Фран­ции, об­ви­нив ее в «де­ло­вых свя­зях» с «Ис­лам­ским го­су­дар­ством» (ИГ, за­пре­ще­но в Рос­сии) и воз­мож­ном фи­нан­си­ро­ва­нии тер­ро­ри­сти­че­ской груп­пи­ров­ки. Пра­во­за­щит­ни­ки так­же счи­та­ют, что ком­па­ния мог­ла ста­вить свои фи­нан­со­вые ин­те­ре­сы вы­ше ин­те­ре­сов со­труд­ни­ков за­во­да в г. Джа­ла­бия на се­ве­ро-во­сто­ке Си­рии, ко­то­рым гро­зи­ли рис­ки быть по­хи­щен­ны­ми.

В на­ча­ле мар­та швей­цар­скофран­цуз­ская LafargeHolcim при­зна­ла, что в 2013 г., ко­гда в Си­рии ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись бо­е­вые дей­ствия, бы­ли при­ня­ты «непри­ем­ле­мые» ме­ры для про­дол­же­ния ра­бо­ты за­во­да в Джа­ла­бии. Внут­рен­нее рас­сле­до­ва­ние вы­яви­ло, что «мест­ная ком­па­ния предо­став­ля­ла сред­ства тре­тьим сто­ро­нам, что­бы они до­го­ва­ри­ва­лись с ря­дом во­ору­жен­ных груп­пи­ро­вок, вклю­чая на­хо­дя­щи­е­ся под санк­ци­я­ми, с це­лью обес­пе­чить про­дол­же­ние ра­бо­ты [за­во­да]». За­вод Lafarge был за­крыт в сен­тяб­ре 2014 г. В 2015 г. ком­па­ния объ­еди­ни­лась со швей­цар­ской Holcim (раз­мер сдел­ки со­ста­вил 41 млрд ев­ро). LafargeHolcim со­об­щи­ла Financial Times, что в бли­жай­шие неде­ли пред­ста­вит от­чет, под­го­тов­лен­ный по ре­зуль­та­там рас­сле­до­ва­ния, ко­то­рое про­ве­ли юри­ди­че­ские фир­мы Baker McKenzie и Darrois Villey.

По сло­вам Яко­ба Вер­несса, ра­бо­тав­ше­го риск-ме­не­дже­ром на си­рий­ском за­во­де Lafarge до ок­тяб­ря 2013 г., ком­па­ния за­пла­ти­ла 220 000 ев­ро груп­пи­ров­кам так на­зы­ва­е­мой Сво­бод­ной си­рий­ской ар­мии (оп­по­зи­ци­он­ной ре­жи­му пре­зи­ден­та Ба­ша­ра Аса­да) за осво­бож­де­ние де­вя­ти со­труд­ни­ков, по­хи­щен­ных в 2012 г. Вер­несс счи­та­ет, что за­вод на­до бы­ло за­крыть в се­ре­дине 2013 г. Хо­тя опас­ность на­рас­та­ла, биз­нес шел хо­ро­шо. «Все счи­та­ли за­вод Lafarge круп­ной дой­ной ко­ро­вой. Спрос на це­мент в то вре­мя был боль­шой, и на нем мож­но бы­ло де­лать день­ги», – го­во­рит пред­ста­ви­тель си­рий­ской оп­по­зи­ции в этом рай­оне.

К сен­тяб­рю 2014 г. на за­во­де оста­ва­лось ме­нее 30 со­труд­ни­ков. Lafarge под­го­то­ви­ла план их эва­ку­а­ции и за­яви­ла, что все они по­ки­ну­ли ре­ги­он. Но Ма­ри-Лор Гю­исл­эн, юрист Sherpa, утвер­жда­ет, что ра­бот­ни­кам при­шлось вы­би­рать­ся са­мим.

Без­опас­ность со­труд­ни­ков бы­ла «глав­ным при­о­ри­те­том груп­пы», под­чер­ки­ва­ет­ся в за­яв­ле­нии LafargeHolcim.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.